Трагедия одной семьи

Понедельник,22.02.2021  10:13
Юлия Гофлер

За время пандемии Николай Лабазов потерял и сына, и жену

Многие возлагали на 2020 год боль­шие надежды: ма­гия красивых чисел, люди привыкли ве­рить во что-то хо­рошее и надеяться на чудо. Но чуда, к сожалению, не про­изошло. Статистика смертности за про­шлый год — тому подтверждение. И теперь многим хочется вычеркнуть 2020-й и забыть его, как страшный сон. Коснулось это и большой дружной семьи Лабазовых, за несколько ме­сяцев они потеря­ли двух любимых людей.

С главой семьи Лабазо­вых, Николаем Леонидови­чем, мы встретились накану­не похорон его жены Раисы Ивановны. Мне, как чело­веку, теряющемуся в таких скорбных ситуациях, было сложно подобрать слова, но Николай старался держаться бодро.

Двое детей и восемь внуков

Николай Леонидович признаётся: ему есть, чем гордиться. Дети Саша и Лена выросли такими, о каких они с женой мечтали. Родили на радость бабушке с дедушкой 8 внуков.

— У нас и внуки замеча­тельные, мы так ими доволь­ны. В гости к нам любят при­ходить. Да и на улице, если встретят, обязательно обни­мут, поговорят. Добрые они у нас. Мы каждый праздник вместе собираемся, такая традиция. Всё благодаря Рае, — рассказывает о своей большой семье Николай.

В школе Саша учился, как все мальчишки, — про­должает Николай Леони­дович. — А ближе к концу школы ему сказали, что он не сможет окончить школу; вот в этот момент он проя­вил свой характер и окон­чил школу на «хорошо» и «отлично».

Александр Лабазов умер на 51-м году жизни

Александр Лабазов окон­чил училище по специаль­ности помощника машини­ста локомотива и пришёл работать в железнодорож­ный цех комбината. Рабо­тал помощником, затем ма­шинистом тепловоза, после машинистом-инструктором, а последние годы начальни­ком локомотивной службы цеха внешнего транспорта УГЖДТ.

Мы звонили ему до самой смерти

В октябре Александр при­болел, но, по словам отца, не придал этому особого значе­ния. А ковид уже делал своё дело.

— Когда стало хуже, Саша обратился в поликлинику, его сразу отправили в Ниж­ний Тагил, там обнаружили значительное поражение лёгких, положили в стацио­нар, где он провёл почти две недели, — вспоминает собы­тия тех дней Николай Лео­нидович и благодарит вра­чей и коллег сына из УГЖДТ. — Ребята с работы звони­ли, узнавали, какие нужны лекарства, любые достать обещали, но врачи ответи­ли, что всё есть. Хороший коллектив у него. Врач тоже хорошая попалась, сказала, что нам можно звонить каж­дый день, узнавать о само­чувствии сына. Мы до самой смерти звонили. Последний раз перед смертью ему по­звонила Рая, он сказал ей: «Мама, я говорить не могу, у меня всё горло болит». На следующее утро нам позво­нили и сказали, что Саша скончался.

У Александра осталась жена Татьяна и шестеро де­тей.

Александр с детьми

Николай Леонидович принёс в редакцию семей­ные фотографии и вырезку из старого выпуска газеты «Руда». Там Александр Ла­базов даёт интервью Мари­не Ревиной. Хочется при­вести слова Александра о новой тогда для него долж­ности начальника локомо­тивной службы цеха внеш­него транспорта УГЖДТ: «Очень ответственная ра­бота. Но в ней, наверное, плюсов больше, чем мину­сов, иначе давно бы сбежал обратно, на тепловоз. Самая тяжёлая часть работы на­чальника службы – работа с людьми. Во-первых, нужно организовать бригады на линию, чтобы тепловозы не простаивали и были в пол­ном комплекте. Чтобы люди были обеспечены рабочими местами, чтобы человек пришёл и зарабатывал свои деньги».

Помощь от КГОКа

Николай Леонидович рассказывает, что комбинат полностью взял на себя по­хороны Александра, выде­лили машину, привезли его в Качканар.

— Примерно год назад Саша, как обычно, проходил медицинскую комиссию в ГОКе. Там и обнаружили проблему с сердцем, на­правили его в кардиоцентр, где ему сказали, что нужно срочно делать операцию. Он боялся ехать, но мы его убедили. Сделали опера­цию. Он вышел на работу. Всё было хорошо. Конечно, он не успел ещё восстано­виться после операции, на это время надо. Организм ослабленный, а здесь этот коронавирус. Я выписку смотрел, там написано, что поражение лёгких было 100 процентов, — говорит Нико­лай.

— На днях жене Алек­сандра Татьяне позвони­ли сотрудники комбината, предлагают детям выбрать вуз, обещают оплатить учё­бу. Но только специальность должна быть такая, чтобы в дальнейшем они пришли работать в ГОК. Тане и самой предлагали работу на ком­бинате. Я тогда ей сказал: «Саша с того света тебе по­могает».

«Что же ты, голубушка, так поздно обратилась»

Есть такая поговорка: «Беда не приходит одна». Так получилось и у семьи Ла­базовых.

9 февраля умерла жена Николая Раиса Ивановна. Женщина восемь месяцев боролась с онкологией.

— Мы поздно обнаружили. У неё и раньше были пробле­мы с кишечником, стул раз в три дня. Я говорил: «Рая, иди в больницу, это ненормаль­но». Но потом отпускало, и она успокаивалась. А когда начались боли в боку, у меня получилось уговорить её сходить к врачу. Нас отпра­вили к онкологу в Нижний Тагил, а там сказали: «Что же ты, голубушка, так поздно обратилась». Поставили рак кишечника. Делали несколь­ко сеансов химиотерапии. Когда я отвозил её в Нижний Тагил, она весила 70 с лиш­ним килограммов, а домой я её привёз 53 килограмма. У неё упал гемоглобин, опе­рацию ей делать отказались, отправили домой гемогло­бин поднимать. Дома полу­чилось откормить её до 60 килограммов, — вспоминает Николай. — Я сейчас считаю, что всё от нашего незнания. Когда Рае совсем тяжело ста­ло, мы нашли литературу специальную, а до этого даже не думали ничего искать. А можно взять энциклопедию и прочитать: «Боль в левом боку может указывать на ра­ковые болезни». Но кто у нас обращает внимание на своё здоровье вовремя.

Последние две недели Рае было совсем плохо, уколы обезболивающие надо было ставить. Я сам ставил, нас в армии учили. Первый раз руки дрожали, конечно. Ду­маю, как заругает меня сей­час. А сама она бесподобно мне ставила уколы, я не чув­ствовал ничего. Сейчас неко­му мне уколы ставить…

В августе этого года Ни­колай и Раиса должны были отметить золотую свадьбу.

— Прожили жизнь… — вздыхает Николай Леони­дович. — И не встретили мы золотую свадьбу. Внуки так ждали. Говорили: «Бабушка, мы тебя качать будем».

Прыгнула в лодку на всю жизнь

Сама судьба свела Нико­лая и Раису вместе, ведь они жили совершенно в разных местах: он из Челябинской области, она родилась в Пермском крае. Казалось бы, как могут пересечься их жиз­ненные пути.

Раиса приехала поступать в Челябинскую область в ре­месленное училище, а Ни­колай должен был дежурить там на выборах. Как раньше было принято, после были танцы.

— Она несколько раз меня на танец приглашала. Вместе с ней была её сво­дная сестра, а она тоже глаз на меня положила. Мы все вместе пошли на берег. Я взял лодку у соседа, решил девчонок на лодке покатать. А моя Рая, не долго думая, первая прыгнула в лодку, ну и всё, прыгнула на всю жизнь, — смеётся Николай Леонидович. — А сестра за­крылась в туалете, ревёт. Позже она вышла замуж за моего друга.

В Качканар супруги Лаба­зовы переехали в 1974 году. Николай устроился в цех сетей и подстанций, затем перешёл на шихту. Раиса по­шла токарем на КЗРГО.

Невидимая связь

Говорят, что близкие люди чувствуют друг друга на рас­стоянии. Этому есть масса подтверждений и случаев из личного опыта людей.

— У нас в семье какая-то связь невидимая. Накануне смерти Раи внуки в гости пришли, всё с бабушкой си­дели. Лена, дочка, вместе с сыновьями из Екатеринбур­га днём приехала, с работы отпросилась, как будто её привёл кто-то. Вечером она с мамой в спальне сидела, а я мальчишек спать уклады­вал. Лена прибегает: «Идём скорей, там мама…». Рая на руках у Лены умерла…, — с грустью в голосе гово­рит мужчина. — Я сегодня утром зашёл на кухню, а плита грязная, подумал, ба­бушка бы была, обязательно бы сказала: «Почему пли­та грязная?» А теперь, кто меня поругает… Я ведь и курить бросил, и не пил со­всем только благодаря Рае. Она мне сказала как-то: «Дети и внуки берут пример с бабушек, дедушек и отца с матерью», я ей ответил тог­да: «Ивановна, я больше не курю и не пью». Она всегда говорила подругам своим: «Я живу, как у Христа за пазухой».

Поделиться:

Метки: ,

Посчитайте: