Сергей Набоких: В 2013 году мне тоже предлагали уйти, но тогда у меня был выбор

Вторник,10.07.2018  14:08
Лариса Плесникова

Интервью с последним избранным народом главой Качканара

29 июня Сергей Набоких отработал последний день в Качканаре на посту главы Качканарского городского округа, с 3 июля он заступил на должность заместителя министра физической культуры Свердловской области.

31 год своей жизни Сергей Набоких отдал Качканару, городу, в котором он состоялся как руководитель, политик и просто человек. 26 июня мы встретились с последним народно избранным главой, чтобы поговорить обо всем: об итогах работы за девять лет, планах на будущее и перспективах Качканара.

 

94 муниципальных образования – денег не хватает никому

– Девять лет вы простояли у руля города. Это очень большой срок. Все это время было противостояние с думой. Как вам удалось продержаться так долго?

– Давайте начнем с того, что я не стоял и не сидел, я работал, и в противодействии с думой никогда не был. Просто и в том, и в другом составе дум были силы, которые режиссировали эти противостояния с определенными целями, но на протяжении девяти лет им так и не удалось достичь своих целей. Город я сравниваю с кораблем, который должен обходить рифы и скалы… Я, как глава, управляющий этим кораблем, должен идти вперед, обходя эти рифы и скалы.

Вспоминая весь девятилетний период, скажу, что было непросто. Первое, что всплывает в памяти – это 2009 год, экватор кризисных явлений. Время, когда город в одночасье лишился 60 миллионов рублей, а Евраз тут же сбросил на город социальные объекты в виде Дворца культуры и Дворца спорта. Было сложно. Пришлось сокращать больше 30 человек в администрации. Сегодня это мало кто помнит, но оставшиеся сотрудники тогда получали зарплату по четырехдневке, хотя работать приходилось больше. Денег в бюджете лишних не было, нужно было как-то экономить имеющиеся, поэтому приходилось экономить, в первую очередь, на себе.

Постепенно были выстроены коммуникации на уровне правительства. Проекты и их реализация помогали выстраивать эти коммуникации. Яркий пример — проект со школой №2. Мало кто знает, но в те годы я вошел в очень жёсткий конфликт с министром финансов, когда просил деньги на школу. Доходил до председателя правительства. В конце концов, вопрос решился, хотя в это мало кто верил. Ссориться с министром финансов, имея условно говоря, дотационный город, было рискованно, но это были принципиальные вещи, от которых я отказаться не мог.

Потом пошли проекты, которые были на плаву, как говорится, но не реализованы – это газификация Валериановска, строительство и реконструкция детских садов. «Ладушки» мы вернули достаточно конфликтно, через суды. Начались проекты по дорогам.

– Проектов было много, но сегодня о них забывают…

– Все капризы и шумы возникали, в основном, на тех инвестиционных проектах, на которые нам удавалось привлечь финансирование. Не было бы средств, не начались бы эти проекты. Все подобные проекты были с мощнейшими проверками. И проверки мы прошли. Сегодня мы с вами ездим по Гикалова, расширенной Свердлова, Октябрьской… Это кольцо у нас в более-менее приличном состоянии. На выходе документы по Энтузиастов.

Проблема первых лет моей работы заключалась в том, что у меня были нормально выстроены отношения с правительством, министерствами, но входной билет – это наличие проектно-сметной документации (ПСД). ПСД готовится на бюджетные деньги города. Если бы на тот момент у нас были деньги на ПСД, в город удалось бы привлечь больше денег.

Вспомните 2009-2010-е годы, когда город «не доедал», в детских садах часы работы сократили с 12 до 10. Принятие позитивных решений всегда воспринимается хорошо, а когда ты принимаешь непопулярное решение – это всегда сложно, ты понимаешь, что весь удар берешь на себя. В начале моего первого срока надо было просто выживать, поэтому проекты соответственно отодвигались. Нет проектов – не попадаешь на финансирование. Это потом мы выровнялись, начали закладывать средства на проекты. Все приходит со временем, опытом, а он – сын ошибок трудных.

Понятно, если бы в эти два срока у меня было полное взаимопонимание с думой, реализовать эти проекты было бы легче, быстрее и удалось бы привлечь дополнительные средства. Если проект исполняется быстро и качественно, то на следующие проекты двери уже приоткрыты. Только представьте: в Свердловской области 94 муниципальных образования – денег не хватает никому. Когда ты приходишь в очередь из 94, ты должен чем-то отличаться, вызывать доверие, удивить.

– Что вам не удалось реализовать за эти годы? Вспоминается, главный проект – горнолыжный комплекс.

– Основная моя боль – это, конечно, ГЛК. Сложно найти инвесторов, но они есть. При первой удавшейся возможности я помогу городу реализовать этот проект.

Переселение. Моя мечта – снести в Качканаре все деревянные дома, а людей расселить. В районе 60-х домов в 10-м микрорайоне построить подобные многоэтажки, туда людей переселить, а на месте деревянных домов – выстроить малоэтажные дома. Я вижу 4 и 4а микрорайоны – уютным местом, застроенным частным сектором. Было бы очень красиво. Город богатый, у людей деньги есть, это все могло бы получиться. Но у нас до 2012 года не были зарегистрированы деревянные дома в реестре аварийных. Сегодня мы потихоньку решаем эти вопросы, расселили Чехова, 13. По общежитию 58 вопрос решен и, скорее всего, на 2019 год деньги будут. Как только вопрос по общежитию закончим, будет благоустроенное жилье для шести деревянных домов. Отмечу, что это не программа расселения аварийных домов, это наши местные наработки.

Благоустройство города, развитие частного сектора, дорог – всё есть в проектах, но не все удалось доделать. По новому въезду сегодня на выходе проектно-сметная документация. Важен не только новый въезд, важно, что вместе с ним появятся новые красивые развязки. Мы, наконец, соединим 11 микрорайон с троллейбусным кольцом, достроим улицы Магистральная и Тагильская. В проект вместе с дорогой заложены велосипедные и пешеходные дорожки. Сегодня на улицу Набережную ждем денег. Есть проекты благоустройства общественных территорий – у нового храма, на Набережной, у ДК, они дорабатываются. Это все очень реально.

– Проекты есть, но на всё денег нет…

– Деньги – это дело наживное. Помню, когда я пришел к министру, мне сразу сказали: «Кризис! Денег нет!». Денег не было даже на те проекты, которые были уже начаты. Денег не было, но при этом нам выделили 15 (!) миллионов на консервацию объекта. Что такое консервация объекта? Это значит, что никогда мы к нему уже не вернемся. Мы провели несколько дней в правительстве, пересмотрели варианты, и нам уже не говорили, что денег нет.

– Работа в министерстве приблизит город к созданию курорта?

– Возможно. Я буду курировать развитие спортивных комплексов.

 

Бюджетная ниша – это не бизнес

– Сегодня вас можно назвать рекордсменом по сроку пребывания на посту главы. Если оглянуться вокруг, то многие мэры долго не задерживались на местах: одни сбегали уже через полгода, других сажали, третьих снимали с должностей…

– В 2009 году одновременно со мной было избрано достаточно много глав. Трое, помню, полгода не доработали до конца срока: кто-то сам ушел (например, директор крупнейшего предприятия, человек из бизнеса, не смог доработать), кто-то не справился. В 2009 году меня выбрали на протесте, и много кто так избирался. Но одно дело избраться на протесте, другое дело – быть готовым к работе. Я считаю, что я тогда был более подготовленным к этой работе, в отличие от другого кандидата. У меня уже был опыт работы в бюджетной организации, были контакты в правительстве, Заксобрании. Есть, конечно, разные примеры. Но перед теми выборами я понимал, что второй кандидат мог не справиться с этой работой.

– А как вы относитесь к тому, что вас ставят в один ряд с Евгением Ройзманом и Сергеем Носовым. Все трое были избраны народом, вы были последние, кто оставался на должности глав.

– Притянуть в один реестр можно кого угодно, но это совпадение. Сравнивать Носова и Ройзмана совершенно неверно, у них разные амплуа.

У нас нет прямых выборов главы. Вместо этого ввели систему фильтрации, потому как до этого было сделано достаточно много ошибок (кто-то из избранных глав уходил сам, кого-то снимали за нарушения). Поэтому ввели некий фильтр, чтобы относительно случайные люди не попадали во власть. Полномочия главы – это всегда ответственность. Сегодня выстроена вертикаль власти, но для того чтобы исключать ошибки.

– Вы не считаете, что перевод вас в министерство – это способ не дать вам продолжать здесь работать?

– Предложение поступило мне в конце мая, когда в Качканаре на носу были праймериз. Да, у меня были иные планы, я планировал жить в этом городе. Перед предыдущими выборами в 2013 году мне тоже было подобное предложение, но тогда у меня был выбор. И я выбрал остаться в городе. Сейчас же поступившее предложение было безальтернативным.

– Вам не обидно, что некоторые качканарцы радуются вашей отставке и отрицают все наработки?

– Начнем с того, что не обидно. Город очень маленький. Кто хочет увидеть – тот увидит. Специального пиара по этой теме я не делаю. Кто-то идет на выборы, потому что хочет власти, кто-то действительно хочет что-то сделать.

– За эти два срока вам поступали угрозы, предложения покинуть пост? Быть может, СМИ пытались шантажировать отрицательной публикациями, пытаясь выманить таким образом финансирование?

– Были подобного рода движения, но когда они поняли, что я как-то неправильно реагирую на них, они просто продолжили делать свое дело. Со времен Древнего Рима известно, что СМИ управляет умами.

– Вы смогли создать сильную команду единомышленников?

– «Хочешь сделать это хорошо – сделай это сам». Я это понимал, но работать в одиночку всегда тяжело. Тем не менее, я всегда работал и создавал команду. В 2009 году я вызвал каждого из руководителей отделов, отдельно с каждым побеседовал: мне неважно, какого цвета глаза, какая фамилия, важно, чтобы человек работал на результат.

Совершенно точно в администрации есть костяк профессионалов. На втором сроке я более качественно подходил к кадровому вопросу. Практически во всех отделах за это время прошла ротация, много молодых людей. Скажу сразу: никто не зашел в администрацию с точки зрения моих личных знакомств, связей, я против этого.

– У вас есть гарантии, что в случае прихода нового руководства прежнюю команду оставят работать?

– Если бы я говорил за себя, я бы дал определенные гарантии. Но я не могу говорить за кого-то. Это может быть еще один минус, возвращаясь к прежнему вопросу.

Бюджетная ниша – это не бизнес, не производство, это совершенно другое. Здесь столько высоких заборов, выстроенных законодательными и нормативными актами. Шаг вправо, шаг влево – прогореть можно на многие миллионы и город «уронить». Казалось бы, деньги есть, но потратить их невозможно, потому как много составляющих, заканчивается это все конкурсными процедурами, на которые заходят порой непонятные подрядчики. Они приходят и говорят: «Дайте мне денег, потому как у меня их нет», а в контракте записано: оплата после реализации работ. Яркий пример – ремонт Гикалова-Свердлова. Работы было на два с половиной месяца, мы делали её два года. И это не потому, что мы не хотели делать. Попался бы другой подрядчик, возможно, мы бы уложились в эти месяцы, а по окончанию еще успели бы захватить Энтузиастов. Рисков в бюджетной сфере предостаточно, поэтому кадровая политика должна быть аккуратной.

– А вы знаете, кто из администрации, например, уходит вместе с вами?

– Насколько я знаю, все остаются работать.

– Кто будет исполнять обязанности вместо вас?

– По Уставу города исполнять обязанности будет мой первый заместитель – Василий Румянцев.

– Возможен ли такой вариант развития событий: в администрации неожиданным образом появится новая должность заместителя главы, которую займет человек, например, с комбината?

– Вариант, что будет иной заместитель, вполне возможен.

 

В Качканаре особая энергетика

– С вашим уходом новым главой Качканара, скорее всего, будет представитель Евраза. В чем плюсы и минусы этого, на ваш взгляд?

– Вот смотрите: у нас началась избирательная кампания, изберется новая дума, которая выберет главу. Перспектива, что на место главы придет представитель Евраза – велика. Хорошо это или плохо? Может быть, хорошо. Если убрать эмоциональные прилагательные, то все хорошо, что приносит в город дополнительные инвестиции и средства. Где-то это дополнительно заасфальтированная дорожка, где-то построенный дом, стадион…

Если город будет развиваться с точки зрения благоустройства, создания инвестиционных проектов, то разве это плохо? Основная задача – чтобы в городе было интересно жить, чтобы ребята молодые не уезжали, или уезжали, но возвращались, чтобы с других городов приезжали и цеплялись за то, что здесь комфортно, уютно, есть рабочие места.

– Руководство Евраза на своих предприятиях не может сделать так, чтобы у них было хорошо и уютно. На Качканарском ГОКе постоянная экономия. Вероятно, экономия будет и на городе.

– Компания может сказать: наш представитель – значит, увеличим средства на благотворительность. Я обеими руками за благотворительность в любом виде. Вложат 10 тысяч рублей – спасибо большое, 100 тысяч – огромное спасибо, миллионы – благодарность вам на долгие годы.

– А в чем минусы?

– Основной минус – может быть стагнация в развитии, прогрессе. Сейчас очень много развивающихся форматов. Главное – успеть заскочить в этот прогрессивный поезд, иначе будет поздно. Если идея прогрессивная – деньги на нее всегда найдутся.

– Как ваша семья отреагировали на назначение губернатора? Где вы будете жить в Екатеринбурге?

– Кто-то обрадовался, кто-то расстроился… Для них и для меня это все же было неожиданно. Корни мы пустили в Качканар и не планировали уезжать отсюда. Дочь живет самостоятельно. Сейчас задачи будем решать по мере поступления.

– Что вы пожелаете качканарцам?

– Я родился не здесь, но приехал в Качканар после окончания института. Все знаковые события моей жизни произошли здесь. В Качканаре я состоялся как человек, как руководитель, как отец семейства, здесь у меня родилась дочь, я обрел настоящих друзей, товарищей. Я считаю себя качканарцем, познал глубину человеческой натуры со знаками «минус» и «плюс». Я люблю природу, с детства в горах, не потому что я катаюсь на горных лыжах. В горах иная энергетика. Тот, кто любит ходить в горы, чувствуют это. И люди, которые здесь живут, они тоже другие. Качканарцев можно узнать в других городах, они отличаются.

Я хочу пожелать городу сохранить свою уникальность, самобытность, но в то же время желаю развиваться большими темпами, нежели соседи и окружение. За мегаполисами, понятно, нам не угнаться, но у нас есть своя изюминка. Желаю городу процветания, а оно невозможно без создания рабочих мест. Комбинат был, есть и будет, второй не появится. От монозависимости нам не уйти. Её можно нивелировать, сделать менее яркой с помощью инвестпроектов, создания новых рабочих мест. Когда будет работа, у людей будет больше позитива. Я бы очень хотел видеть качканарцев счастливыми, радостными, позитивными.

Впереди Качканар ждут выборы. Не нужно относиться к этому явлению, как к вопросу уже давно решенному. Пусть кто-то занимается политикой, формирует свои силы, но каждый человек должен всегда иметь свое мнение и должен его выразить. Желаю каждому качканарцу иметь свою позицию. Даже если она не совпадает с мнением окружающих, нужно прийти на выборы и выразить её. Это 15 минут времени: прийти, взять листок и бросить в урну. Нужно быть честным по отношению к городу. Я всегда старался таким быть.

– Вы будете приезжать в Качканар?

– Обязательно. При первой возможности. Еще раз повторю: здесь совершенно другая энергетика. Я подпитываюсь этой энергетикой. В 1987 году я приехал в Качканар, прожил здесь 31 год. Я ни о чем не жалею. Для меня наступает новый этап, новая веха. Город, конечно, проживет и без меня, но я буду по нему скучать.

Анна Лебедева, Лариса Плесникова

Поделиться:

комментария 2

  1. izbiratel:

    11.07.2018 16:39

    31 год своей жизни Сергей Набоких отдал Качканару, городу, в котором он состоялся как руководитель, политик и просто человек.

    Спорный момент. По моему мнению, не состоялся . Зря его содержал город. Затраты не соразмерны отдаче. Напрямую причастен к разрушению предприятий города и вывода их в частную собственность. Он даже не отработал вложенные в него бюджетные средства города за последние годы нахождения в статусе главы.

    Какое то амплуа, планировал жить в городе – отработка. С Ройзманом и Носовым сравнили))))))

    Понимает что ни кому, ни где он не нужен, ни как руководитель, ни как политик, ни как человек. Будет как и предыдущий наместник собирать крошки тут в городе в виде подачек Нет говорят ничего хуже чем поздний комсомолец.

    За два срока детсад и школа причем ни он строил и не на свои деньги. Темная страница в жизни города. Энергетику видимо, еще не ощутил в полной мере.

    Пусть уезжает приспособленец навсегда. Мог бы и свиту с собой забрать вместе с думой, город даже не заметит этой утраты. Скучают пусть где нибудь без права въезда в город.

    Почетного жителя не хотят присвоить?




    6
  2. Energetik:

    17.07.2018 00:50

    Зарплата по четырех древке, а работать приходилось больше? Где надзорные органы?




    1

Посчитайте: