Суд взыскал с ЦГБ 200 тысяч рублей за смерть трехлетней девочки

Среда,21.02.2018  9:13
Анна Лебедева

Более года мать трехлетней девоч­ки Майя Лодыгина судилась с врачами Качканарской ЦГБ, обвиняя их в оказании некачественной медицин­ской помощи, повлекшей смерть ребенка в 2016 году. Она требовала возместить моральный вред в размере пяти миллионов рублей. Суд удовлетворил требова­ния частично и назначил компенсацию в 200 тысяч.

Как стало известно из материалов дела, у постра­давшей женщины было двое детей. Ребенок постарше, сын, в 2015 году перенес ви­русное заболевание. По сло­вам матери, после лечения он должен был находиться под наблюдением врачей, но полный и необходимый для наблюдения объем иссле­дований со стороны ЦГБ не проводился.

В конце 2015 года дочка стала постоянно жаловаться на боли в животе. Проведен­ное УЗИ выявило увеличе­ние печени и селезенки, но доктора считали, что мать ищет болезни у своих детей.

Летом 2016 года у ма­ленькой девочки участились носовые кровотечения. Пе­диатр назначила лечение от насморка, однако вскоре ребенок начал желтеть. Де­вочку в срочном порядке направили в инфекционное отделение Качканарской ЦГБ. После лечения она по­светлела, но в последующие дни увеличился живот, кожа снова стала желтой. Спустя 10 дней стационара ребенка транспортировали в Екате­ринбург в реанимационное отделение.

Областные врачи отме­чали, что ребенка привезли поздно, но пообещали прило­жить все усилия для спасения. Во время нахождения девоч­ки в коме были взяты ана­лизы, они выявили вирусное заболевание, которое прежде было у сына. К сожалению, болезнь прогрессировала, и лечить ребенка было позд­но, организм сильно ослаб. И вскоре девочка умерла в об­ластной больнице.

В городском суде юристы Качканарской ЦГБ пояс­няли, что на уровне качка­нарской больницы не было возможности разобраться с диагнозом, так как нет мате­риальной основы для опре­деления указанного вируса: диагноз у ребенка можно было определить только в ус­ловиях областной больницы.

– Возможно, время было упущено, так как характер заболевания был молние­носный. В данном случае имело место неблагоприят­ное стечение обстоятельств. В этом случае следует учесть, что специфичного лечения вирусного заболевания нет, – комментировали юристы ЦГБ.

Врачи ЦГБ на одном из заседаний поясняли, что в смерти ребенка никто не ви­новат: просто у девочки был низкий иммунитет. Когда ребенок поступил в инфек­ционное отделение, были консультации с более высо­кими медицинскими цен­трами, ребенок направлен в областную больницу.

Пострадавшая обраща­лась в полицию с заявлением о возбуждении уголовного дела в отношении работни­ков Качканарской ЦГБ, но там не нашли оснований: меди­цинская помощь была ока­зана своевременно, в полном объеме, смерть девочки на­ступила не от действий ме­дицинских работников, а в результате заболевания.

Солидарна с этим выводом была и судебно-медицинская экспертиза, установившая, что смерть ребенка насту­пила от вирусного заболева­ния (острого инфекционного мононуклеоза), повлекшего тяжелые последствия. Экс­перты указали, что оказанная медицинская помощь девоч­ке соответствовала Порядку оказания медицинской помо­щи детям с инфекционными заболеваниями (утвержден приказом МЗСР № 521н от 05.05.2012г.) и Стандарту ока­зания специализированной медицинской помощи детям с вирусным гепатитом тяже­лей степени без комы (приказ МЗ РФ от 09.11.2012г. № 829н).

И только лишь в стра­ховой компании выявили недочеты, касающиеся не­полного объема обследова­ния оказания медицинской помощи в детской поликли­нике Качканара. Так, напри­мер, не выполнен стандарт оказания медицинской по­мощи детям с острым ви­русным заболеванием в по­ликлинике, не проведены лабораторные исследования, при диспансерном наблю­дении при биохимическом исследовании крови не был определен ряд показателей.

Тем не менее, суд посчи­тал неуместными доводы врачей об отсутствии мате­риальной базы в условиях качканарской больницы для проведения необходимых исследований.

– Специалисты и вра­чи должны были и могли предусмотреть возможность инфицирования ребенка, поскольку именно это забо­левание было установлено у брата умершей девочки, находившихся в контакте, – акцентировала судья при вынесении решения.

P.S. Иск матери был частично удовлетворен, од­нако размер компенсации морального вреда за смерть девочки оценили в 200 тысяч ру­блей. Доказать некачественное оказание медицинской помо­щи – достаточно трудное дело. Эта история может говорить об одном: ваше здоровье лишь в ваших руках, риск врачебной ошибки есть всегда.

В последнее время по всей стране прошла волна обще­ственного резонанса и медицинского протеста в среде врачей, вызванная приговором врачу-гематологу Елене Мисюриной. В конце января женщину приговорили к двум годам лишения свободы в колонии общего режима за смерть 55-летнего паци­ента, больного раком, у которого врач брала анализы костного мозга. Медики со всей страны вступились за коллегу, объясняя, что на ее месте сегодня может оказаться любой врач. Продол­жатели дела Авиценны акцентируют, что подобные процессы приведут лишь к одному – уходу специалистов из профессии.

– Осложнения заболеваний и непредсказуемые реакции на лечение рано или поздно случаются в практике каждого врача, особенно с большим опытом работы, и требуют профес­сионального разбора в среде специалистов и страхования от­ветственности, а не судебного преследования. При жизнеугро­жающих ситуациях зачастую врачу приходится делать сложный выбор между пользой и риском фатальных осложнений от ле­чения. Это беспрецедентное решение. Даже знаменитое «дело врачей» не такое, – говорят представители медицины.

В любом случае, нам, пациентам, хочется, чтобы врачи ока­зывали медицинскую помощь, а не услугу, как это принято на­зывать сегодня.

Поделиться:

Посчитайте: