Поездка за грибами обошлась пенсионерам из Качканара в 150 тысяч рублей

Понедельник,19.07.2021  9:15
Рубрики: Новости для главной, Общество, Происшествия

Просмотров:[post_view]
Комментарии к записи Поездка за грибами обошлась пенсионерам из Качканара в 150 тысяч рублей отключены
Автор:
Юлия Гофлер

Такую сумму они должны выплатить за моральный вред, причиненный юно­му велосипедисту. По словам пенсионеров, им негде взять такие деньги, они возмуще­ны до глубины души и собираются обратиться в Верховный суд и на Первый канал.

К журналистам «НК» обратилась Татьяна, женщина рассказала историю двухлетней давности, от которой они с мужем Анатоли­ем не могут отойти до сих пор. Обе стороны на протяжении двух лет пишут в разные инстанции друг на друга.

Место аварии в 4 микрорайоне

Мы заметили ребёнка в последний момент

Согласно постановлению о прекращении производства по делу об административ­ном правонарушении, кото­рое Татьяна принесла с собой в редакцию, днём 17 июля 2019 года в 4 микрорайоне, возле дома №51, произошла авария с участием 12-летнего велосипедиста.

Прибывшие на место про­исшествия сотрудники Го­савтоинспекции установили, что 68-летний водитель ав­томобиля «ВАЗ-21150», дви­гаясь в жилой зоне на пере­крёстке равнозначных дорог, не уступил дорогу велосипе­дисту, который приближал­ся справа, в результате чего допустил столкновение. Ре­бёнок получил ушиб правого предплечья, ему была оказа­на медицинская помощь.

— Ребёнок ехал с горы, я заметил его уже в последний момент, потому что види­мость на этом перекрёстке плохая: там трава высокая и бугор. Я затормозил, но он врезался в правый бок моей автомашины и упал на доро­гу, — вспоминает Анатолий.

— Мы в тот день за гриба­ми поехали. Действительно, из-за высокой травы и бугра ребёнка не было видно, — добавляет Татьяна. — Я сиде­ла на пассажирском сидении рядом с водителем. Сзади сидела наша знакомая, она тоже всё видела. Ребёнок влетел в мою сторону. Что примечательно, после ава­рии быстро там траву скоси­ли. Что на нас с горки мчится велосипедист, мы увидели в последний момент.

Велосипед без тормозов

Со слов Татьяны и Анато­лия, после аварии они выш­ли из машины, подошли к мальчику и предложили вы­звать скорую помощь, но ре­бёнок отказался.

— Мы у него спросили: «Надо скорую помощь вы­звать?». Он нам ответил: «Не надо, я сам виноват, я пойду к бабушке, она здесь недале­ко живёт». Мы его отвели к бабушке, — восстанавливает события того июльского дня Татьяна. — Бабушка открыла дверь и стала ругать маль­чика: «Ты зачем садился на этот велосипед, у тебя на нём тормозов нет!».

Позже, рассказывает Та­тьяна, бабушка мальчика стала отказываться от своих слов. И сам подросток стал говорить уже совершенно иное. Татьяна настаивает на том, что так их научила мама пострадавшего мальчика Екатерина.

Получил повреждения до аварии?

Татьяна уверяет, что по­сле аварии на мальчике не было травм, про которые рассказывает мама подрост­ка.

— Рваная рана на щеке и сотрясение головного моз­га у него были примерно за месяц или даже больше до происшествия, это и доку­ментально подтверждено. После ДТП он был в созна­нии, а не как рассказывает его мать, якобы он валялся в луже крови, без сознания, что мы притащили его к ба­бушке, без сознания, ругали, обзывали, а вдобавок ещё и скрылись с места происше­ствия. Это неправда. И суд­медэксперт это подтвердил. А суд как будто не читает эти документы, а верит на сло­во матери. Они и велосипед принесли другой, уже с рабо­чими тормозами, — говорит Татьяна.

В документе за подписью инспектора ГИБДД Беляе­вой и начальника ГИБДД Турицина видно: согласно заключению эксперта от 01.10. 2019 года у несовер­шеннолетнего найдена за­крытая черепно-мозговая травма в виде сотрясения головного мозга, ушибле­но-рваной раны левой ску­ловой области лица, которая причинена ударом твёрдым тупым предметом, либо о твёрдый тупой предмет. Давность причинения теле­сных повреждений 1-4 ме­сяца до осмотра судмедэкс­пертом 29 июля 2019 года. Относится к повреждениям, причинившим лёгкий вред здоровью, так как повлекла за собой временное наруше­ние функций органов или систем продолжительно­стью до трёх недель до мо­мента причинения травмы. Выставленный врачом ди­агноз «ушиб правого пред­плечья» как-либо не кон­кретизирован, что не даёт основания для судмедква­лификации.

Судебно-медицинская экспертиза расценила полу­ченные ребёнком телесные повреждения как лёгкий вред здоровью.

Согласно заключению эксперта от 13.11.2019 года, в рассматриваемой дорож­но-транспортной ситуации водитель автомобиля «ВАЗ-21150» в указанный момент возникновения опасности не располагал технической воз­можностью предотвратить столкновение с велосипедом экстренным торможением. Оценивая собранные дока­зательства, следует считать, что в действиях водителя от­сутствуют признаки состава правонарушения, предусмо­тренного ч.1 ст. 12.24 КоАП РФ, так как он не располагал технической возможностью предотвратить столкнове­ние с велосипедистом экс­тренным торможением.

За что с нас просят 150 000 рублей?

Татьяна говорит, что у Анатолия сахарный диа­бет, проблемы с давлением, и они не знают, откуда им брать такие деньги.

— Мы ещё кредит выпла­чиваем за похороны сына, на что нам жить? У нас все деньги уходят на лекарства, оплату коммунальных ус­луг и кредит, — недоумевает женщина. — Я недавно встре­тила сожителя Екатерины в магазине, и он ехидно улы­баясь, сказал: «А мы теперь от вас получаем денежки!». Он ведь ещё и угрожал мне. Об этом мы тоже писали. Мало того, что с помощью лжи с нас берут деньги, ещё и угрожают, — рассказывает Татьяна. — После аварии мы уехали в приёмный покой вместе с мальчиком, муж вызвал ГИБДД, прошёл ме­досвидетельствование, ал­коголя в крови не было. Нам присудили заплатить 150 тысяч рублей. За что? На суд нас не вызывали, повестку прислали, когда уже суд со­стоялся, свидетелей с нашей стороны не опрашивали. Та­кое ощущение, что все суды заколдованные, все за неё. В постановлении ГИБДД было написано, что водитель не виноват. За что с нас тогда просят 150 тысяч рублей? На каком основании?

Суд на это отвечает сле­дующее: «При определе­нии размера компенсации морального вреда суды обеих инстанций обосно­ванно руководствовались положениями ч.2 ст. 1101 ГК РФ, согласно которой размер компенсации морального вреда определяется в зави­симости от характера при­чиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина явля­ется основанием возмеще­ния вреда. При определе­нии размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости. Характер физических и нравственных страданий оценивается су­дом с учётом фактических обстоятельств, при которых был причинён моральный вред, и индивидуальных осо­бенностей потерпевшего. В рассматриваемом деле, при определении размера ком­пенсации морального вре­да, суд принял во внимание конкретные обстоятельства дела, характер и тяжесть те­лесных повреждений истца, в результате которых ему при­чинён лёгкий вред здоровью, длительность его лечения, изменение обычного образа жизни. С учётом конкретных обстоятельств дела, соглас­но ч.2 ст. 1101 ГК РФ, размер компенсации морального вреда, причинённого ребён­ку в результате ДТП, в раз­мере 150 000 рублей суда­ми определён правильно и справедливо, оснований для его изменения не имеется».

Татьяна рассказала, что они обжаловали решение суда в Свердловском суде, затем в Челябинском, сей­час, по их словам, они соби­раются писать в Верховный суд и обращаться на Первый канал.

— Мы заплатили 40 тысяч рублей адвокату, но дело не выиграли. Ещё одному ад­вокату отдали три тысячи рублей. Мы хотим справед­ливости. Екатерину нужно проверить на детекторе лжи, — резюмирует Татьяна.

Поделиться: