Свои уходят, а приезжие не остаются. Где взять врачей?

На прошлой неделе на заседании думской комиссии перед депутатами отчитывалась главврач ЦГБ Валерия Мартемьянова.

К депутатам она пришла с группой поддержки из пяти человек. Цель встречи была не столько в том, чтобы заслушать официальный отчет, сколько получить комментарии по тем проблемам, с которыми приходится сталкиваться качканарцам в поликлиниках и стационаре.

– Прошло больше года, как вы руководите Качканарской ЦГБ, вы успели войти в курс дел, сформировали свою команду, – обратился к главврачу депутат Владимир Георгиев. – Ситуация складывается такая, что в средствах массовой информации вышла группа статей, посвященных положению медицины в нашем городе. Эти статьи не могут не вызывать беспокойство.

Сокращение населения, отток врачей, по обследованиям – провал

– Для начала информационная справка о некоторых показателях работы Качканарской ЦГБ, – начала свой рассказ Валерия Мартемьянова, предварительно раздав депутатам отчеты с цифрами. – С 2015 года в городе идет снижение рождаемости. За последний год снизился показатель смертности, но идет рост смертности от сердечно-сосудистых заболеваний.

Есть тенденция к уменьшению населения в городе, а это сказывается на объеме оказываемой медицинской помощи. Госпитализация, посещение, оказание скорой медицинской помощи, финансирование здравоохранения рассчитывается на число прикрепленного населения.

По обеспеченности медицинскими кадрами идет отток врачей и среднего медперсонала. Основная причина – выход на пенсию. Для того чтобы привлекать специалистов в Качканар, проводится колоссальная работа отдела кадров. Проверено несколько сотен резюме и только каждый год не менее 50-60 человек, с кем активно вступаем в переписку. В этом году приезжало шесть врачей, но, изучив всю информацию и посмотрев город и условия проживания, специалисты развернулись и уехали. Поэтому здесь необходима совместная работа по привлечению врачей.

По заработной плате динамика идет положительная с 2016-17 года.

По поводу обследований. В диагностической службе, как можно видеть в отчете, в 2017 году был, можно сказать, провал. Число исследований было меньше, потому что в первом полугодии в ЦГБ была высокая кредиторская задолженность, обследования проводились только по жизненным показаниям. В этом году анализов проводится больше, но исключительно по показаниям и по необходимости.

В 2017 году увеличился объем финансирования ЦГБ за счет областных субсидий, которые покрыли кредиторскую задолженность 2016 года, а также 2017 года. В этом году проработан вопрос с Минздравом и с фондом ОМС о повышении тарифа для части городов, в том числе и для Качканара. Речь идет о повышающем коэффициенте, применение которого позволит избежать кредиторской задолженности.

Куда бежать, если впился клещ?

Далее присутствующие могли задавать вопросы Валерии Мартемьяновой и её команде.

– Тут в отчете сказано, что запланирован рост туберкулеза…

– Да, и это очень хорошо. Речь идет о выявляемости туберкулеза. У нас идет провал по флюорографическим исследованиям. Что бы мы ни делали, люди на флюорографию не идут. На следующей неделе должен приехать передвижной флюорограф, пока на ФАП Валериановска, а потом он начнет работать в городе.

– Почему время доезда «Скорой помощи» увеличилось?

– Есть понятие «золотой час» – 20 минут. Сейчас мы прогнозируем снижение времени доезда. В прошлом году в связи с тем, что у нас был острый дефицит врачебных кадров в поликлинике, было принято решение по неотложным случаям отправлять вместо участкового врача «Скорую помощь», например, по детским вызовам. Поэтому время доезда увеличилось.

– По поводу статей в местной прессе, в частности, женщина обращалась в приемный покой с укусом клеща, а её там не приняли. Потом начались скитания пострадавшей по поликлинике, где тоже никто не спешил оказать ей помощь. И женщина, обиженная, пришла в редакцию. Прокомментируйте.

На этот вопрос ответила замглавврача по медицинской части Наталья Меньшенина:

– Я часто по работе бываю в приемном покое, имею обыкновение спрашивать жителей города, откуда они черпают информацию по поводу обращения за помощью с укусом клеща. Оказывается, газеты никто не читает, несмотря на то, что везде было опубликовано, везде информация висит: в приемном покое, в регистратуре, на сайте, были объявления в газетах. Люди разного социального статуса отвечали, что не читают газеты. Как еще можно доносить информацию до жителей города? У нас есть приказ, в котором прописано, что в рабочие часы поликлиники в рабочие дни (с понедельника по пятницу) обращаться нужно в регистратуру. Регистраторы знают, что нужно делать, отправляют пациента к терапевту, там принимают без очереди. Выясняют вакцинальный статус человека, заполняют карты, всё делают. После 18 часов, а также в выходные, праздничные дни, в ночное время этим занимается приемный покой.

– Я с вами не соглашусь, что люди не читают газеты. У нас в городе достаточное количество средств массовой информации, и то, что они существуют, доказывает то, что люди их покупают и читают, – заметил Владимир Георгиев.

Город приезжих врачей не впечатляет

– По поводу дефицита кадров. Вы говорили, что приезжали специалисты, посмотрели условия, в результате уехали. Что им не понравилось? Почему уезжают? – спросил Олег Кирдяшкин.

Ответила начальник отдела кадров ЦГБ Галина Габбасова:

– Я возглавляю отдел кадров 26 лет, за последние три года становится всё хуже в поиске врачей. Раньше город мог предоставить жилье более-менее. Сейчас кандидаты спрашивают: что вы можете предоставить второй половине? Градообразущее предприятие у нас одно, устроиться туда невозможно. Спрашивают, что можете предоставить для детей в плане развлечений и отдыха? Какие есть парки? На сегодняшний день мы дать ничего не можем. Это проблема в городе. Квартиры не нравятся, которые мы даем, город тоже не впечатляет. Если раньше за год оставались в городе 6-7 специалистов, сейчас вообще не остаются. Город заинтересовывает по сайту, а когда люди приезжают сюда, весь интерес пропадает.

Люди не остаются в Качканаре, он стал не интересен. Это не только наша проблема, я здесь родилась, я за город, но если вас попросить поднять руки, у кого дети в Екатеринбурге или далее, то вы все поднимете. Я даже по себе это знаю. В мае приезжала врач-терапевт, девочка молодая из Перми, я показала ей квартиру, и впечатлений у неё не осталось.

– Вы отчитываетесь, что больница выполняет план по территориальной программе государственной гарантии бесплатного оказания медицинской помощи. В этой программе всё расписано: сколько положено врачей, сколько коек и так далее.

Почему Министерство здравоохранения тогда обрезает финансирование? Если есть план, соответственно и фонд заработной платы установлен. Вы его установили на ту численность персонала, которая положена на наш город, или на численность по факту? Если по положению, то заработной платы должно хватать на одну ставку. Куда деваются деньги и почему такая маленькая зарплата у медиков? Если нас финансируют по факту, а не так, как положено для нашей территории, то мы постоянно будем в нищете, – рассуждал Иван Канисев, а его вопросы так и остались без ответа.

Извне взять врачей неоткуда, надо воспитывать своих

– Как Качканар выглядит по сравнению с другими городами? Что ожидать от системы здравоохранения в будущем? Хочется ситуации успеха, но пока её не видать, – подметил Владимир Георгиев.

– В 2016 году по целевому направлению от ЦГБ поступали четверо абитуриентов, из них ни один не поступил, в 2017 году мы проводили день открытых дверей для школьников, в итоге от нас пошли 9 человек, шесть из них поступили. В этом году будут поступать 12 человек. Это люди, которые могут остаться в Качканаре, – попыталась обрисовать ситуацию насчет кадровой перспективы Галина Габбасова.

– Сейчас у нас идет работа на перспективу, потому что мы понимаем: извне врачей взять неоткуда, – констатировала Валерия Мартемьянова. – Нужно готовить свои кадры. Но целевиков нам следует ожидать не раньше, чем через 6-8 лет. Сейчас надо прилагать совместные усилия, чтобы привлечь в Качканар врачей. На протяжении многих лет из числа качканарцев никто не поступал в Уральский государственный медицинский университет. В конце июня к нам едет семья из Перми, оба врачи, готовы опять посмотреть город. В начале июля ожидаем семью медиков (средний медперсонал).

Пока ждешь бесплатной медпомощи, можно и помереть

– Ситуация в здравоохранении обострилась не одним днем. А что касается системы платных и бесплатных услуг? Многие от безысходности вынуждены обращаться в платные клиники, – спросили депутаты.

– Конституцией это не запрещено, – вставил реплику зав поликлиникой Петр Ремизов. – Там четко написано: платные и бесплатные.

– Там нет такого слова «платные». В главе 41 Конституции РФ гарантируется бесплатная медицинская помощь, – уточнил Иван Канисев.

– Там сказано оказание медицинской помощи, не детализировано: платно или бесплатно, – сказала Валерия Мартемьянова. – Имеет место быть и платная, и бесплатная помощь. Бесплатной медицинской помощи не бывает. За каждого пациента платит тот или иной субъект: ФОМС, правительство, личные средства граждан. Если человек хочет, он может идти в частные медучреждения. При необходимости мы ставим человека в лист ожидания для того, чтобы оказать ему ту или иную медицинскую помощь.

– Сколько этот лист ожидания может длиться? Например, есть у человека необходимость, а к терапевту он может попасть по талону только через две недели. Эти две недели человек что должен делать?

– По-разному. Есть плановая медпомощь, которая оказывается в течение 14 дней, неотложная помощь – в течение 2 часов, – отвечал Петр Ремизов.

– Ко мне сегодня подходит педагог и пишет заявление на отгул: плохо маме, у неё был инсульт. Вызвали «скорую», а она отказались ехать на вызов, – привела пример депутат Алена Рублева.

– Скажите фамилию, мы прослушаем аудиозапись. На «скорой» у нас работает три круглосуточных поста, время доезда минимальное. Не должно быть отказов. Разберемся; если подтвердится, будем принимать меры, – пообещали медики.

– Каких узких специалистов, на которых большой спрос, нет в ЦГБ? – задал вопрос Геннадий Русских.

– В основном, это эндокринолог и кардиолог. Мы направляем пациентов в межмуниципальные центры, есть возможность телеконсультации.

Ну, тупые!

По поводу сроков получения медицинских услуг пояснил Петр Ремизов:

– Консультация терапевта в течение двух недель, инструментальные методы обследования (КТ, МРТ и прочее) – 30 дней. Мы делаем запрос и имеем право ждать 30 дней, когда придет вызов пациенту. Если он не хочет ждать 30 дней – он может делать обследование платно. У нас в приказах всё прописано, мы работаем согласно документам.

– Это вы знаете все свои приказы, а простой смертный не читает ваши приказы, я откуда должен знать? – снова поинтересовался Геннадий Русских.

– Вот про женщину, которую укусил клещ. Она пишет, что учительница. Я не удивляюсь, что у нас сейчас дети такие тупые, если их учительница так учила. Если сама учительница (не монтер пути!) не знает таких вещей! – высказал свою неоднозначную позицию Петр Ремизов. – В поликлинику заходишь, сразу в глаза бросается эта памятка. Вы бы подошли к окошечку в регистратуре, там в папке лежит территориальная программа, возьмите её и посмотрите. Как еще до людей доносить, я не знаю?!

Содержать соматику неэффективно

– Валерия Владимировна, прокомментируйте, пожалуйста, информацию о здании соматики и переезде педиатрического отделения во взрослый стационар.

– Данный вопрос изучается, рассматривается эффективность этого мероприятия. В настоящее время здание соматики эксплуатируется не более, чем на 30 процентов, на 6 тысячах квадратных метрах развернуты 15 коек детского отделения. Плановая мощность порядка 100 коек. Поэтому сейчас содержать такое здание является неэффективным использованием бюджетных средств и средств ОМС.

Кардиограмма есть, а врача нет

– У нас нехватка кадров в медицине; если оборудование еще есть и даже обновляется, то специалистов, которые бы на них работали, нет, – обратился к медикам Владимир Георгиев. – Вот ко мне обратилась женщина, первостроитель города. Ей сделали электрокардиограмму, она поехала по направлению в Нижний Тагил, а в кардиограмме вместо описания, подписанного врачом, медсестра написала: «Врача нет». Зачем делали тогда?

– У моей мамы так же было, сделали 4 кардиограммы, а описания нет, – привела пример Алена Рублева.

Медики были удивлены такому обстоятельству и обещали разобраться в этом вопросе.

P.S. В заключение беседы от депутатов прозвучали предложения о помощи в ремонте служебных квартир для врачей. Сошлись во мнении, что нужно закладывать деньги в бюджет на следующий год, чтобы привести квартиры для медиков в благообразный вид.

С помощью отремонтированных квартир можно будет лишь отчасти попытаться решить самый проблемный и главный вопрос – дефицита врачей. Ведь именно с этим связаны доступность, качество и скорость получения медицинской помощи.

Вот мы практически дожили до того, что нас просто некому стало лечить. Старая гвардия медиков уходит, а молодые в эту профессию не идут. Выучиться на врача – это тяжелый труд, дано не каждому, а работать врачом – тем паче. К тому же, если в сфере бюджетной медицины тебе светит нечеловеческая нагрузка и маленькая зарплата.