«Я не чёрный лесоруб»

Вторник,13.04.2021  11:36
Рубрики: Город, Новости для главной, Общество

Просмотров:[post_view]
Комментарии к записи «Я не чёрный лесоруб» отключены
Автор:
Юлия Кравцова

За незаконную рубку леса с Анатолия Мамаева взыскивают более 9,5 миллионов

По 260 статье УК бывший главный инженер УГХ Ана­толий Мамаев был осужден еще в июле прошлого года. Тогда он получил год условно за то, что дал разрешение на рубку леса для расширения кладбища на Именновском. А в феврале этого года по иску Министерства природных ресурсов суд решил взыскать с Мамаева причиненный им ущерб —9 миллионов 534 тысячи рублей. И плюс к это­му — более 55 тысяч рублей госпошлины.

В 2018 году к Анатолию Мама­еву обратились представите­ли мусульманской общины с просьбой расширить террито­рию под захоронения на Именнов­ском кладбище. Мамаев просьбу вы­полнил, но сам попал под уголовку и на большие деньги. Суд признал, что материальной выгоды от своего ре­шения на рубку леса он не получил, но нанес ущерб лесничеству.

«Министерство природных ресур­сов и экологии Свердловской обла­сти обратилось с иском к Мамаеву А.А. о взыскании ущерба в сумме 9 534 600 руб., мотивируя тем, что 6 мая 2019г. установлена незаконная рубка лесных насаждений без разре­шительных документов на лесном участке кв. 96 выдел 4 Качканарского участкового лесничества Верхотур­ского лесничества на площади 1,03 га в количестве 477 деревьев пород со­сна, ель, береза, осина с общим объе­мом древесины 354 куб.м., а именно 331 дерево породы сосна различных диаметров (объемом 320 куб.м.), 12 деревьев породы ель различных диа­метров (объемом 2 куб.м), 97 деревь­ев породы береза различных диаме­тров ( объемом 21 куб.м), 37 деревьев породы осина различных диаметров (объемом 11 куб.м), о чем составлен акт о лесонарушении от 6.05.2019 года», — сказано в решении судьи Татьяны Кукорцевой.

Согласно документу, еще один факт незаконной рубки был оформлен 12 декабря 2019 года, хотя, по материалам следствия, рубка велась еще с 2018 года. Приговором Качканарского го­родского суда от 2 июля 2020 года в отношении Анатолия Мамаева был вынесен обвинительный приговор по ч. 3 ст. 260 УК РФ.

15 февраля на суде по возмеще­нию многомиллионного ущерба Анатолий Мамаев пояснил, что считает иск не подлежащим удовлет­ворению, поскольку спорный лесной участок на момент его освоения на­ходился в пределах границ город­ских лесов. Он, работая главным ин­женером МБУ «УГХ», на основании многочисленных заявок жителей принял решение о доосвоении под расширение территории кладбища недоосвоенного спорного участка. О том, что данный лесной участок находился в федеральной собствен­ности, сведений не было. По версии Анатолия Мамаева, ущерб составил 46 000 рублей, а ему необоснованно вменено 9 534 600 рублей.

Суд посчитал, что Мамаев дей­ствовал, «желая извлечь выго­ду неимущественного харак­тера, действуя из побуждений карьеризма и с целью поднятия ав­торитета занимаемой им должности, действуя без соблюдения установ­ленного порядка и своих должност­ных обязанностей и в нарушение должностной инструкции, умыш­ленно не поставил в известность как собственника земельного участка под муниципальным кладбищем п. Именновский, так и Качканарское участковое лесничество государ­ственного учреждения «Верхотур­ское лесничество», на территории которого предполагалось расшире­ние территории муниципального кладбища, без разрешительных до­кументов, путем использования сво­его служебного положения, самосто­ятельно принял не входящее в круг его должностных обязанностей ре­шение на рубку и заготовку лесных насаждений, произраставших за гра­ницами существующего кладбища п. Именновский».

Также в судебном документе отмечается, что доводы от­ветчика о том, что спорный участок на момент принятия им решения на рубку и заготовку лесных насаждений находился в гра­ницах городских лесов Качканарско­го городского округа, опровергается материалами уголовного дела.

Как установил суд, Анатолий Ма­маев должен был знать в силу своих должностных обязанностей и ин­струкции порядок выделения новых мест погребения и отвода земель­ного участка под рубку лесных на­саждений и что создание новых мест погребения возможно при наличии положительного заключения эколо­гической и санитарно-гигиениче­ской экспертизы, а предоставление земельного участка для этих целей осуществляется органами местного самоуправления в соответствии с земельным законодательством.

В итоге судья Татьяна Кукоре­цева приняла решение: тре­бование Министерства при­родных ресурсов и экологии удовлетворить и взыскать с Мамаева Анатолия Аркадьевича в возмеще­ние ущерба 9 534 600 руб. и государ­ственную пошлину 55 873 руб., всего 9 590 473 руб. в доход местного бюд­жета.

Анатолий Мамаев сообщил «НК», что обжаловал оба решения суда, но ситуация прояснится только в мае. Вышестоящие инстанции решения по делу Мамаева пока не вынесли. Повторно комментировать свое не­простое положение Анатолий Ар­кадьевич отказался, поскольку ранее информация была опубликована в качканарских СМИ.

— Я старый пенсионер, мне в сле­дующем году будет 75 лет. Тогда по заявлению мусульманской общины мы посмотрели, и я принял реше­ние, что есть возможность по вы­деленному участку кладбища про­извести им расширение на 21 метр. (…) А лесфонд в лице Везденева, представителя Министерства при­родных ресурсов и экологии, по ка­кой-то причине посчитал этот уча­сток своим, — прокомментировал газете «Качканарский четверг» Ана­толий Мамаев. — Я и так уже почти два года ни живой, ни мертвый, а тут еще влупили 9 миллионов 600 тысяч рублей. (…) Я собираюсь отменить уголовный приговор по 260-й статье, что я не черный лесоруб. А то ребя­та пол-Сибири выпилили — у них ущерб 35 миллионов, а я вырубил ку­риный клочок, а мне почти 10 лямов присудили.

— Почему ответственность понес­ли вы, а не руководитель бюджетно­го учреждения? — поинтересовались мы у Анатолия Мамаева.

— А я тоже руководитель был, — возразил он. — Я производственник, принимал решения и тоже несу от­ветственность.

Возникает еще один вопрос по этому странному делу: кто реали­зовал вырубленный лес, получил за него прибыль и в каком размере?

Поделиться:

Метки: ,