Суд решил, что в Качканаре в ДТП с коровой виноваты не участники аварии, а УГХ

Вторник,20.08.2019  17:22
Юлия Кравцова

В феврале этого года «НК» опубликовал материал под на­званием «С пен­сионера требуют более 400 тысяч рублей за ДТП с коровой».

Напомним, что ДТП прои­зошло в районе 14-х садов 31 августа 2018 года. Геннадий Серёгин переводил свою корову через дорогу. Имен­но в этот момент пенсионер заметил надвигающуюся на них машину «Форд». Муж­чина только успел выпустить повод и отскочить. Живот­ное осталось на дороге. От сильного удара иномарки корова отлетела на при­личное расстояние. После аварии корова была уже не жилец, иномарка получила серьезные повреждения.

В январе 2019 года Ген­надию Серёгину пришла повестка в суд от владельца «Форда» Александра Бо­лотова. В иске он требовал взыскать с Серёгина ущерб — более 400 тысяч рублей.

Общественный интерес

Виноватым в ДТП владе­лец Серегин себя не считал. Хотя сразу после аварии со­трудник ГИБДД выписал на него постановление об ад­министративном правона­рушении, где сказано, что 31 августа, в 19.10, в 14-х садах гражданин Серёгин Ген­надий Яковлевич, являясь погонщиком крупного ро­гатого скота, переводил его через дорогу в условиях не­достаточной видимости, чем нарушил требования 25.6 Правил дорожного движе­ния, то есть совершил адми­нистративное правонаруше­ние по ч.2 ст.12.29 КоАП РФ. Согласно этому документу, пенсионер признан вино­вным и ему назначен штраф в размере 800 рублей.

Судебное разбирательство по иску о возмещении убыт­ка продолжалось в течение нескольких месяцев. Пред­ставителем Геннадия Сере­гина в суде стала Виктория Невельская. К процессу в ка­честве третьего лица она по­просила привлечь Управле­ние городского хозяйства. Для этого была проведена дополнительная судебная автотехническая эксперти­за на месте происшествия. В итоге разбирательств статус УГХ из третьего лица был пе­реквалифицирован в ответ­чика. А ответчик Геннадий Серёгин, по заявлению вла­дельца «Форда», занял статус третьего лица.

После нашей первой пу­бликации об этом случае в редакцию «НК» неоднократ­но обращались читатели, заинтригованные этой исто­рией. Им хотелось узнать, чем же разрешилось дело о ДТП с коровой. И вот 25 июля Качканарский городской суд под председательством су­дьи Анны Козловой вынес решение.

На дороге были условия ограниченной видимости

В ходе заседания стороны представляли свои доводы.

Суду Александр Болотов пояснил, что до настояще­го времени транспортное средство не ремонтировал, полагая, что еще возникнет необходимость в его осмотре в связи с рассматриваемым делом.

В вину УГХ вменяется то, что учреждение не обе­спечило условия содержа­ния автодороги, на которой произошло ДТП, поскольку трава и древесно-кустар­никовая растительность на обочине превышала 15 см, что в свою очередь является недостатком в организации дорожного движения соглас­но п. 5.3.1 ГОСТ Р 50591-2017, поскольку созданы условия ограниченной видимости как для водителя транспорт­ного средства, так и погон­щика скота.

Представитель ответчика МУ «УГХ» Алексей Наполь­ских в судебном заседании исковые требования истца не признал, суду пояснил, что содержание дорожного полотна на участке доро­ги, где произошло ДТП, со­ответствует требованиям. Причиной ДТП является на­рушение обоими участника­ми правил дорожного дви­жения. Водитель Болотов А.В. нарушил п. 10.1 Пра­вил дорожного движения, а погонщик скота Серёгин, осуществляя прогон скота в неположенном месте, не убедился в безопасности перехода. УГХ не согласно с выводами экспертизы, по­скольку не понятно, каким образом эксперты сделали вывод о наличии травы и древесно-кустарниковой растительности в день ДТП, 31.08.2018, когда эксперти­за проводилась в мае 2019 года.

Представитель Генна­дия Серёгина Виктория Невельская также считает требования истца подлежа­щими удовлетворению. Она пояснила, что правил до­рожного движения Серёгин не нарушал, корову одну не отпускал, а переводил через проезжую часть, привязав за веревку, делает так всег­да, одну корову на выгул не отпускает. Выводы эксперта соответствуют заявленным истцом требованиям, перед экспертами были поставле­ны все возможные вопросы, которые ими разрешены, эксперты выезжали на место ДТП, которое участниками ДТП было помечено, име­лись фото с места ДТП, экс­пертами сделаны выводы, оснований не доверять кото­рым не имеется.

Как УГХ стало ответчиком

Выслушав доводы сторон, суд пришел к следующим выводам.

В результате ДТП автомо­биль истца получил повреж­дения и до настоящего вре­мени не отремонтирован, а корова, принадлежащая Се­рёгину, погибла.

В соответствии с п.1 ст. 1064 Гражданского ко­декса вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подле­жит возмещению в полном объеме лицом, причинив­шим вред.

С учетом проведенной по делу экспертизы, суд приходит к выводу, что ли­цом, причинившим вред истцу, является МУ «УГХ». В частности, не оспарива­лось, что в обслуживании и содержании указанной ор­ганизации является дорога, на которой произошло ука­занное ДТП.

В силу требований п. 5.3.1. ГОСТ Р 50597-2017 обочины и разделительные полосы не должны иметь дефектов, влияющих на без­опасность дорожного дви­жения, устранение которых осуществляют в сроки, при­веденные в таблице 5.4. Де­фектом обочины признана трава и древесно-кустарни­ковая растительность высо­той более 15 см, что в свою очередь является недостат­ком в организации дорож­ного движения, поскольку создаются условия ограни­ченной видимости. Данный дефект не позволяет обеспе­чить условия безопасности для участников дорожного движения.

Как установлено в судеб­ном заседании, МУ «УГХ» не заключено каких-либо дого­воров по содержанию обо­чины данной дороги в соот­ветствии с вышеуказанными требованиями.

В силу п.2 ст. 12 Феде­рального закона № 196-ФЗ «О безопасности дорожного движения» обязанность по обеспечению соответствия состояния дорог при их со­держании установленным техническим регламентам и другим нормативным доку­ментам возлагается на лица, осуществляющие содержа­ние автомобильных дорог. Таким лицом в данном слу­чае является МУ «УГХ». Дан­ное обстоятельство послед­ние не оспаривали. Как не оспаривали и размер причи­ненного вреда.

К возмещению – почти 455 тысяч рублей

При этом суд не усматри­вает в действиях погонщика скота Серёгина и водителя автомобиля «Форд» Болото­ва грубой неосторожности, способствующей причине­нию вреда, поскольку по­следние правил дорожного движения не нарушали, оба находились в условиях огра­ниченной видимости, что и явилось причиной ДТП, что также отражено в заключе­нии экспертов.

Несогласие ответчика с проведенной по делу судеб­ной экспертизой ничем не подкреплено, кроме устных высказываний. Свою экспер­тизу ответчик не проводил.

Тот факт, что Серёгин как погонщик скота привлечен к административной ответ­ственности органами ГИБДД 31.08.2018 года по ст. 12.29 ч.2 КоАП РФ значения по делу не имеет. При этом также не имеет значения, что Генна­дий Яковлевич осуществлял прогон принадлежащего ему скота в неположенном ме­сте, поскольку прогон скота на данной территории вооб­ще не предусмотрен и иным способом было невозможно провести корову через ука­занную проезжую часть, что является недостатком в ра­боте администрации КГО, в обязанности которой входит определение данных мест.

При этом Серёгин как по­гонщик скота предпринимал меры в целях обеспечения условий прогона принадле­жащего ему скота безопас­ности дорожного движения, корову вел за веревку.

В итоге Качканарский суд решил исковые требо­вания Александра Боло­това удовлетворить, взы­скать в его пользу с УГХ в общей сложности 415 тысяч 703 рубля, включая расходы на возмещение ущерба, на оплату экспер­тизы, госпошлины и услуг представителя.

В пользу Геннадия Се­рёгина с УГХ суд решил взыскать 39 тысяч 196 ру­блей, в сумму включены оплата судебной экспер­тизы, расходы на услуги представителя и почтовые расходы.

Решение Качканарского городского суда еще не всту­пило в законную силу. УГХ, скорее всего, будет обжало­вать данное решение.

Поделиться:

Посчитайте: