Удивительная жизнь качканарца Василия Романчука

Понедельник,1.10.2018  10:52
Ирина Чистякова

30 сентября Качканарский горно-обогатительный комбинат отмечает 55-й день рождения. Ни один качканарец, особенно старшего поколения, не представляет жизнь города без комбината. Есть среди наших жителей и те, кто начал трудиться здесь, когда комбинат только строился, а на месте города был лишь лес. Именно с одним из таких представителей мы и побеседовали о том, с чего начинался комбинат и что интересного происходило в те годы, которые сейчас остались в памяти немногих.

Наш герой – Романчук Василий Антонович, бульдозерист КГОКа, стоял у самых истоков комбината. Родился в 1937 году в поселке Черный Яр под Новой Лялей. Перед войной вместе со своей семьей перебрался в поселок Борисовский, что в Нижнетуринском городском округе, а уже оттуда в 1947 году переехал в Валериановск. Василий Романчук самый старший из шести детей своих родителей. Закончил 10 классов в Валериановской школе. Позже во время работы проходил обучение на Челябинском тракторном заводе и Брянском тракторном заводе. Поступал в техникум в 1962 году, но совмещать учебу и работу не получилось. Зато трудовое дело спорилось. Теперь и сын, и внук продолжают дело своего отца. Общий трудовой стаж бульдозериста в семье Романчуков на четверых человек составляет 103 года.

Трудиться на комбинате Василий начал еще в 14 лет на летней подработке школьником. В те годы в здешних местах велась геологическая разведка.

– Работал я учеником электрика. Начальник буровых работ Степан Медведев платил мне зарплату 50 рублей в течение трех месяцев. Первую зарплату я потратил на велосипед «Прогресс», за которым ездил в Нижнюю Туру. Он тогда 56 рублей стоил. На вторую зарплату купил гармошку за 46 рублей, но играть так и не научился. А на третью зарплату купил парадный костюм геолога: брюки, ботинки красные. В этом и в школу ходил.

В 1952 году я закончил школу и начал полноценную работу. Тогда было 8 буровых вышек. Работали все здорово, в три смены. За каждой буровой была закреплена лошадь, на них все и перевозилось. Бригады разбирали станки на запчасти, чтобы можно было все погрузить для перевозки на лошадях, а мы, электрики, тянули кабель, поднимали его на метровую высоту и закрепляли запчасти между собой, так как не было тогда воздушных линий.

Еще я часто сопровождал девушек коллекторов на вышки, они ведь молодые были, боялись, да там еще медведь ходил. Чтобы его отпугивать, мне колотушку сделали, но, к счастью, зверя мы так ни разу и не встретили.

Когда у меня велосипед появился, если что-то срочное нужно было из деталей привезти, то посылали всегда меня. Ездить нужно было на склад в Валериановск. До велосипеда с работы бежать от косьинских бараков через шуваловскую брань до Западного карьера, а это километра четыре. Чтобы несколько раз не бегать, я деталей всегда с запасом брал, – рассказывает о своем первом трудовом опыте Василий Романчук.

В 1953 году геологическую разведку стали ликвидировать. Рабочие, а это около 150-200 человек, разъехались по всей стране. В это же время в Валериановск прибыла изыскательная партия. Начали разбивать площадь под новый город.

На строительстве железной дороги «Вагановка – Качканар». Ноябрь, 1956 год. Василий – третий справа

– Качканар хотели строить не на том месте, где он сейчас стоит, а в сторону поселка Ис. Комбинат должен был располагаться на месте сегодняшнего четвертого отвала. Я и там подрабатывать начал, на лошади то людей возил, то оборудование. Во время осмотра местности дошли до горы Луковой. Коровин, возглавляющий партию, попросил отвести его на эту гору. Он посмотрел на местность и сказал, что в сторону Иса ничего делать не надо, город нужно строить тут. После этого уехал в Свердловск. Через неделю вернулся, сказал, где будет комбинат, где шламы, а где город. Так и сделали. И в 1956 году изыскали, где будут объекты комбината: дробильная, обогащение, подстанции и все остальное.

Я в изыскательской партии копал шурфы под ТЭЦ на двадцать метров в глубину. В день была норма – 3 метра. Такую же работу выполняли под здание обогащения. Провел изыскательские работы по комбинату, и нас, сорок человек рабочих, уехало строить железную дорогу «Вагановка – Качканар» до мая 1957 года. Затем вернулись в Валериановск и устроились работать в «Спецстрой».

В октябре прямо с рабочего места забрали меня в армию, в Туркмению. После возвращения устроился в тяжелый парк бульдозеристом, там же у меня и отец работал. Началась перевозка с цеха погрузки до Главного карьера буровых станков, оборудования различного и экскаваторов разборных.

Первая контора тяжелого парка. Поселок Валериановск

Спустя полгода на зиму мне для работы дали корчеватель. До меня на нем парень молодой работал, он его утопил через три смены, а мне сказали ремонтировать его. Разобрали мы двигатель, делали все вручную месяца два. Мы его только заведем, а он минут пять поработает и глохнет. Всю работу заново начинали, но все-таки сделали.

Весной в Главном карьере пеньки корчевали. Мне надо было 120 пеньков за смену выкорчевать, а за месяц двадцать три смены отработать. Тогда бульдозеров еще штук 10 работало. Так я до пенсии на бульдозере и проработал 34 года из 46 трудовых, – делится воспоминаниями Василий Антонович.

Конечно, такой огромный опыт работы не мог не наградить нашего героя интересными случаями.

– В 1963 году работали мы на тракторах Т-140, чистили горизонт от пеньков. 9 июля, около 10 утра, диспетчер на машине подъезжает ко мне и еще двум напарникам и велит бросать все и срочно ехать в сторону ТЭЦ к первой эстакаде. Сказала, что нас там уже ждут.

Мы быстро приехали на место. Смотрим: стоят директор комбината Кандель, Эдуард Черный, Александр Носов – начальник водоснабжения, – и Борис Другов. На директоре фуражка белая, китель зеленый и синие галифе, как сейчас помню. Только мы к ним вышли, они пожали нам руки и говорят, что с сегодняшнего дня начинается прокрутка обогащения. Только вот ничего к этому еще не было готово. Шламы по аварийному руслу пустили, да и там уже метра четыре их набралось у первой эстакады. Вот и дали нам задание расчистить все это.

Мы эту горку разгребли, все вычистили там, не узнать место было. Один бульдозер там дежурил у этого выпуска, а два бульдозера разгребали пеньки.

За смену Кандель к нам раза три приезжал, пробовал сам за рычаги садиться. Самое интересное, что у него все получилось, как будто он не первый раз за рычагами работал. Нас тогда до утра оставили. Водитель директора ночью доставлял на машине нам еду из столовой ТЭЦ. Уехали мы с места только 10-го числа. Целые сутки потом отдыхали.

На демонстрации 1 мая 1996 года. Василий Антонович – третий справа

Так и началась работа бульдозеристов на шламах. Уже тогда знали, что предположительная высота шламов будет равняться высоте трубы ТЭЦ, а это примерно 125 метров!

В этом же году еще один забавный случай был с директором комбината. В августе сильные дожди шли. Плотина была еще не доделана, и через нее стала вода бежать. Нас туда срочно отправили. Приехали мы, а там директор бегает по плотинке и за голову держится, а вода метра два промыла. Мы, конечно, все это перекрыли. Директор потом подошел к нам и каждому по двадцать пять рублей из кошелька достал, но мы все отказались. Он еще по двадцать пять рублей достал, уже по пятьдесят предлагал, а это половина нашей зарплаты. Но мы и от этого отказались. Он потом нас долго благодарил, говорил, что мы спасли его, – неустанно рассказывает первостроитель.

К сожалению, в городе остается все меньше тех, кто так же, как Василий Романчук, помнит, как начинались город и комбинат. Теперь Качканарский ГОК – огромное предприятие, которое уже трудно представить в зародыше. И это наша общая история, которую необходимо знать каждому качканарцу.

Поделиться:

Посчитайте: