Путешествие молодой пенсионерки по старой Европе. Эпизод 4

Понедельник,4.09.2017  15:48

Ужин в Венеции

Второй день в Италии, и мы еще очень хотим все по­пробовать из блюд местной кухни: пасту, равиоли, пиц­цу, морепродукты и многое другое. Глаза разбегаются в меню на итальянском язы­ке, 50 видов пицц и даже не знаешь, в чем отличие. И тут опять приложение Айфона нас выручает. Прикладыва­ешь к тексту, и он синхронно переводит. В общем, перево­дили полчаса, полчаса ждали заказ, и обед плавно перетек в ужин.

Романтика, ужин в Вене­ции. Зная по вчерашнему обеду и ужину, что порции в Италии тоже немаленькие, заказали каждый разное, с условием все попробовать друг у друга. Ужин с вином на одного человека обходит­ся от 18 до 25 евро.

Приветливые официанты оценили мои старания гово­рить на итальянском языке, поулыбались, поправили в некоторых местах и похва­лили «Браво, руссо синьо­ра!». Вот так закончился один из дней в знаменитой Венеции. Впрочем, как и все остальные дни. Нас ждали наш кемпинг, домик с кон­диционером, вечернее ку­пание в бассейне, поздний ужин в ресторане кемпинга или в уютном ресторанчике Маргеры, где нам готовили пиццу и пасту прямо на на­ших глазах.

Очень душевный и про­светительски полезный по­лучился отрезок путеше­ствия в Венеции. Но хочу сказать главное. Встречая чужих людей, но слыша рус­скую речь в Венеции, разго­вариваешь уже как с родны­ми. Делишься знаниями и особенностями изведанного тобой в городе, советуешь, как пройти и что посмо­треть. И совсем неважно, что они из Армении или с Укра­ины — это все бывший боль­шой Советский Союз, где все мы были братья, умеющие говорить на русском языке.

Обед в Риме

Глядим на карту Италии, сравнивая её с огромной Россией, на которой может поместиться 40 таких «сапо­гов», и кажется, что проехать ее вдоль и поперек легко и быстро. Но не тут-то было. Расстояния довольно при­личные, и спасают скорост­ные поезда, которые мчат тебя в 300 км/час. 600 кило­метров мы преодолели за три часа.

Говорят, все дороги ведут в Рим. Вот и мы из Венеции помчались на историю город. За окном пролетали солнечные пейзажи полей с созревающим урожаем подсолнечника, оливок, ви­нограда и многого друго­го, чего по причине частых тоннелей и скорости мы не успевали рассмотреть. Но создалось стойкое впечатле­ние, что свободной, никем не разработанной земли, в Италии просто не осталось.

Поскольку мы садились на поезд в 6 утра, то создалось впечатление, что вагон был наполнен деловыми людьми, которые едут в Рим на рабо­ту, по пути готовятся к пре­зентациям и дают указания по телефону своим подчи­ненным. И только мы в от­пуске и едем посмотреть на достопримечательности это­го древнейшего города мира.

Рим обдал нас жаром и суетой; видимо, последнее сходство относится ко всем столицам на земле. И начал­ся еще один квест в большом и незнакомом городе: где найти такси, как добрать­ся до гостиницы за корот­кое время, быстро в неё за­селиться и не опоздать на встречу с частным экскурсо­водом, который на своей ма­шине должен отвезти в горы на ферму итальянского ви­нодела. Выручил, как всегда, интернет.

Обед в семье итальянского винодела

Оказывается, в Риме есть те же фирмы такси, что и в Екатеринбурге: Яндекс и Убер, маршруты которых можно отслеживать по ай­фону. Через 10 минут шикар­ный «мерс» уже вёз нас в сто­рону Ватикана, к гостинице, которую мы сняли в этом районе. На часах еще 10 утра, а мы уже мчимся в горы по серпантину в городок Терни, провинции Умбрия, в семью винодела Зазерро, (почти Зорро), по-дружески болтая с экскурсоводом Ириной. Мое любопытство помогло выяснить, что она москвич­ка, вышла замуж за ита­льянца и вот уже восемь лет живет в Италии, в городке Терни. Постоянной работы у неё нет, но она периодиче­ски, примерно раз в неделю, проводит частные экскур­сии для русских туристов, с которыми она договарива­ется по интернету. Прибыль от этого небольшая, но всё какая-то «копейка». Сегодня она с нами, а завтра поле­тит к маме в Москву, в от­пуск. Для нас, приехавших погреться в жаркую страну, кажется странным, что Ири­на в июле и августе уезжает в прохладную Россию пе­реждать жару. Тем более, что в августе у всех итальянцев всеобщий отпуск и все мага­зины закрываются.

Так за разговорами, воспо­минаниями о России, мы до­брались до красивого здания, окруженного садом из цве­тов, киви, оливковых деревь­ев и, конечно, виноградни­ками. Встретили нас хозяйка фермы Фьюрелла и вся её небольшая семья: сын Алек­сандро и его сестра. Приеха­ли мы уже к обеду, поэтому с него и начали, естественно, с дегустацией сортов вин, которые производит семья Зазерро. Гостиная, в которой был накрыт стол, оборудо­вана в старинном итальян­ском стиле: камин, картины, старинные предметы быта, тыквы в корзинах и, конеч­но, выставка вин, которые выпускает этот хозяин. Их порядка десяти: белое, ро­зовое, красное, шампанское. Одна из марок даже выигра­ла конкурс за право угощать Путина, когда он приезжал с визитом в их страну.

На винодельне семьи Зазерра

Пока мы рассматривали мини-музей, уже накрыли на стол. Хозяйка подала тра­диционные итальянские за­куски: пресное тесто с тонко нарезанной вяленой свини­ной. Первое вино для дегу­стации было розовым. Еще один вид закусок — густые соусы, сделанные из различ­ных овощей, по типу нашей кабачковой икры. Из прили­чия мы все попробовали, но впечатления на нас они не произвели.

Вот следующее блюдо — салат с черствым хлебом и оливковым маслом — произ­вел на меня настолько неиз­гладимые впечатлени, что, вернувшись домой и собрав родных, я первым делом сделала его, чтобы передать кусочек Италии и им.

К горячему, а это тради­ционная паста (спагетти) с соусом и с морепродуктами, хозяин подал на стол белое вино. Научил правильно де­густировать и рассказал о вкусовых особенностях вин разной области Италии. Ока­зывается, всё, что есть на прилавках российских ма­газинов из итальянских, ис­панских вин, — это уже вин­ный продукт (порошок или концентрат, разведенный водой с добавлением саха­ра). В настоящие виноград­ные вина сахар не добавля­ется, и всё, что мы называем сладкими или полусладкими винами, — продукт рук рус­ского человека. Настоящие вина только сухие, и сла­дость их зависит от сорта ви­нограда и от погоды года, в котором он созревал.

Красное вино было пода­но к десерту (сладкой пицце с фруктами), я бы назвала это ягодной лепешкой, но в меня уже ничего не входило, как ни назови. А у итальянцев принято все доедать в тарел­ке, а то обидятся хозяева.

Обед длился около двух часов, но время за разгово­рами пролетело очень бы­стро. Александро провел нас в цех по изготовлению вина, показал огромные баки, где вино настаивается. Вино со­зревает ровно год, и перио­дически технолог, пробуя по несколько капель, опреде­ляет зрелость вина. Показал линию разлива и упаковки, рассказал технологический процесс от сбора урожая до готовой бутылки. Посетовал, что все внутренние рын­ки сбыта заняты, а у других стран очень заниженные цены. Остается только бар­тер. Они обменивают свою продукцию на продукты и товары (сыр, хлеб, мясо и т.д.). Живые деньги они име­ют только от реализации своей продукции через еди­ничные торговые точки.

Мы, как представители страны, которая всем помо­гает, тоже помогли: купи­ли оливковое масло и вино, чтобы по возвращении вспо­минать эту дружелюбную и трудолюбивую итальянскую семью Зазерро.

Возвращались в Рим, ког­да солнце уже клонилось к закату. А у меня осталось ощущение, что Зазерро — давно знакомые люди и нет никакой неловкости, кото­рых мы видим первый и, возможно, последний раз. На прощание мы обнялись и даже расцеловались с Фью­реллой. Она назвала меня солнечной женщиной. Так меня еще никто не называл. Спасибо солнечной Италии!

Ирина Хабибуллина

Поделиться:

Метки:

Посчитайте: