Уральский самородок

Четверг,28.11.2019  13:06
Василий Верхотуров

100-летний юбилей со дня рождения Степана Ивановича Питателева отметили в Валериановске

 Свой среди своих

— Изначально задумано было это мероприятие как действительно День рожде­ния, празднование и че­ствование юбиляра Степана Ивановича, — говорила во вступительном слове Ната­лья Иванова, руководитель хора «Родник». — Поэтому сюда приглашены родные и близкие нашего поэта, вете­рана, солиста нашего хора, неординарного человека.

В небольшом уютном по­мещении клуба ветеранов Валериановска, что близ Качканара, уже накры­ты столы, развешаны фо­тографии и поздравления. Дочери, внуки и правнуки юбиляра развернули и уста­новили большой портрет отца и деда. Создавалось впечатление присутствия самого именинника. Здесь все друг друга давно хорошо знают. Никакого официоза, все по-домашнему.

Вспоминали его нелегкую военную службу, которая за­тянулась почти на девять лет.

— Призван бы в ряды Красной Армии в 1938 году и домой вернулся только в 1947-м, — знакомил с бо­евым прошлым юбиляра председатель Совета вете­ранов Владимир Зыкин. — Отломал в войну до Заполя­рья и обратно — до Австрии. Был тяжело ранен, имеет боевые награды. И в работе Совета до последних дней принимал активное участие.

— Выходец из глухой дере­веньки, когда жили еще при лучине, наш земляк и колле­га по работе является настоя­щим уральским самородком, — продолжил Анатолий Ка­лугин, председатель Совета ветеранов КГОКа. — Простой электрослесарь Главного ка­рьера благодаря самообразо­ванию и изобретательному уму добился непререкаемого авторитета и уважения кол­лег. С его мнением считались инженеры и техники. Его ра­ционализаторские предло­жения внедрялись и прино­сили немалую пользу.

Жил, как песню пел

И все же главной темой, красной нитью, пронизыва­ющей все воспоминания о ветеране, было его творче­ство.

— Ты пришел в наше объ­единение «Лукоморье» в на­чале 70-х, — Галине Крас­нопевцевой, как первому редактору его стихов, пре­доставлено первое слово. — Помнишь, скромно так, за­стенчиво держался? В ходе разговора решился, достал из портфеля три исписанных тетради. Аккуратно подписа­но: том 1-й, 2-й, 3-й.

Видно, что к своему твор­честву человек относится серьезно и волнуется, вы­ставляя на посторонний суд свои душой выстраданные строки. С тех пор он являет­ся активным членом нашего творческого сообщества.

Прошло много лет, и вот в моих руках сборники сти­хов «Разговор по душам». Их четыре. И я рада и горда, что стихи отредактированы, систематизированы с непо­средственным моим участи­ем. «Я, как солдат, уйду в бес­смертье, оставлю след свой на Земле…», — читала Галина Петровна отрывок из сти­хотворения поэта. — И ведь правда, в твоих стихах вся твоя жизнь, неразрывно свя­занная с жизнью и истори­ей страны, Родины, которой ты был и остался верным до конца, — закончила она свое поздравление, обращаясь к портрету юбиляра.

И вторили ей супруги Ведерниковы, верные ста­рые друзья юбиляра, своей песней на стихи Степана Питателева «Помни нас»: «Я хочу, чтоб было завтра, чтоб остаться на века…»

Поют ветераны посёлка. Крайний справа — Степан Питателев

Как живой с живыми

Даже для постороннего зрителя, почти незнакомо­го с виновником события, явственно вставал в вообра­жении образ Степана Ива­новича. Раскрывался его ха­рактер, закаленный многими невзгодами и жизненными трудностями, но, вопреки всему, оставшегося добрым, отзывчивым, с открытой ра­нимой душой. Он был здесь, живой среди живых. Так и слышались, как будто в про­чтении автора, его шутливые стихи-поздравления колле­гам по творчеству и работе. Серьезные, глубоко фило­софские произведения о во­йне. По всем этим творениям можно легко проследить ста­новление самого автора как личности незаурядной.

— Он никогда не сидел без дела, — вспоминают его дочери, племянники. — Все время был чем-то занят. Что-то изобретал, чертил. В своем сарае постоянно ма­стерил какие-то нужные в хозяйстве приспособления.

Даже если вдруг умолкал, задумавшись, можно было быть уверенным, что в голо­ве его или звучит песня, или слагаются строки стихов.

— Фронтовики всегда были особой кастой в посел­ке, — добавляет Наталья Ива­нова, — всегда подтянуты, ответственны и в то же время просты в общении. Мы все поневоле старались соответ­ствовать, равнялись на них. Степан Иванович, и это под­черкивает его скромность, первые свои серьезные про­изведения показывал мне. Он никогда особо не афиширо­вал свое творчество, пока не был уверен, что это стояще и достойно публикации.

Без малого пяти месяцев не дожил до своего столе­тия поэт-ветеран. По сло­вам родных, очень хотел отметить юбилей, мечтал об этом, строил планы. Крепил­ся и терпел боль, боролся с недомоганиями. Судьба рас­порядилась по-другому.

И все же, все же не отпу­скает ощущение, что не ухо­дят такие люди. Превраща­ются ли в белых журавлей, живут ли в стихах своих и песнях, но остаются навсегда в памяти людей, в памяти и следующих поколений.

Степан Иванович Пита­телев жил, как песню пел, взахлеб и в полный голос. Воевал и работал, как сти­хотворение сочинял: само­забвенно, с полной отдачей и ответственностью за всё, что происходит вокруг него.

И след после себя оставил глубокий на Земле. И память светлую.

 

Поделиться:

Посчитайте: