Радиоактивные отходы складируются в девяти километрах от Качканара

Понедельник,18.11.2019  14:42

Опасно ли это для жителей города?

Читатели «Нового Качка­нара», а именно они порой становятся для нас источ­никами информации, спра­шивают нас: а правда ли, что на 35 км под Именновским расширяют дорогу для того, чтобы там строить хранили­ще для радиоактивных отхо­дов из Лесного?

И такой вопрос нам за­давали не единожды. Ско­рее всего, такие разговоры пошли после того, как СМИ обнародовали информацию, что в Новоуральск везут ра­диоактивные отходы из Гер­мании.

Действительно, Гринпис объявил о возобновлении ввоза переработанного ура­на из Евросоюза в Россию, на Уральский электрохими­ческий комбинат (УЭХК) в Новоуральске. Экологи-об­щественники ссылаются на немецкие федеральные власти и сообщают, что на УЭХК уже отправлено более 3,5 тысячи тонн урановых «хвостов», а с 2019 по 2022 год планируется отправить 12 тысяч тонн.

Хотя компания «Тех­снабэкспорт», входящая в госкорпорацию «Росатом», назвала дезинформацией заявление российского от­деления Гринпис о ввозе в страну радиоактивных отхо­дов.

«Речь не идет о ввозе в Россию радиоактивных от­ходов», — говорится в за­явлении компании, кото­рое приводит «Интерфакс».

По данным «Техсна­бэкспорта», обедненный уран, который ввозится в Россию, — это полезное сы­рье, используемое на рос­сийских обогатительных предприятиях. Он ввозится из-за рубежа не для захо­ронения, а на переработку до полезного обогащенного уранового продукта, кото­рый потом вывозится обрат­но за границу, подчеркнула компания.

Везут или нет в Новоу­ральск радиоактивные от­ходы – тема, конечно, ин­тересная, но у нас у самих буквально под боком нахо­дится город Лесной, в кото­ром есть такое предприятие, как «Электрохимприбор».

На официальном сайте города Лесного находим та­кую вот справочную инфор­мацию:

Действительно, отходы есть, хотя и сократились по сравнению с 2010 годом в три раза, но и их куда-то надо складировать. У комби­ната есть полигон «Сосна», на котором и хранятся все эти отходы. И полигон этот, судя по новостям в открытых источниках, расширяется.

Вот что пишет информа­ционный портал Лесного и Нижней Туры «В ЛЕСНОМ»: «В январе 2019 года комби­нат «Электрохимприбор» объявил конкурс на выпол­нение инженерных изы­сканий по «строительству сооружений по сбору, пере­работке и хранению радио­активных отходов».

За выполнение работ за­платят больше 6 миллионов рублей.

Место выполнения изы­сканий в документации ука­зано, как: «г. Лесной, ФГУП «Комбинат «Электрохим­прибор», участок находится примерно в 3280 м по на­правлению на юго-восток от ориентира промплощадка, расположенного за предела­ми участка, адрес ориенти­ра: ГО «Город Лесной», пром­площадка 6».

Работы должны были проводиться с февраля по май 2019 года.

Сейчас, согласно эколо­гическим отчётам, «ЭХП» размещает радиоактивные отходы на полигоне «Сосна».

Количество радиоактивных отходов «Электрохимприбор»


Нормальный радиационный фон составляет до 0,20 мкЗв/час (20 мкР/час). Порог безопасности для людей – 0,30 мкЗв/час (30 мкР/час).

В городах Свердловской области среднемесячный гамма-фон не превысил среднее значение по области. Например, Екатеринбург – 0,11 мкЗв/ч, Новоуральск — 0,11 мкЗв/ч, Кушва — 0,08 мкЗв/ч, Качканар — 0,08 мкЗв/ч, Серов — 0,11 мкЗв/ч, Краснотурьинск — 0,09 мкЗв/ч.

Из открытых данных за сентябрь 2018 года ГК «Росатом» и ФГБУ «Уральское УГМС»


В результате основной деятельности предприятия образуются твёрдые и жид­кие радиоактивные отходы.Жидкие радиоактивные от­ходы выпариваются и це­ментируются. Затем твёрдые и переработанные жидкие отходы закладываются на долгосрочное хранение в бе­тонные карты и земляные траншеи на полигоне захо­ронения радиоактивных от­ходов «Сосна», принадлежа­щем предприятию».

А если посмотреть по карте, то полигон «Сосна» находится практически под Качканаром, если по прямой – расстояние чуть более 8-ми километров. Кстати, говорят, что раньше там был посёлок №35. Может быть, оттого и произошла путаница с трид­цать пятыми километрами.

Действительно, что нам Новоуральск, когда у нас такое близкое соседство с Лесным. Может быть,имен­но поэтому у нас постоян­ный рост онкозаболеваний. Давайте вспомним цифры (все они в своё время были напечатаны в «НК») из до­кладов начальника тер­риториального отдела Роспотребнадзора Ольги Поповой.

2017 год

— В 2017 году было вы­явлено 156 случаев онкоза­болеваний. Это выше уров­ня 2016 года на 16% и выше среднемноголетнего уровня на 7%.

На 1 месте у нас онколо­гия ободочной кишки, на 2 месте онкология трахеи, бронхов и легких, на третьем предстательной железы.

Смертность от онколо­гии ежегодно растет. В 2017 году умерло 83 человека, это больше 2016 года на 22%. На первом месте смертность от онкологии кишечника, за­тем идут рак желудка и пря­мой кишки.

2018 год

— Вырос показатель за­болеваемости онкологией. Чаще всего в 2018 году вы­являли рак молочной желе­зы, затем – онкологию верх­них дыхательных путей, на третьем месте — рак кожи. Из 155 человек, кому был по­ставлен диагноз в 2018 году, умерло 52.

Так что же нам делать, массово эмигрировать из го­рода? Да, велика Россия, но и радиоактивных отходов в ней тоже много. А если не ра­диоктивных, то просто отхо­дов, которые мешают людям жить нормально (вспомнит тот же Шиес, где люди вот уже второй год добиваются убрать со своей земли свалку московских отходов, которая в прямом смысле отравляем их жизнь).


На Среднем Урале находится сразу несколько предприятий, представляющих ядерную и радиационную угрозу. В их числе Белоярская атомная станция и Институт реакторных материалов, расположенный в городе Заречном, Уральский электрохимкомбинат и Новоуральский научно-конструкторский центр, комбинат «Электрохимприбор» в городе Лесном, Уральский электромеханический завод и ОАО «Изотоп», расположенные в Екатеринбурге. Все они входят в утверждённый правительством РФ перечень организаций, эксплуатирующих особо радиационно опасные и ядерно опасные производства и объекты.


На самые больные вопро­сы в «Российской газете» от­ветил руководитель центра общественных связей Наци­онального оператора по об­ращению с радиоактивными отходами Никита Медян­цев.

— Почему вечные хра­нилища радиоактивных отходов (РАО) создаются именно на Урале?

— Выбор понятен: Урал – регион, где зарождалась и развивается атомная про­мышленность страны. Здесь много предприятий, где за десятилетия деятельности накопились радиоактивные отходы. Образуются они и сейчас. Зачем эти «хвосты» куда-то перевозить? Гораздо безопаснее надежно изоли­ровать их в местах образо­вания, сводя к нулю угрозу попадания радиоактивных элементов в окружающую среду.

В 2011 году был при­нят федеральный закон, обязывающий предприя­тия захоранивать РАО. Это правило для всех стран, за­крепленное в нормах Меж­дународного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ). То есть получаемые в ходе производства радиоактив­ные отходы должны быть доставлены в специальные пункты, где их изолируют и обеспечат хранение на весь период радиационно­го излучения (из расчета десяти периодов полурас­пада). То есть, скажем, для РАО третьего и четвертого классов (к ним относятся, например, изотопы строн­ция и цезия) это не менее 300 лет.

— То есть жителям близ­лежащих населенных пун­ктов придется бояться не только за свое здоровье, но и за здоровье праправ­нуков?

— Опасаться не стоит. Надежность пункта в Ново­уральске еще на стадии про­ектирования оценили экс­перты Федерального центра по ядерной безопасности РФ и пришли к выводу: систе­ма многобарьерной защиты гарантирует, что радиоак­тивные отходы не попадут в среду обитания человека в течение тысячелетий. А вот временные хранилища от­ходов, существующие сегод­ня при большинстве атом­ных предприятий, никогда не обеспечат такой уровень безопасности.

Система многобарьерной защиты гарантирует, что ра­диоактивные отходы не по­падут в среду обитания чело­века в течение тысячелетий. Временные хранилища при атомных предприятиях не обеспечивают такой уровень безопасности

— Строительство подоб­ных объектов по понят­ным причинам не радует население.

— Мы заинтересованы в том, чтобы жители понима­ли смысл деятельности нацоператора: мы создаем не отходы, а условия для их хранения на весь период, пока радиационная актив­ность не снизится до без­опасного уровня. Другими словами, мы практически исключаем экологические риски от уже существующих РАО.

Да, бывает, люди воспри­нимают нашу деятельность неоднозначно — как прави­ло, это происходит из-за не­достатка информации. Поэ­тому без секретов, открыто рассказываем и о применяе­мых технологиях, и о систе­мах безопасности, и о том, как просчитываются потен­циальные риски.


Как хранятся отходы РАО в Новоуральске

Пункт окончательной изоляции РАО в Новоуральске был пущен в эксплуатацию в декабре 2016 года. Объект углублен на семь метров, отделен от попадания грунтовых вод слоями глины. Наружные стенки толщиной 70 сантиметров сделаны из специального железобетона. Хранилище разделено на ячейки. В них опускают контейнеры, внутрь которых помещены бочки с прессованными РАО. Каждая ячейка засыпается инертным веществом (бентонитом). Заполненный доверху участок хранилища накрывается многослойным защитным барьером из гравия, глины, влагозадерживающей пленки и почвы — становится холмом, который впоследствии будет засеян травой


Что такое хранение на века? Как минимум 300 лет на поверхности, под которой захоронены ра­диоактивные отходы, не должно быть никакой про­изводственной деятельно­сти. Значит, люди не только нынешнего, но и будущих поколений должны об этом знать и помнить.

Ангелина Богданова

Р.S. Эксперты, стоящие на службе у госу­дарства, пы­таются нас успокоить, что ничего страшного во ввозе отходов нет. И что вообще это якобы не отходы, а сы­рьё для дальнейшей пере­работки. Откуда же тогда у нас такой рост онкологи­ческих заболеваний? С чем связана вспышка пневмо­нии, охватившая всю об­ласть, а Новоуральск осо­бенно? И самое обидное, что качканарцы, в отличие от лесничан, не получают никаких дополнительных вливаний в виде компен­саций и льгот, хотя воз­действие от предприятия «Электрохимприбор» наши города получают примерно одинаковое.

Поделиться:

Посчитайте: