Сибирский тур Константина Ярославцева. Эпизод II

Воскресенье,23.10.2016  13:46

Красная площадь и Тобольский кремль

Это сердцевина истори­ческой части города. В пору татарского владычества эта земля, как и эта гора, называ­лась Алафейской и была свя­щенной для Золотой Орды. Позже, после военных по­ходов атамана Ермака, сюда направили Семёна Ремезова, картографа и архитектора, который при своей бурной деятельности приложил руку мастера и для строитель­ства Кунгура, Омска, Тюме­ни. Единственный каменный кремль в Сибири создается сразу после завершения по­стройки Софийско-Успенско­го собора. Примечательно, что в петровские времена некоторые важные построй­ки возводили пленные шве­ды. В настоящее время место, где стоит кремль, называется Троицким мысом, отделя­ющим верхнюю и нижнюю (подгорную) части города. Никольский взвоз – асфаль­тированная автодорога, а Софийский (Базарный, Прям­ской) — деревянная пешеход­ная лестница в 211 ступеней.

Тобольский кремль

Тобольский кремль

Красная площадь выложе­на плиткой, между которой ютятся два десятка травяных островков, кое-где и с излю­бленными в Сибири тюль­панами. Приятно удивило и доставило эстетическое удо­вольствие, насколько город Тобольск на обычных улицах или в историческом центре чист и ухожен, дороги широ­кие, стены кремля сверкают белизной. Любо-дорого на­ходиться в таком городе!

С Красной площади мы зашли в ещё один музей, рас­положенный на месте перво­го архитектурного строения кремля Приказной палаты, через 80 лет перестроенного во Дворец наместника. Здесь более широко представлено косторезное ремесло, отве­дены залы, описывающие жизнь выдающихся тоболя­ков: Менделеева, Ершова, Достоевского, ссыльных де­кабристов. Залы оснащены 3D-инсталляциями.

От светлой истории То­больска мы перешли к тем­ному прошлому. Дурная слава сибирской земли свя­зана с тюрьмами, ссылками, каторгой. Первым ссыльни­ком был углицкий колокол, «пострадавший» за убиен­ного царевича Дмитрия. Через Тобольск этапирова­лись Александр Солжени­цын и Владимир Короленко. Мрачным местом Тобольска стал Тюремный замок, пре­вращенный в музей. Это не для слабонервных. Тяжелая атмосфера до сих пор чув­ствуется в этих стенах. Полу­бритые головы узников-ма­некенов, кровавые клеймы на лице, тесные камеры, многочисленные кандалы, двери с шипами на внутрен­ней поверхности, надписи: «За убийство», «Сумасшед­ший». В 1937-1938 годах в этих стенах было расстре­ляно более 2500 «врагов на­рода». В дореволюционные годы в Тюремном замке устроили храм имени Алек­сандра Невского − един­ственный храм, встроенный в корпус тюрьмы. Кроме православной части, отводи­лись комнаты для католиков, протестантов, мусульман, иудеев. Чтобы пощекотать нервы, в отдельном корпусе бывшей тюрьмы расположен хостел «Узник» с толстыми стенами и решетками на ок­нах.

Трапезная «Кремль»

Для того, чтобы пообедать вкусно, сытно и дешево, тра­пезная – отличный вариант. Трапезная расположена на Красной площади, недалеко от памятника С.У.Ремезо­ву. Обед без супа, который уничтожили трудящиеся паломники, вышел в 306 ру­блей на двоих.

От зловещих «прелестей» мы с Мариной вышли на прогулочную площадку с ротондой у стен Тюремного замка. Отсюда открывается живописный вид на подгор­ную часть города, усеянную частными домиками, болот­цами; течёт неторопливый Иртыш, идёт паром.

На улице Революционной есть одно здание – Спасская церковь, одна из старейших церквей Тобольска. Сейчас она находится на рекон­струкции, но скрыта за стро­ительными лесами лишь колокольня. В этом строе­нии сосредоточен большой потенциал для туристов и связана одна интересная история. Помимо того, что недолгое время здесь висел «ссыльный» углицкий коло­кол. Во времена известного раскола православной церк­ви протопоп Аввакум Пе­тров, лидер старообрядцев, сосланный в Тобольск, слу­жил в Спасской церкви (ка­дров тогда тоже не хватало) и по своей нетерпимости к реформам Никона продол­жал настраивать горожан против него. Однажды это надоело архиерейскому слу­жителю Никите Струне, ко­торый с группой горожан ре­шил по старой «моряцкой» традиции утопить Аввакума в Иртыше. Но заступниче­ство архиепископа Симео­на сыграло против Никиты Струны – его посадили в яму, из которой он вскоре сбежал. Впрочем, Аввакум надолго в Тобольске не задержался и был отправлен с казаками на Амур. Если вернуться к самой Спасской церкви, то можно увидеть необычную архитектуру — о стиле раз­ногласия не утихают. Кто-то видит стиль «сибирского барокко», другие – синтез православия и буддизма. Во всем виноваты «пламенею­щие» наличники и трапеци­евидные утолщения апсид в виде бочонков.

Через 50 метров на ули­це Ремезова находится сквер П.П.Ершова с замеча­тельными бронзовыми ге­роями сказок тобольского поэта.

6 мая. Нижний город

Нижний город

Нижний город

С каждым днём темпе­ратура воздуха в Тобольске неуклонно снижалась. Гар­дероб на выход менялся со­ответственно: от рубашки к кофте, от кофты к весенней куртке. Но и на том спасибо: без дождя и снега уже хоро­шо. Сибирский тур стано­вился суровее климатически и всё более притягательным.

Начинался наш новый день с внутренней части то­больского кремля — вхожде­ния в Софийско-Успенский собор. Открывая кованые железные двери, мы входим в небольшой придел Иоанна Златоуста. Отсюда ведут два пути направо, разделенные одним из массивных стол­бов, поддерживающих своды пятиглавого храма. Стены, расписанные внутри ярки­ми красками снизу доверху картинами из жития святых и Евангелия, высокий золо­ченый иконостас сохраняют за тобольской Софией право называться первым храмом Сибири. Одной из тех икон, которая проникает сразу в сердце, для меня явилась икона Казанской Богороди­цы. Трудно забыть внима­тельный взгляд Девы Марии с потемневшего образа.

К Софийскому храму мы ещё возвратимся на обрат­ном пути. А сейчас, обхо­дя снаружи башни кремля, удивляясь обзорной пано­раме с видом на Иртыш, мы спускаемся по асфальтиро­ванному Никольскому взвозу в подгорную часть города. Увиденное оставляет сме­шанные чувства. И находим следующее. С одной сторо­ны, роскошные жилищные комплексы песочного цвета с купольными и заостренны­ми крышами современности. С другой стороны, в глубине районов стоят здания XVIII-XIX веков, осиротелые, не­приглядные, с выбитыми ок­нами. Возможно, руки ещё не дошли до них у местной вла­сти и Минкульта. А мы с Ма­риной, запечатлев католиче­ский собор Святой Троицы с органным залом, преодолев несколько декоративных мостиков, приблизились к собору архангела Михаила. Церковь частично находит­ся на реставрации. Внешний облик собора можно пред­ставить в виде царских хо­ром. Храм двухэтажный, на второй этаж ведет наружная лестница на аркадах. Несмо­тря на реконструкцию, храм действующий. Наше путе­шествие выпало на Светлую Седмицу (первую неделю после Пасхи), поэтому мы смогли увидеть особые све­чи в этот период – красные. История государства не обо­шла и этот храм. По пути в Илимский острог в доме цер­ковного старосты Д.Худякова проживал писатель и фило­соф Александр Радищев, со­сланный в Сибирь за книгу «Путешествие из Петербурга в Москву».

Прогулявшись по немно­голюдным местам нижнего города, лишенного всяких кафе, проголодавшиеся, мы поднялись по деревянной лестнице Прямского взвоза на Троицкий мыс, где отобе­дали рыбными прелестями (щучья котлета и минтай в кляре), супчиком и пирож­ками в уже знакомой тра­пезной на Красной площади. А дальше снова вернулись к Кремлю, где нам посчастли­вилось под внимательным руководством звонаря по­пробовать себя в его ответ­ственной роли. В Качканаре перед отъездом мы также учились звонить в колокола и потому имели уже пред­ставление, как это происхо­дит. Всё-таки, колокол – это инструмент, в игре на кото­ром нужно иметь навык, не достаточно последовательно ударять по веревкам. Спу­стившись по витой лестнице на внутренний двор кремля, осмотрев голубей с кудря­вым оперением и павлинов в клетках (собственность собора), мы направились к остановке транспорта. Зав­тра едем в Омск.

Константин Ярославцев

Продолжение следует

Поделиться:

Посчитайте: