Политика вытаптывания поляны вокруг себя

Понедельник,15.02.2021  9:29
Рубрики: Город, Комбинат, Новости для главной, Общество

Просмотров:[post_view]
Комментарии к записи Политика вытаптывания поляны вокруг себя отключены
Автор:

Зачем Евразу непременно нужно зачистить гору от буддистов?

Иван Канисев подробно описал ситуацию и привел аргументы, почему буддисты могли бы без ущерба для Евраза и разработки СКМ существовать в монастыре на горе Качканар. Канисев 18 лет проработал буриль­щиком скважин и прекрасно знает, что такое взрывные работы. В свое время он окончил во Владикавказе горный техникум по разра­ботке месторождений полез­ных ископаемых. Эту статью он написал специально для «Нового Качканара».


Для начала я хочу рас­смотреть кАмпанию, которую развяза­ла кОмпания Евраз против буддистов, начавших строительство сво­его монастыря на горе Кач­канар в 1995 году, когда этого Евраза еще и не существова­ло. Пиарщики устроили эту кампанию с целью выселения буддистов с горы и, если все пойдет гладко, то и ликвида­ции самого монастыря.

Общину вывели за рамки закона

В Конституции РФ пун­ктом 2 статьи 14 закреплено, что все религиозные объе­динения равны перед зако­ном. Также федеральными законами признаны тради­ционными для России хри­стианство, ислам, иудаизм и буддизм. Но нужно отметить, что не ко всем религиям и их представителям одинаково относятся как представители власти, так и финансовые и промышленные группы.

Если с РПЦ заигрывают и власти, и предприниматель­ское сообщество, помогая ей финансово и передавая иму­щество и земли, как имею­щей самую большую паству, а с мусульманами боятся свя­зываться, опасаясь ответных враждебных действий, как и с представителями иудаизма, которые имеют достаточно сильное влияние на финан­совые потоки, то отношение к буддистам в России, мягко говоря, довольно прохладное и не всегда уважительное.

Думаю, что в этом и за­ключается беда поселенцев буддийского монастыря на горе Качканар. Если бы они относились к какой-нибудь другой группе религий из выше названных, то, скорее всего, вопроса о их выселе­нии оттуда не возникло бы.

Думаю, их бы давно уже официально признали рели­гиозной общиной, оформили документы на землю под мо­настырем, а сам монастырь внесли в список культурных и туристических объектов, охраняемых государством, а не занимались изобретени­ем всяких предлогов, чтобы отказать им в этом. Не много таких мест на Урале. А если подумать, то оно здесь един­ственное, эксклюзивное. Но думаю, что в нынешнем российском государстве это никогда не случится, потому что здесь важны не интересы общества, а интересы групп отдельных частных лиц и их амбиции, иной раз превыша­ющие все разумные пределы.

Все мы видим, как област­ная власть с легкостью сдала в аренду Евразу почти всю гору Качканар размером в несколько десятков квадрат­ных километров. Хотя с ве­личайшим упорством власть отказывала все эти годы оформить всего один гектар земли под монастырем. Бла­го бы его постройки и монахи на самом деле мешали раз­работке СКМ. Для многих это спорный вопрос. Каждая сто­рона приводит свои доводы. Мы об этом подробно пого­ворим дальше в этой статье.

Власть все эти 25 лет пре­красно знала, что обремене­нием сдаваемого в аренду Евразу участка земли на горе Качканар является буддий­ский монастырь Шедруб Линг, фактически существующий с 1995 года, хотя и не признан­ный властью, которая искала любые предлоги, чтобы он не получил официального стату­са. И все же власть пошла на это, не оформив само обреме­нение и общественный сер­витут. Тем самым узаконив аренду этого участка горы группой частных предпри­нимателей, имеющих в том числе и иностранное граж­данство, и выведя за рамки законной деятельности рели­гиозный объект, расположен­ный на горе Качканар и его местную общину.

Предложение монахам пе­реселиться в поселок Косью, а сам монастырь посещать им только по субботам и воскре­сеньям звучит издеватель­ски. Ведь это монастырь, а не клуб по интересам. А члены общины — не праздношата­ющиеся бездельники. Что бы собой представляли христи­анские монастыри, если бы монахи не несли службу, не трудились в монастыре, не жили в своих кельях, а жили бы где-нибудь в гостинице и посещали его только по субботам и воскресеньям? Думаю, что такая мысль для христиан звучит кощун­ственно. Полагаю, что власть и Евраз все это прекрасно по­нимают, но продолжают свои варварские действия вопре­ки здравому смыслу.

Мощная пиар-кампания по демонизации буддистов

Судя по статьям в местных газетах «КЧ» и «КР» и переда­чах местных радиостанций, которые на корню скупил Ев­раз через побочные органи­зации, и статьям в областных СМИ, а также по материалам в специально созданных груп­пах в социальных сетях, по­ставлена цель демонизировать и сам буддийский монастырь, и его обитателей, как группу людей, не дающих развиваться комбинату и городу. А для это­го все средства хороши.

Естественно, что любой здравомыслящий человек не хочет, чтобы комбинат пре­кратил свою деятельность, так как это основной источ­ник доходов и жителей, рабо­тающих на нем, и бюджета, получающего налоги в свою казну с его деятельности. Не хотят этого, конечно, и буд­дисты. Но от них мало что зависит. Останови работу комбинат — быстро умрет и город, как это уже произошло не с одним из подобных мо­ногородов. Не многие име­ют средства куда-то уехать. А многие и не хотят, так как родились здесь и привыкли здесь жить. Вот на этом стра­хе и паразитируют власть и руководство Евраза.

По старой советской при­вычке люди все еще продол­жают верить почти всему, что пишут в газетах. Особенно в местных, так как события вроде бы как развиваются у них на глазах. Тем более, что для пущей убедительности материалы в этих газетах размещаются за именами из­вестных уважаемых в городе людей, депутатов, работни­ков комбината, а иной раз и простых домохозяек. Но про­блема заключается в том, что многие уважаемые люди ни­когда не занимались этим во­просом в деталях и их просто вводят в заблуждение отно­сительно действительности. Другие просто приучены к мысли: если руководство что-то говорит, то оно всегда пра­во, и лучше с ним не спорить, иначе наживешь себе непри­ятности. С наших депутатов, пусть они не обижаются, что с гуся вода, они прекрасно понимают, для чего их про­двинули в депутаты, что если скажут что-то не то, что от них требуется, их карьера завтра и прекратится как на комбинате, так и в думе.

Так что ориентироваться на их высказывания — себя не уважать. Про некоторые одиозные высказывания ра­ботников комбината вообще молчу. Люди полностью зави­симые. Да и что мне тут объ­яснять, все в городе знают, кто и что из себя представляет. Простые домохозяйки хотя и мало что смыслят в горном деле, но ради пропаганды пытаются использовать и их в своих целях. Говорю я это без зла. Такова действитель­ность. Так что, как говаривал профессор Преображенский, «не читайте до обеда совет­ских газет». Истины вы в них не найдете.

Буддисты — не помеха производству горных работ

Теперь перейдем к су­ществу дела. Влияет ли мо­настырь и нахождение буд­дистов в нем на разработку СКМ. Юридическую сторону по аренде земли Евразом и нахождение монастыря на горе я уже осветил выше. Здесь власть одним росчер­ком пера вывела буддийскую общину за рамки закона. Поэтому все суды не будут рассматривать вопрос воз­можности нахождения мо­настыря и общины на горе с точки зрения, что он меша­ете разработке СКМ или нет. Суд просто будет формально рассматривать только один вопрос, что земля передана в аренду определенной группе частных лиц на определен­ное количество лет, и они вправе ей распоряжаться все это время, как хотят. Здесь тягаться с это группой долла­ровых миллиардеров беспо­лезно. В этой части суд всегда будет на их стороне.

Этот копеечный вопрос с сохранением монастыря и на­хождением в нем буддистов, конечно, может решить об­ластная власть, внеся их в ре­естр культурных ценностей. Но, по моему убеждению, она никогда это делать не будет.

Для меня и для всех нас важны другие вопросы, ко­торые не рассматривает суд, принимая свое решение, но которыми пугает жителей го­рода руководство Евраза. Так как будь на то добрая воля властей или Евраза, когда юридическая сторона не по­меха разработке СКМ, то оста­ется техническая. Это вопрос невозможности производства взрывных работ на Собствен­но-Качканарском месторо­ждении из-за нарушения СанПинов и угрозы людям во время производства взрыв­ных работ. А, следовательно, и остановке работ на этом месторождении. Мое мнение, что это совершенно не так. Это ложь. И я попробую дока­зать, что буддисты не помеха производству горных работ ни на одно мгновение.

Для начала всем сове­тую просмотреть мой ви­деофильм «Собака на сене. Взорвут ли буддийский мо­настырь на горе Качканар?» на моей страничке в Ютуб, набрав Иван Канисев в юту­бовском поисковике, или в на моей странице в соцсетях.

В этой части моей статьи я частично использую тот материал, который более подробно изложил в своем фильме. Технические вопро­сы делятся на два блока. Пер­вый — это СанПины и второй — Правила безопасности при взрывных работах.

Санитарный вопрос

Начнем с первого.

С 1 марта 2008 года была введена новая редакция СанПиН «Санитарно-за­щитные зоны и санитарная классификация предпри­ятий, сооружений и иных объектов» (в дальнейшем — СанПиН-2008), утвержденная главным санитарным врачом РФ Г. Онищенко 25 января 2008 г. Регистрационный N 10995.

В правилах в пункте 5.3. указано: «Допускается раз­мещать в границах сани­тарно-защитной зоны про­мышленного объекта или производства: нежилые поме­щения для дежурного аварий­ного персонала, помещения для пребывания работающих по вахтовому методу (не более двух недель), здания управле­ния, конструкторские бюро, здания административного назначения, научно-иссле­довательские лаборатории, поликлиники, спортивно-оз­доровительные сооружения закрытого типа, бани, пра­чечные, объекты торговли и общественного питания, мотели, гостиницы, гаражи, площадки и сооружения для хранения общественного и индивидуального транспор­та, пожарные депо, местные и транзитные коммуникации, ЛЭП, электроподстанции, нефте- и газопроводы, арте­зианские скважины для тех­нического водоснабжения, во­доохлаждающие сооружения для подготовки технической воды, канализационные на­сосные станции, сооружения оборотного водоснабжения, автозаправочные станции, станции технического обслу­живания автомобилей».

В 2012 году подобное Евразу ООО «Марийская Энергетическо-Финансовая компания» (далее — ООО «МЭФК») обратилось в Вер­ховный Суд России с заяв­лением о признании пункта 5.3 СанПиН-2008 недейству­ющим в части, допускаю­щей размещение в границах санитарно-защитной зоны промышленного объекта или производства, не предназна­ченных для обслуживания работников указанного объ­екта и для обеспечения дея­тельности промышленного объекта (производства).

Рассмотрев в судебном заседании гражданское дело по заявлению этой орга­низации о признании не­действующим пункта 5.3 СанПиН-2008, суд решил: в удовлетворении заявления ООО «МЭФК» о признании недействующим пункта 5.3 СанПиН-2008 отказать.

Как мы видим из текста п.5.3 СанПиН и Решения Вер­ховного Суда РФ по этому пункту, СанПиН не запрещает нахождение буддийского мо­настыря на горе Качканар в санитарной зоне разработки Собственно-Качканарского месторождения Евраз КГОКа, ибо он также может выпол­нять функции и гостиницы, и мотеля, и спортивно-оз­доровительного сооружения закрытого типа. Все ссыл­ки на СанПиН в этом случае беспочвенны и рассчитаны на безграмотного обывателя.

Двойные стандарты

Для того чтобы посмо­треть, как на самом деле об­ходятся с СанПиНами руко­водство Евраза и областное правительство, когда это им выгодно, приведу пример, как этот вопрос решался в Ниж­нем Тагиле. Как пишут СМИ, на протяжении уже многих лет не утихает скандал вокруг санитарно-защитной зоны НТМК в Нижнем Тагиле: она до сих пор не утверждена. Причина в том, что в случае ее согласования, в зону попадает чуть ли не половина города, а это значит, что комбинат дол­жен за свой счет построить новые дома и соцобъекты и расселить людей. Из-за не­утвержденной санитарно-за­щитной зоны на предприя­тие налагаются штрафы, но в любом случае это выходит дешевле, чем переселение та­гильчан. Под давлением об­щественности комбинат был вынужден хотя бы частично начать решать эту проблему. Речь идет о модернизации предприятия. В частности, в 2018 году там была запущена новая домна, однако и с ней возникли сложности. Долгое время жители Нижнего Таги­ла жаловались на оранжевый дым над предприятием после запуска нового оборудования. Можно резюмировать: закон, что дышло — куда повернут, туда и вышло. Уже всем давно известно, какую попросит за­казчик проектантов нарисо­вать зону санитарной защиты для себя в сторону увеличе­ния, такую они и нарисуют, но не менее минимальной, а в большую — сколько душа по­желает.

От взрывов монастырь не пострадает

Теперь перейдем ко вто­рому блоку, по которому так много страшилок размеща­ет Евраз в разных СМИ, это «Правила безопасности при взрывных работах».

Все воздействия на объ­ект при взрыве делятся на несколько поражающих фак­торов. Это сейсмическое воздействие на сооружения, ударная воздушная волна, действие ядовитых газов, раз­лет отдельных кусков породы.

Так как буддийский мона­стырь на горе Качканар рас­положен на плотных скаль­ных ненарушенных породах с коэффициентом Kr, завися­щий от свойств грунта в ос­новании сооружений равным 5, и построен из каменных и бетонных стройматериалов с коэффициентом, зависящий от типа здания (сооружения) и характера застройки равным Кс = 1,5, то он не будут иметь даже малейших повреждений от взрыва 200 тонн взрывчат­ки, размещенной в скважин­ных зарядах, на расстоянии от места проведения взрыва 450 метров. Следовательно, и по этому параметру монастырь и разработка СКМ не оказывают угрозу друг другу.

На угрозе ударной воз­душной волны я вообще не хочу останавливаться, так как между монастырем и первой очередью разработки СКМ находятся гасящий ее лес, тянущийся почти на полтора километра, и прикрывающая монастырь скальная гряда.

Не представляет для оби­тателей монастыря и об­разующееся после взрыва облако ядовитых газов, так как он расположен выше са­мого верхнего 640 горизонта СКМ на отметке 843 метра с перепадом по высоте в 200 метров и также на расстоя­нии более полутора киломе­тров от него. И тем более, что расположен на обдуваемой всеми ветрами горе, а не в яме, как карьеры Главный, Западный и Северный, где газ может стоять часами по­сле взрывов в безветренную погоду. При этом Главный карьер находится от поселка Валериановск всего в 700 ме­трах и за последние полсотни лет проведения взрывов еще никого там не отравили.

Куски породы не долетят

И последний из этих тех­нических вопросов — о раз­лете кусков породы, которые, якобы, могут травмировать находящихся в своем мона­стыре буддистов. Он тоже имеет несколько нюансов. Сразу же отметим, что со­гласно Приложению №20 к Федеральным нормам и правилам в области про­мышленной безопасности «Правила безопасности при взрывных работах», утверж­денным приказом Федераль­ной службы по экологиче­скому, технологическому и атомному надзору от 16 де­кабря 2013 г. №605 (далее пи­шем Приказ №605 сокращен­но) радиус опасной зоны для взрывания, пункт 1.5 — сква­жинных зарядов с забойкой, не менее 200 метров.

Скважины на карьерах Евраза в основном бурятся станками СБШ-250 МНА. Ди­аметр скважин в среднем 250 миллиметров. Высота гори­зонтов у нас на карьерах рав­на 15 метрам. Крепость по­род по буримости по шкале Протодьяконова на карьерах комбината в среднем нахо­дится от 14 до 18 категории. Станки бурят с небольшим перебуром. Блоки бурят в несколько рядов. Основная сетка при бурении 5 на 5, 5 на 6 или 6 на 6 метров. Забойка скважин после зарядки взры­вчаткой и боевиками осу­ществляется до устья сква­жины шламом.

Мы, конечно, можем рас­считать разлет кусков поро­ды взрывами по различным учебникам и инструкциям. Но не будем далеко ходить, а для простоты воспользуемся Приложением №26 к Прика­зу №605. В нем есть пункт 1 и называется он «Примеры определения безопасных расстояний по разлету от­дельных кусков породы при взрывах скважинных заря­дов». Подставив те данные, которые мы имеем по бу­рению скважин на карьерах Качканарского ГОКа, мы в итоге получаем самый боль­шой вылет отдельных кусков порода на расстояние, не превышающее 550 метров. Я не привожу здесь расчеты и формулы, так как это займет слишком много места.

Циничный обман общественности

Так что все заявления ру­ководства Евраза, а также не­которых политических дея­телей из областных структур о том, что монастырь и буд­дисты, находящиеся на горе Качканар, мешают производ­ству взрывов из-за возмож­ности поражения их отдель­ными кусками взорванной породы на разрабатываемом СКМ, мягко говоря, не соот­ветствует действительно­сти. Ибо расстояние опас­ной зоны по взрывам СКМ в три раза меньше расстояния между СКМ и монастырем. А если сказать откровенней, то является циничным обма­ном общественности с целью выставить общину буддистов как врагов жителей города и страны, как это делалось в 30-е годы ХХ века.

Поэтому все разговоры и заказные статьи в СМИ о возможном прекращении из-за этого разработки СКМ и остановке работы комби­ната нужно расценивать как клевету с определенной це­лью: сначала выселить из монастыря общину будди­стов, а затем разрушить и монастырь. Ибо мы все зна­ем, как у нас быстро разру­шают брошенные нежилые постройки. Даже сама поста­новка Евразом вопроса о за­прете нахождения дежурных из буддийской общины в мо­настыре в будние дни для его обслуживания и отопления, когда не проводятся взрывы на СКМ, из-за которого идет весь этот сыр-бор, выглядит издевательством над здра­вым смыслом. Охране, ока­зывается, можно безопасно находиться в фанерном ва­гончике на поляне у подно­жья монастыря, и который расположен ближе к взрыву, а буддистам в железобетон­ном строении, расположен­ном дальше за ними, нельзя.

До опасного расстояния — 50 лет

Мы можем предположить, что со временем через 50 лет карьер может приблизить­ся на опасное расстояние к монастырю. Но тогда на обитателей монастыря дол­жен распространяться пункт 176 Приказа 605, который гласит: «При попадании в опасную зону объектов дру­гой организации ее руково­дитель должен письменно оповещаться не менее чем за сутки о месте и времени про­изводства взрывных работ, при этом все люди из этих объектов должны выводить­ся за пределы опасной зоны с письменным оповещением об этом руководителя взрыв­ных работ». Что не требует никаких финасовых затрат со стороны Евраза. И что не трудно проконтролировать той же охране или стоящим в оцеплении опасной зоны людям. При этом после взры­ва и отбоя они могут наравне с работниками предприятия вернуться на свое место в монастырь до следующего предупреждения о взрыве.

Как говорят англичане, кто хочет — ищет возможности, кто не хочет — ищет причину. На мой взгляд, в этом вся суть политики руководства Евра­за с тех пор, как он пришел к нам. Тому наглядный пример — остановленная и ржавею­щая уже десятилетие канатка на горнолыжной трассе на За­падном карьере, которая уже была популярной не только среди жителей города. Ру­ками депутатов гордумы от Евраза также зарезали строи­тельство горнолыжной трас­сы на юго-западном склоне горы Качканар, не выделив землю под нее. А сейчас еще лишение эксклюзивного объ­екта, привлекавшего все воз­растающий поток туристов на гору Качканар, в виде буд­дийского монастыря.

Не вижу объектвных причин для закрытия монастыря

Рассмотрев все аргументы Евраза и поддерживающей его власти, а также существу­ющие нормы и правила, я не вижу объективных причин по закрытию монастыря и переселению буддистов отту­да в другое место. Я прихожу к мнению, что некоторые де­ятели Евраза проводят поли­тику вытаптывания поляны вокруг себя, чтобы на ней не росло ничего, и огоражива­ния высоким забором того, что им удалось захватить.

Поэтому предполагаю, что, какие бы разумные доводы ни приводились, Евраз сгонит с горы общину буддистов, пока­зав, кто здесь хозяин, и все эти разговоры о поиске приемле­мых решений, как говорят военные, операция прикры­тия и пустая трата времени. В компании всё уже решили давно и бесповоротно. Затем со временем будут разруше­ны самим Евразом или кем-то другим все постройки мона­стыря. Делается все это тихой сапой, чтобы резкими дей­ствиями не поднять сильную волну протестов, как это было в других местах.

Мы живем в век нового варварства, когда у большин­ства преобладают интересы, что у него в желудке, а не в голове. И еще мне обидно за тех жителей Качканара, ко­торые, не вникая в сущность вопроса, слепо верят той ин­формации, которая на самом деле является дезинформа­цией, распространяемой от­ветственными за это отдела­ми и руководителями Евраз КГОКа.

Не хочется закачивать статью на такой пессими­стической ноте. Хотелось бы услышать предложения, как помочь буддистам, чтобы со­хранить этот уникальный для Урала объект на нашей горе. Что для этого нужно сделать и что организовать им в по­мощь? Думаю, что я не оди­нок в своем мнении по этому поводу.

Иван Канисев

0

Поделиться: