Чеченский долг

Пятница,23.12.2016  16:22
Рубрики: Новости, Общество
Просмотров: (1968)
Юлия Кравцова

 245 боевых дней

Алексея Сергеева призва­ли в армию в июне 1999 года, когда ему было лишь 18 лет. И спустя несколько месяцев службы, в январе 2000 года, его, 19-летнего мальчишку, отправили выполнять бое­вые задачи на территории Чеченской Республики.

Как раз в то время там полным ходом шли контр­террористические опера­ции. Жили бойцы в палат­ках, взвод Алексея часто отправляли в горы, на высо­ту. В итоге в боевых действи­ях качканарец участвовал 245 дней, то есть 8 месяцев.

Дмитрий Порываев и Алексей Пухов пытаются восстановить ход событий 16-летней давности

По странному стечению об­стоятельств домой Алексея Сергеева отпустили раньше срока – он почти 9 месяцев не дослужил до двух лет. Перед отправкой на родину качканарскому дембелю вы­дали боевые за 3,5 месяца – 87 с лишним тысяч рублей. По тем временам это были огромные деньги, для срав­нения: средняя зарплата по Свердловской области в 2000 году составляла 2300 рублей. Оставшуюся сумму за 4,5 месяца (получается порядка 100 тысяч рублей) ему обе­щали перечислить позже. Но этих денег Алексей так и не получил. Кроме того, не по­лучил он и удостоверения ветерана боевых действий, которое давало право на по­лучение разных льгот, а так­же пенсии с 2005 года.

Ситуацию усугублял тот факт, что через год после демобилизации Алексей по­терял свой военный билет, к тому же теперь у него другая фамилия. Теперь он не Серге­ев, а Пухов: мужчина взял фа­милию жены. Военный билет он восстановил, в нем есть все данные о службе, а также печать, в которой указано, что он принимал участие в боевых действиях в течение 245 дней. Качканарец пытал­ся самостоятельно восстано­вить свои права, в течение нескольких лет отправлял многочисленные запросы, писал заявления в Министер­ство обороны, депутатам, в военный комиссариат Сверд­ловской области, в военные части Северокавказского военного округа, даже в ад­министрацию президента и уполномоченному по правам человека. Но всё тщетно.

Получается, я вообще не служил?

– Я служил в Чечне восемь месяцев, мне заплатили за 3,5 месяца и должны были заплатить еще за 4,5 месяца. Отправили домой, обещали, что деньги мне переведут. Я уехал, ждал какое-то время – оплаты не было, – расска­зывает Алексей Пухов. – Так получилось, что вскоре после демобилизации я по­терял военный билет, схо­дил в военкомат, восстано­вил его, мне там поставили печать, что я участник бо­евых действий. В 2005 году должна была начисляться пенсия участникам боевых действий, я пришел в воен­комат, мне говорят, что эта печать недействительна. Начали делать запросы по инстанциям, выяснилось, что части, в которой я слу­жил, теперь не существует. Все друг на друга перекиды­вают.

Я сделал запрос через во­енкомат о сослуживце Иг­натенко, он из Челябинска, мы с ним в одном взводе служили. Пришел ответ, что он участвовал в боевых дей­ствиях в Чечне в течение 254 дней. У меня 245 дней. Его часть подтверждает, что он воевал, а моя часть не под­тверждает, что я воевал. Мы с ним в одно время поступи­ли на службу, были в одном взводе. На каком основании мне тогда выдали боевых 87 тысяч рублей? На каком основании меня отпустили со службы домой раньше на 9 месяцев? Вместе с Игна­тенко мы служили в одном батальоне, просто его рас­формировали, он остался во втором батальоне, меня пе­ревели в первый.

Выходит, что ему под­твердили статус участни­ка Чеченской войны, и он получает пенсию, а я нет. Я пытался найти своего сослу­живца, но пока не получает­ся. Если бы его найти, я бы мог пойти в суд, и он бы всё подтвердил, выступил бы в качестве свидетеля. А те­перь я не знаю, что делать. Пенсия должна выплачи­ваться с 2005 года, а сейчас уже 2016 год закончился. Я считаю, просто замылили деньги, не я первый, не я последний. Получается, что я вообще не служил?

В списках не значится

Прошло много времени, но надежда на восстановле­ние справедливости у Алек­сея еще теплится. Хотя со стороны чиновников от обо­роны можно придумать всё, что угодно: и состряпать любые документы, и якобы печать недействительна, и в списках не значится, и часть не существует, и прочее – лишь бы не выплачивать деньги.

Чтобы помочь Алексею Пухову, мы обратились к заместителю председателя качканарской обществен­ной организации «Союз ве­теранов Афганистана» Дми­трию Порываеву, который уже неоднократно помогал бывшим военным восста­навливать свои права.

Первый вопрос, который возник у Дмитрия Павлови­ча, – оформлено ли у Алек­сея удостоверение ветерана боевых действий.

– У меня его нет, – отве­тил Пухов. – Нужно было де­лать документ в областном военкомате, там сказали, что нет данных. Делали за­просы в часть, в архив Се­верокавказского военного округа. Там отвечают, мол, что в списках не значится.

Однако из военного ко­миссариата Свердловской области пришел ответ, что Сергеев А.А. (ныне Пухов) проходил военную службу в военной части №29483 в период с 13.01 по 13.09. 2000 года, в течение 245 дней фактически участвовал в боевых действиях. Однако необходимых документов для выдачи удостоверения ветерана боевых действий на его имя из военного ко­миссариата Качканара не поступало.

Кому-то срочно нужны были деньги

– С кем связывался из ребят-сослуживцев? – про­должает выяснять обстоя­тельства Дмитрий Поры­ваев, параллельно изучая документы Алексея.

– По одному человеку запрос делал, но найти его не удалось.

– Командиров своих помнишь?

– Командира взвода сра­зу убили…Мне заплатили за три с половиной месяца, деньги по тем временам были большие, чтобы ко мне никто не прикопался, местные проводили меня до аэропорта, я полетел в Москву.

– Какие были выданы документы, подтверждаю­щие получение денег?

– Никакие, я в финот­деле расписался, военный билет на руки получил – и домой.

– Получается, тебе недо­платили порядка 100 тысяч рублей. И никаких под­тверждающих документов у тебя нет. Кто же тебе тогда будет выплачивать такие деньги, они лучше их себе в карман положат и за тебя распишутся! Вот поэтому у тебя нет ни льгот, ни денег. Тебя отправили домой и, скорее всего, вычеркнули твои данные из списков.

– На каком основании меня раньше на 9 месяцев домой отпустили, я отслу­жил год и три месяца.

– Я не знаю, что за осно­вания: больной ты был или раненый или что-то еще?

– Ничего такого не было, ни ранения, ни контузии, ни заболеваний.

– Тут, вероятно, имеют место махинации, – предпо­лагает Дмитрий Порываев. – Его отправили домой, за него получили оставшуюся сумму за 4,5 месяца, распи­сались, а чтобы убрать кон­цы в воду, его исключают из списков, что он участвовал в военных действиях. Это слу­чай не единичный, когда ре­бят кидают на деньги.

Какой выход? Нужно ис­кать свидетелей, должны быть нотариально заверен­ные свидетельства. Надо сде­лать запрос о прохождении военной службы весь путь от начала и до конца: где слу­жил, в какой местности, в ка­кой части и так далее. Самое печальное, что свой первый военный билет он потерял. И меня смущает, что человек не дослужил, это нонсенс ка­кой-то. Здесь явно что-то не то, кому-то, видимо, срочно нужны были деньги.

«Будем поэтапно восстанавливать права»

Дмитрий Порываев от­мечает, что 8 месяцев уча­стия в боевых действиях – это очень много. Он от­слеживает информацию по ветеранам Чечни, у них в среднем командировки длились 3-4 месяца, до по­лугода максимум, военные заходили на территорию, выполняли боевую задачу и уходили. Особенность че­ченской кампании в том, что под какую-то конкрет­ную операцию формирова­лась войсковая часть, туда направлялись бойцы, они выполняли задание, а потом эта часть расформировыва­лась и всех отправляли об­ратно по местам.

– Надо пробовать поэтап­но восстанавливать права. Ему было 19 лет, понятно, что он тогда не думал о до­кументах? Лишь бы не уби­ли. Если бы хоть какая-ни­будь справка была, что ему столько-то выплатили и еще какую сумму остались должны. Я знаю такие слу­чаи, в Чечне такая порочная система была распростране­на. Это подлость, не знаю, как по-другому назвать. Думаю, запрос надо отправ­лять в военный комиссариат Свердловской области, они тоже будут делать запро­сы по месту службы. Что­бы собрать необходимые документы, потребуется минимум полгода, парал­лельно нужно искать свиде­телей-сослуживцев, потом подавать иск в суд. Факт его увольнения за 9 месяцев до конца службы тоже должен быть обоснован.

P.S. Дмитрий Порываев направил Алексея Пухова к ветера­ну афганской войны Эдуарду Зотину, который будет дальше ку­рировать это дело и поможет сделать запросы. На данном этапе идут активные поиски сослуживцев Алексея.

Судя по всему, никаких законных оснований демобилизовать Алексея досрочно не было, он и сам это подтверждает. Значит, тут может иметь место мошенничество, когда человека отпусти­ли, а оставшиеся боевые получили за него, ведь если бы он дослу­жил до конца, деньги пришлось бы выплатить и всё оформить, как положено. Доказать всё это без свидетелей будет затрудни­тельно.

Подобных случаев в России действительно много, когда сол­дат, воевавших в горячих точках, кидали на деньги, а впослед­ствии они теряли и положенные по закону льготы. Например, Эдуард Зотин, участник Афганской войны, восстанавливал свои права на ветеранство более 20 лет.

Наши ребята идут служить, чтобы отдать долг Родине, а некоторые 18-летними сразу по­падают на войну. Однако Родина не торопится вернуть долг своим солдатам.

Поделиться:

Метки: , ,

Посчитайте: