Спустя год после жестокого избиения Саша Татаринов встал на ноги.

Пятница,7.09.2018  17:39
Анна Лебедева

Мы продолжаем верить в чудо

Год назад 8 сентября жизнь Александра Татаринова разделилась на «до» и «после». Зверское избиение парня 39-летним Игорем Вепревым оставило глубокие душевные раны в сердцах людей. Пока Сашу перевозили из одной больницы в другую, мало кто верил, что он сможет встать на ноги. Не верили в это даже врачи.

Последний раз с мамой Саши, Любовью Федоровной, мы общались в апреле этого года. За четыре месяца «тишины» наши читатели периодически интересовались его судьбой, писали в газету, любопытствовали, забегая в редакцию. Мы знали, что Саша находится на реабилитации, процесс этот не бывает быстрым, поэтому старались как можно меньше беспокоить их. И созвонились с семьей Саши буквально накануне годовщины трагичной даты. Созвонились, чтобы встретиться с ним его семьей лично.

Александр с сестрой Ириной

Было очень тяжело

Сказать по правде, подготовка к встрече была для меня волнительна: как Саша отреагирует на незнакомых ему людей, получится ли с ним побеседовать… Было много вопросов без ответов. И вот она, дорога в Валериановск, нужная остановка, и Любовь Федоровна, встречающая меня. Я иду к ней навстречу, краем глаза замечая на качелях молодых людей: девушку и парня. Наверное, прошла бы мимо, но Любовь Федоровна направила меня именно к той паре. Понимаю: парень в кожаной куртке, джинсах и черных очках и есть Саша, а рядом с ним — его сестра Ирина. Ребята приветливо встречают меня. Он встает, держа за руку сестру, здоровается со мной. Все вместе мы переходим на ближайшую скамейку и беседуем на протяжении часа.

— Саша, как у тебя дела? — спрашиваю я.

— Хо-рро-шо, — говорит он и улыбается в ответ.

То, насколько непросто ему дается говорить, знает только он. Травмы, что были у Саши, не оставили внешних следов. Кажется, будто он полностью здоров. Заметно, что что-то не так, лишь когда он начинает говорить. В голове не укладывается, что за такое короткое время, учитывая травмы, молодой парень встал на ноги (еще год назад врачи ставили ему диагноз: «Открытая черепно-мозговая травма: перелом основания и свода черепа, тяжелый ушиб головного мозга, перелом верхней челюсти и стенок орбит»). Он заново учился сидеть, самостоятельно есть, а теперь осваивает речь и ходьбу, словно и не знал этого никогда. Чувствуется, как он старается, прилагает для этого много усилий. И большой успех заключается в том, что его речь, непривычная для обывателя, в целом понятна.

— Дома мы находимся очень редко, перемещаемся из больницы в больницу, — берет слово Любовь Федоровна и перечисляет клиники, где Саша побывал за последний год. — 23-я больница Екатеринбурга, потом Березовский, 3-я больница, «Липовка», месяц дома (пока пенсию по инвалидности оформляли), снова Березовский, 23-я, 6-ая, «Липовка», реабилитационный центр в Качканаре, областной реабилитационный центр, Березовский… Где мы только не были. Было очень тяжело. Помню, как, например, в одной больнице Екатеринбурга врач высшей категории отменила ему все лекарства. Это вызвало судороги, у сына появилась страшная агрессия. Он хватал нас за волосы, кусался… Тогда он не понимал, что делал. Что только мы не пережили. Одна, конечно, я бы не справилась. С ужасом оставалась с ним в палате одна. Помню, однажды во время обхода врачей Саша лежал на каталке. Говорю ему: «Давай посторонимся». Так он ногой оттолкнулся от стены и по всей палате как начал кружить… Врачи такому поведению не удивлялись, объясняя, что это следствие травмы.

В восстановление Саши не верили даже врачи

Постоянный уход за Сашей все это время ведут двое: мама и сестра Ирина. Последняя пожертвовала ради брата работой, покинула Санкт-Петербург, оставила на время близкого человека. Разница с младшим братом у Ирины — три года.

Прогресс в восстановлении, по словам родных, стал особенно заметен после нескольких курсов пребывания в Клиническом институте мозга (г.Березовский) и Областной специализированной больнице медицинской реабилитации «Липовка». В клинике Березовского Александру провели эффективную стимуляцию вместе с установленной пластиной. В «Липовку» Александра привезли на коляске, а после двухнедельного курса реабилитации он начал ходить.

— После «Липовки» было заметно, что Саша окреп. Коляску решили спрятать. Поначалу он спрашивал про нее. Отвечали, что отдали. Кто знает, если бы мы так не поступили, может, он и не пошел, — говорит Ирина. — Осознание себя и произошедшего у Саши пришло, наверное, в мае, тоже после «Липовки». До этого он практически не говорил, какое-то время был в искусственной коме. Он не мог держать спину, его учили заново сидеть. Нам хотелось, чтобы он восстановился быстро, но врачи объясняли: идет процесс постепенного восстановления.

— В восстановление Саши не верили даже врачи. В клинике Берёзовского разного насмотришься. Много тяжелых случаев. Были молодые, избитые битой, бутылкой по голове. Есть, конечно, кто лежит безрезультатно, без какого-либо прогресса за два-три года. Если бы мы просто дома сидели — вот «этого» бы точно не было, — добавляет Любовь Федоровна.

Под «этим» она, конечно же, имела в виду достижения сына после такой травмы. Для Саши в настоящее время нужен специальный логопед-дефектолог, который восстанавливает людей после инсульта или инфаркта. Подобный специалист есть в больших городах.

5 сентября Александра ждут вновь в Березовском на стимуляцию зрительного нерва. Еще есть шанс частично вернуть зрение. Ему предстоит пройти несколько курсов, каждый из которых 10-14 дней. Лечение, по традиции, не бесплатное. Он будет находиться теперь уже в обычной палате, содержание в которой стоит 9600 рублей. Для этого семья почти год продавала квартиру в Качканаре.

— У нас иного выбора нет. Время идет, нужно продолжать лечение и реабилитацию, а стоит все это немалых средств. Мониторинг, проведенный врачами в кли нике Березовского, показал, что еще есть надежда спасти зрение. Поэтому мы будем бороться, — произносит мама Саши.

Ежемесячно Александр продолжает также принимать лекарства. Когда-то список был большой, сегодня – намного меньше. Тем не менее, назначенных лекарств нет в Перечне льготных рецептов. Каждый месяц семья тратит на лекарства 10 тысяч рублей, в то время как пенсия по инвалидности – 11 250 р.

Вепрев не считает себя виновным

Виновник Сашиной трагедии, Игорь Вепрев, сегодня находится в колонии строгого режима. Суд обязал Вепрева выплатить семье Саши компенсацию морального вреда в два миллиона рублей, но они по-прежнему ни копейки из этой суммы не получили.

В присутствии Саши мы говорим на эту тему. Неприятно, конечно, но он молча слушает нас.

— Вепрев не считает себя виновным. Недавно мне сообщили, что нужно снова явиться в суд: он намеревается доказать, что в ту ночь его побили Саша и ребята, хотя по записям с видеокамер видно, что все было наоборот. В прежних заседаниях суда у Вепрева была справка, что ему был причинен «легкий вред здоровью». Сейчас, как оказывается, появилась новая. Я устала морально от этих судов, постоянно одно и то же. С ужасом ожидаю новых, — говорит Любовь Федоровна. — Во время последнего суда он сказал мне: «Если меня посадят, то ничего не получите — платить будет не с чего».

Большое желание жить

На протяжении нашей беседы Саша отвечал на мои кливопросы. Сказал, что сегодня любит заниматься лепкой, а когда-то в школе и институте увлекался баскетболом. Обожает мясо и сладкое. Любит, когда ему звонят друзья по телефону, любит и помнит свою девушку Алину. Первые шаги после нескольких месяцев лечения были самыми тяжелыми, а сейчас ходить намного легче.

Знаете, что самое удивительное было в нашей встрече с Сашей? Удивительным для меня было слышать его желания. В 2017 году, незадолго до трагедии, он окончил бакалавриат Уральского лесотехнического университета по специальности «Эксплуатация технологических машинных комплексов» и поступил в магистратуру. Так вот, уже этой осенью Саша страстно желает пойти учиться в магистратуру. Вернуться к прежней жизни, выздороветь – вот его главное стремление. В Саше ощущается желание жить, бороться за свое будущее. Его ангелы-хранители — конечно, его родные.

— Всем спа-си-бо! – говорит Саша напоследок.

— Спасибо всем, иначе мы бы не смогли, мы бы не справились, — добавляет его мама. — В самом начале Алина в интернете объявляла сбор, это нам очень помогло! Объявляли сбор в Таежном, в Лесном ролик выпускали. Пусть небольшие суммы мы собирали, но это тоже деньги. Спасибо большое нашим врачам, особенно качканарским реаниматологам, медсестрам, они оказали Саше бесценную помощь, обратились в Екатеринбург. Когда я приехала после тех событий, все вокруг говорили: «Шансов ноль». Но мы верили в чудо. И по-прежнему продолжаем надеяться.

В это чудо продолжаю верить и я. Очень хочется, чтобы у этой семьи чудеса продолжали происходить. Главное, чтобы за спиной Саши по-прежнему была поддержка, придающая ему сил и надежд в завтрашнем дне.

Поделиться:

комментария 2

  1. Владимир:

    08.09.2018 09:47

    Повторюсь, что восстановление после ЧМТ возможно только в восстановительный период ЧМТ и это обстоятельство должно являться главным в жизни Александра в этот период. Вот я в этот период не провёл реабилитацию с речью и … .
    Не считаю восстановление Александра “чудом”, так как сам побывал в таком состоянии.

    2
  2. 13:

    08.09.2018 15:53

    синька – зло. хороший пример.

    1

Посчитайте: