Попавшая в ДТП качканарка потеряла ребёнка на 30-й неделе беременности

Понедельник,25.05.2020  19:29
Ирина Чистякова

11 мая в Качканаре возле ДК произошла серьезная авария: столкнулись сразу три автомобиля. По первым сообщениям, происшествие обошлось без жертв. Однако это оказалось далеко не так. Спустя два дня стало известно об ужасных последствиях ДТП. Олеся — водитель «ВАЗ-2114» — была на 30-й неделе беременности, она потеряла ребенка.

В тот день женщи­на вместе со своим гражданским мужем Русланом ехала по улице Свердлова в направлении «Площадь» — «Мебельный». В тот момент, когда они подъезжали к кафе «Рандеву», на встречную по­лосу выскочил автомобиль «Шевроле-Лачетти». Его во­дитель столкнулся с впереди идущим «Опель-Астра», по­сле чего выехал прямо на­встречу «ВАЗу». Столкнове­ния избежать не удалось. Как и его последствий.

В прошлом номере «Но­вого Качканара» об этой аварии была опубликована заметка «Массовое ДТП у ДК». Согласно официальной информации из ГИБДД, в результате аварии был один пострадавший – женщина, водитель «ВАЗ-2114». При этом сообщалось, что от го­спитализации она отказа­лась, и ей было назначено амбулаторное лечение.

НЕскорая помощь

В тот же день, 13 мая, ког­да вышел свежий номер га­зеты, в редакцию позвонил Руслан — гражданский муж пострадавшей, чтобы рас­сказать свою версию прои­зошедшего:

— В материале «Массовое ДТП у ДК» в «Новом Качка­наре» сказано, что постра­давшая в аварии женщина отказалась от госпитализа­ции. Хочу рассказать, как на самом деле все было.

Я был пассажиром той машины, за рулем которой сидела Олеся. После того, как мы попали в аварию 11 мая, была вызвана «скорая», но мы ее ждать не стали. Пое­хали за помощью на машине друзей в приемный покой. Там Олесю осмотрел хирург, но ей требовалось УЗИ, так как она была на 30-й неделе беременности. В приемном сказали, что УЗИ у них нет. Сказали, чтобы мы шли и делали УЗИ платно, а потом, если потребуется, приходили в стационар. Только, чтобы уйти, нужно было написать отказ от госпитализации. А какой смысл было ложиться в стационар, если врачи де­лать ничего не собирались?

Два дня мы обзванивали все платные клиники города, чтобы попасть на УЗИ, но нас нигде не смогли принять, не было специалистов.

13 мая, утром, Олеся сказа­ла, что не чувствует шевеле­ния ребенка. Мы направились в роддом, там аппарат быстро нашелся. Сделали УЗИ, оказа­лось, что ребенок мертв.

В тот момент, когда Рус­лан разговаривал по телефо­ну с журналистом, его жена Олеся ехала в машине «ско­рой» в Нижний Тагил для принятий дальнейших мер.

Должна была родиться дочка

18 мая мы связались с Олесей, чтобы узнать, как ее самочувствие после визита в Нижний Тагил.

— Самочувствие неваж­ное. У меня до сих пор шок. Я уже несколько дней пла­чу. Не могу в себя прийти. Еще в больнице в Качкана­ре, когда делали УЗИ, мне никто не говорил, что с ре­бенком. Только персонал забегал вокруг. Я пыталась узнать, но мне толком никто ничего не отвечал. Сказали, что сейчас со мной придет поговорить психолог. После этого я уже сама догадалась, что не так. Спросила врача: «Я так понимаю, что ребе­нок мертв?». Мне ответили: «Да». Психолога я ни в Кач­канаре, ни в Тагиле так и не увидела.

Я четыре дня проходила с мертвым ребенком внутри. 16 мая в Тагиле мне искус­ственно вызывали схватки. Это были полноценные роды. Я родила мертвую девочку.

Меня спрашивали, хочу ли я посмотреть на нее. Я отказалась. Что я там могла увидеть, если ребенок вну­три меня уже разлагаться начал?

Кто виноват?

Искать виновников ситу­ации у Олеси сейчас совсем нет сил. Она все еще пы­тается оправиться от горя. Она до сих пор не знает ре­зультатов работы ГИБДД и о том, будут ли какие-то меры приниматься в ЦГБ по по­воду действий сотрудников приемного покоя.

«НК» направил запрос в ЦГБ. Нас интересует, почему женщине не была оказана помощь сразу в приемном покое, почему сотрудники приемного покоя отправи­ли девушку делать платное УЗИ и не вызвали дежурного гинеколога для осмотра по­страдавшей, ну и, наконец, будет ли ЦГБ производить разбор сложившейся ситуа­ции.

Отвечает заместитель главного врача по медицин­ской части Наталья Мень­шенина:

— После поступления в больницу журналистского запроса был проведён раз­бор ситуации.

Женщина была осмо­трена в приемном покое врачом акушером-гинеко­логом, были проведены не­обходимые обследования, в том числе КТГ, показаний для экстренного проведения УЗИ не было.

В стационаре имеются ап­параты УЗИ, врач УЗИ также находится на рабочем месте в рабочее время, при необхо­димости экстренного прове­дения обследования во вне­рабочее или вечернее время врача вызывают в ЦГБ.

Женщине была предло­жена госпитализация для дальнейшего медицинского наблюдения и обследования. Она отказалась.

Мы в «НК» не могли не обратить внимание, что сви­детельства потерпевшей и представителя ЦГБ расхо­дятся. Одна говорит, что её осматривал только хирург, другая, что пациентку осмо­трел акушер-гинеколог.

«НК» также был направ­лен запрос в ГИБДД, что­бы узнать, кто был признан виновником этой аварии и какое наказание ему грозит. На запрос ответил новый на­чальник полиции Евгений Пьянков:

— Прибывшие на место ДТП госавтоинспекторы уста­новили, что 20-летний води­тель, управляя автомашиной марки «Шевроле Лачетти», не выдержал необходимую дистанцию до движущегося впереди транспортного сред­ства-автомобиля «Опель- Астра», допустил с ним стол­кновение, затем выехал на полосу, предназначенную для встречного движения, где допустил столкновение с движущимся во встречном направлении автомобилем «ВАЗ-2114».

После ДТП все водители прошли освидетельствова­ние на установление состо­яния опьянения. Состояние опьянение ни у одного из водителей установлено не было.

По факту данного про­исшествия ведется рассле­дование, будут назначены экспертизы, по результатам которых будет принято про­цессуальное решение, — со­общается в ответе полиции.

Теоретически действия виновника аварии, повлек­шие смерть неродившегося ребенка, могли бы попадать под часть 1 статьи 264 УК РФ «Нарушение правил дорож­ного движения и эксплуата­ции транспортных средств, повлекшее по неосторож­ности причинение тяжкого вреда здоровью человека», максимальное наказание — до двух лет лишения свобо­ды.

Будут ли пострадавшие добиваться справедливости и выяснять, кто виноват, – это один вопрос. Главным во всей этой истории остается тот факт, что в результате рокового стечения обстоя­тельств и действий разных людей молодая семья поте­ряла нерожденного ребенка.

 

Фото: ОГИБДД МО МВД «Качканарский»

Поделиться:

Посчитайте: