Пресс-ланч с Михаилом Киселем

Воскресенье,20.11.2016  11:56
Лариса Плесникова

Сбербанк отмечает юбилей – 12 ноября крупнейшему финансово­му учреждению России исполнилось 175 лет. Накануне этой даты управля­ющий Свердловским отделением Ми­хаил Кисель пригласил журналистов в ресторан «Онегин» на пресс-ланч.

Среди приглашенных был и «Но­вый Качканар». Всего было пригла­шено 10 журналистов из пяти горо­дов области.

Каждый журналист смог задать свои вопросы. Были они и у «Ново­го Качканара». Несмотря на то, что встреча длилась чуть более двух ча­сов, мы не успели задать все вопро­сы наших читателей.

71618144— Михаил Владимиро­вич, какую позицию зани­мает Сбербанк в Качкана­ре?

— 50 процентов бюджет­ников Качканара получают зарплату на карточки Сбер­банка. За 2016 год мы офор­мили ипотечных кредитов на 46 миллионов рублей, в прошлом — на 63 миллиона. Средняя сумма кредита — 1 миллион рублей. По потре­бительским кредитам в Кач­канаре мы наблюдаем рост: в этом году заключено 1118 кредитов на 188 миллионов рублей (в прошлом году 940 кредитов на 155 миллионов).

По вкладам ситуация сле­дующая: в этом году было открыто 4672 вклада на 852 миллиона против 5300 на 805 миллионов в прошлом.

В Качканаре 6 офисов Сбербанка, 39 устройств самообслуживания, 12 устройств с приемом налич­ных и 18 круглосуточных банкоматов.

— Какова просроченная задолженность Сбербанка по кредитам, и работаете ли вы с коллекторскими агентствами?

— На 1 января 2015 про­сроченная задолженность у нас была всего лишь 2,5 процента, но все кризисные явления не могли пройти мимо Сбербанка. Поэтому просрочка несколько вырос­ла. Но всё равно ниже, чем в среднем по рынку — 4,7 процента. Просрочка у нас начинает падать, потому что мы очень сильно начинаем заниматься реструктуриза­цией, заключением мировых соглашений. Очень больши­ми темпами растет ипотека, а по ипотечным кредитам уровень просрочки гораздо меньше, чем по потреби­тельским. Мы прогнозируем, что в 2017 году мы увидим ещё большее сокращение. Что касается юридических лиц, то тут у нас просрочка тоже держится стабильно на шести процентах.

У нас свое коллекторское агентство. Еще мы уступаем на конкурсе свои долги дру­гим коллекторским агент­ствам. Я не слышал жалоб на то, что должникам Сбербан­ка звонят в ночное время и что вообще звонят. Вся рабо­та коллекторов должна стро­иться на основании закона о коллекторской деятель­ности. И других вариантов быть не может.

— Наши читатели не­однократно обращались в газету с просьбой помочь вернуть банкомат в один из удаленных уголков го­рода — на Первомайку.

Еще вопросы от читате­лей «Нового Качканара»: почему в выходные быва­ют трудности со снятием наличных в банкоматах? И если молодые как-то выхо­дят из положения с помо­щью Сбербанка-онлайн, то людям в возрасте труднее, они не могут пользовать­ся этой услугой, им бывает проблематично распла­титься и банковской кар­той — проще наличными.

— С наличными в банко­матах ситуация следующая. Сейчас идёт глобальный процесс перехода на безна­личные операции. В этом году Сбербанк впервые в своей истории столкнулся с тем, что уже весной сум­ма безналичных операций по картам превысила сумму снятия наличных. Это зна­ковое событие: значит, что наши клиенты стали больше тратить безналичных денег, чем снимать наличку. Наши клиенты почувствовали плюсы работы с безналич­кой: это безопасно и выгод­но. Что касается остатков.

Я ощущаю, что сейчас количество банкоматов и терминалов — это, наверно, максимум, и наращивать их больше мы не будем. Объем всех денежных средств, ко­торые закладываются во все банкоматы области, в тече­ние пяти лет постоянно сни­жается. Из-за безналичных расчетов всё меньше потреб­ности в наличке.

Что касается заполняе­мости банкоматов. Быва­ют неожиданные поломки. Мы стараемся такие ситуа­ции мониторить. У нас есть специальная программа, ко­торая анализирует остатки в банкоматах и прогнозирует, какой объем наличных за­вести. В целом в Качканаре больше 30 банкоматов; если один не работает, другие-то работают. Но мы стараемся таких вещей не допускать.

Если в Качканаре будут какие-то проблемы, вот вам моя визитка с сотовым теле­фоном – звоните сразу мне.

— В сводках происше­ствий, которые «Новый Качканар» печатает еже­недельно, мошенники атакуют только Сбербанк, другие банки, как правило, вообще не упоминаются.

— Если вы думаете, что такая ситуация характер­на только для Свердловской области, вы глубоко ошиба­етесь. Это потому, что Сбер­банк — крупнейший банк, поэтому больше всех выдано карт клиентов. Контингент Сбербанка — в основном люди старшего возраста. Практика показывает, что именно эти люди становятся объектами противоправных действий со стороны пре­ступников. Расскажу случай, который произошел недавно в Пензе, мне о нём рассказал начальник полиции, и даже протоколы показывал. В от­деление Сбербанка с телефо­ном у уха пришла женщина, вся в слезах, лет семидесяти: «У меня горе, помогите снять деньги, сын попал в беду!». Девочка-консультант начала выяснять ситуацию, сразу от­секла женщину от телефона, начала разговаривать, спра­шивать. Через пять минут спокойного разговора оказа­лось, что у женщины и сыно­вей-то нет, только дочери.

Наши сотрудники подго­товлены к таким ситуациям, стараются отсечь человека от телефона или вывести из офиса «сопровождающих».

Мошенники сначала вво­дят человека в стрессовую ситуацию, а потом с помо­щью методик управляют человеком. Наша задача — выводить таких клиен­тов из этого состояния. На­жимаем кнопки тревожной сигнализации, если видим подозрительных «сопрово­ждающих». Мы уже около десятка таких мошенников задержали.

— Но ведь не все идут в отделения Сбербанка, много операций можно совершить и у банкомата.

— Вы правы. Например, приходит ко мне в Екатерин­бурге на приём женщина: ваши сервисы неэффектив­ны, защита плохая — верни­те мои 154 тысячи рублей, которые исчезли с карты. Ситуация оказалась баналь­ной. Её сын в интернете на­брел на какой-то ресурс, где нужно было внести номер своего телефона. Сыну сразу позвонили, представились службой безопасности бан­ка: «Ваша карта заблоки­рована, срочно свяжитесь с нами». Он, а ему 21 год, бе­рет карту мамы, идёт к бан­комату, а ему по телефону диктуют, что нужно сделать. Он заходит в личный каби­нет, передает мошенникам код и пароль. Ему говорят: ваша карта разблокирова­на. Он еще не успел домой зайти, как все деньги были сняты.

Как можно передавать личные данные, связанные с финансами, в чужие руки? Это всё равно, что кошелек на улице дать подержать незнакомцу, а самому уйти за угол. Ведь можно просто прийти в офис и прокон­сультироваться.

В этом вопросе можете помочь только вы, городские газеты. Бесполезно писать, давать какие-то алгоритмы — люди всё равно ничего не запомнят. Совет только один: в подобной ситуации идти или звонить в офис Сбербан­ка. У нас огромный опыт, мы всегда найдем решение и по­можем. Самим не нужно ни­чего предпринимать.

Ваше городское издание имеет гораздо большее вли­яние на человека, чем феде­ральные СМИ. Вас читают, вам доверяют, потому что те новости, которые вы со­общаете, происходят здесь и сейчас, и все их видят.

Раскрыть такие престу­пления, как правило, невоз­можно, потому что деньги могут снять в любом городе России, а карты уничтожить.

— Много ли ваших кли­ентов воспользовались за­коном о банкротстве?

— Пока что идет осозна­ние того, что это такое. И пока это десятки, даже не сотни. Я даже скажу, что за­кон о банкротстве способ­ствовал увеличению коли­чества мировых соглашений банка и должников. Сейчас проще заключить мировое соглашение, чем признавать банкротство.

— Есть такое мнение, что в кризис бедные бед­неют, а богатые богатеют. Это правда?

— У меня на этот счет есть своя теория. Богатые богате­ют, потому что они обладают большим количеством зна­ний, а бедные беднеют, по­тому что свои финансовые решения принимают эмо­ционально, а такие решения, как правило, неправильные. Я бы переформулировал так: умные богатеют — глупые беднеют. У меня масса при­меров. Помнится, люди ску­пали доллары за сто рублей. Спрашиваю: зачем? Ведь он может подешеветь? Нет, я хочу чтобы он был по двести, чтобы потом выгодно про­дать свои. А он стал 52 рубля.

Это не кризис, это объек­тивная реальность, стандарт­ное развитие нашей страны на ближайшие 5-10 лет. Если ты продал что-то за границу, ты смог улучшить свои пока­затели. Внутри страны кон­куренция жесточайшая, про­дать свою продукцию или услуги тяжело. Выход один — наращивать сервис, про­изводство, свои услуги, но с прицелом на экспорт.

Также на встрече речь шла об истории Сбербан­ка, его проектах и новых технологиях. Такие встре­чи с журналистами Сбер­банк намерен проводить регулярно.

Поделиться:

Метки:

комментария 2

  1. 13:

    20.11.2016 23:15

    Шото я ланча не ошчутил…

    . Сейчас проще заключить мировое соглашение, чем признавать банкротство.

    Реальному банкроту-физ.лицу невозможно нанять внешнего управляющего. По сути этот закон не более чем мыльный пузырь. И коли устроитель банкета для жврналистов об этом прямо не сказал при ответе на вопрос, то он либо не вкурсе (что не лестно показывает его профессионализм), либо не договаривает (что не лестно показывает его откровенность) Исходя из чего от данного интервью одна польза – журналист похавал нахаляву

  2. Kolobok:

    21.11.2016 22:23

    12 ноября крупнейшему финансово­му учреждению России исполнилось 175 лет.

    Ерунда. Сбербанк России и Сбербанк СССР это две большие разницы как говорят в Одессе.

Посчитайте: