Опальный председатель

Вторник,5.11.2019  14:13
Василий Верхотуров

Бывшего председателя общества охотников и рыболовов Качканара Владимира Зюзь выжили и обвинили в нетактичном поведении


Чехарда с переизбранием

Безвременная кончина Олега Петровича Горше­нина, многие годы воз­главлявшего качканарское Общество охотников и ры­боловов, по времени совпа­ла с перестройкой структуры и порядка управления об­ластного Союза охотников и рыболовов. Все местные муниципальные представи­тельства, не успевшие отсто­ять свое юридическое право на самоуправление, теперь подчиняются напрямую председателю областного со­юза Инге Знаменской. Союз отвечает как за определение границ охотугодий, так и за назначение председателей правлений местных ООиР, вольно или невольно попав­ших под крыло областного «Союза». Среди таковых ока­зались и качканарцы.

Чехарда с выборами кач­канарского председателя правления началась сразу же после ухода из жизни Олега Горшенина. После представ­ления очередного кандидата на должность председате­ля Качканарского общества охотников и рыболовов на­чались закулисные разго­воры о перераспределении охотучастков, на которых давно уже сформировались свои охотбригады. Они дол­гие годы этот участок оби­хаживают, устраивают кор­мушки и солонцы, строят жилые избушки, охраняют от посягательств браконье­ров. Зачесали мужики за­тылки: «Это что же получа­ется? Я тут строил, ухаживал, и вдруг такой передел». По­нимая всю опасность таких «реформаций», качканар­цы предложили возглавить местное правление ООиР Владимиру Зюзь. И избра­ли его своим председателем, соблюдая при этом все за­конные процедуры

Владимир Зюзь не исключает, что со временем охотугодья КООиР могут быть приватизированы

Не ко двору

Особого желания взва­ливать на себя эту органи­зационную, или, как сам Владимир Зюзь называет, нервно-паралитическую заботу он не испытывал. Но и пренебречь доверием коллег-охотников, горожан, тоже не мог. Собрал все не­обходимые документы и протоколы заседаний сове­та и правления и поехал к областному руководству Со­юза охотников и рыболовов Свердловской области для получения, так сказать, «ве­рительной грамоты». И… по­лучил прямой отказ.

— Мне эти ваши бумаж­ки-протоколы ни к чему, — заявила Инга Знаменская, председатель ОблохотСоюза. — Нами уже подобрана кан­дидатура на эту должность. (По слухам, на должность эту Инга Знаменская про­чила кандидатуру другого, лишенного когда-то права охоты за браконьерство). Только после вмешатель­ства и поддержки Сергея Набоких, Геннадия Русских и Сергея Никонова летом 2017 года Владимир Зюзь был утвержден в должности председателя Качканарского представительства ООиР.

И чтец, и жнец, и на дуде игрец

О том, как работалось ему при таком отношении руко­водства областного «Союза», Владимир Иванович расска­зывает и с гордостью, и в то же время с горечью в голосе: — Работы навалилось нема­ло. Своим решением област­ное правление ликвидиро­вало у нас ставку бухгалтера. Ни советов, ни помощи от областного союза никакой. Крутись, как знаешь. А ведь это и организационная ра­бота, и материальная ответ­ственность, и финансовая строгая отчетность, выдача путевок, разрешение спор­ных ситуаций. И все это че­рез кассу, а кассира нет. Я и председатель, и егерь, и за­готовитель дров, и истопник, и кассир, и дворник. Благоу­стройство «офиса»-избушки тоже ведь заботы требует. Кто там побывал ранее, тот знает, какой она была, — смеется теперь уже бывший председатель КООиР.

— В лес некогда выйти, посмотреть хоть, что там делается, — обмолвился он как-то в разговоре с Ингой Знаменской. В ответ от на­чальства услышал: «Мне не нужен председатель- охотник, мне нужен менед­жер-администратор».

С поддержкой и советами коллег, соседей-председате­лей, с помощью Игоря Ли­синова, инспектора департа­мента по охране животных, мало-помалу стало что-то получаться.

— Иначе хоть бросай все! – вспоминает Владимир Иванович. — Но я видел и понимал, как работал Петро­вич, и старался во всем быть таким же справедливым и дипломатичным, как он. А люди Олега Петровича очень уважали.

И, стряхнув с себя на­плывшие, видимо, непри­ятные воспоминания, про­должил уже с присущим ему оптимизмом:

— За два года удалось под­ремонтировать и привести в относительный порядок помещение. При помощи местных предпринимате­лей. Я тут подсчитал, так эта помощь вышла на сумму в 392 тысячи! Вадим Козеро­дов, Галимжан Юсупов, Ас­хат Гимадиев, Сергей Оклад­ных, Василий Спиридонов, Владимир Шилов, – пока­зывает не свое уже рабочее место Владимир Иванович. – Полы, окна, мебель, сейф, электропроводка, погаше­ние накопившихся долгов за электроэнергию, много чего по мелочам. Александр Зу­дов принял бесплатно 12 ма­шин мусора только! Это не­малые затраты! И ведь даже не охотники эти люди, по­сторонние, можно сказать, а такое участие!

Помаленьку налажива­лась работа, приходил опыт, вынашивались планы даль­нейшего развития качканар­ского ООиР.

За два года собственно­ручно наличными деньгами перевез и сдал в бухгалте­рию «Союза» 3 млн. 72 тыс. рублей, собранных качка­нарскими членами ООиР в качестве ежегодных взносов, от продажи путевок и ли­цензий, пожертвований.

Из них от областного со­юза вернулись финансы на зарплату 4-м совместите­лям-егерям, полноставоч­ному главному егерю и сто­имость 70 литров бензина в месяц тем егерям, у кого есть вездеходные машины. Да еще на оплату телефонной связи 500 рублей ежемесяч­но. Всего из наших качка­нарских сборов вернулось только около 65-70 % денеж­ных средств.

— Из всего материаль­но-технического оснащения всего и наследия-то – вот этот старый домик-«офис», да по мелочи кое-что: бензо­пила вот, мебелишка старая, компьютер того еще, давне­го поколения.

Были интересные идеи

Администрация КГО вы­деляла бюджетные средства на патрулирование водо­емов. Сетей в нерестовый период сняли огромное ко­личество. Любительской ловлей рыбы в пределах правил водохраниище не обезрыбишь, это факт. За­рыблять же молодью водоем все равно необходимо.

— Предлагал недавно мужикам вносить деньги за вступление в «рыбацкий союз» не в областную каз­ну, оттуда ни малька не по­лучишь, – говорит бывший председатель. — С финотде­лом администрации есть до­говоренность об открытии отдельного специального банковского счета для сбо­ра средств с населения на зарыбление водоемов. Если с охотника сейчас дерут по 3 тысячи, то с рыболовов по полторы. При накопле­нии нужной суммы можно было бы начать зарыблять водоем. Пусть сто рублей ты туда вложил и членом Сою­за не являешься, за пределы нашего водохранилища эти средства не уйдут. Чем не польза? — спрашивает Вла­димир Зюзь.

Вынашивались даже пла­ны организации кружка юных охотников, что было бы много полезней для мест­ных пацанов, чем простые однодневные походы да по­сещения музеев с выставка­ми останков уже истреблен­ных или почти исчезнувших видов животного мира. Вос­становить тир, организовать место для пристреливания охотничьего оружия. Да много каких идей хотелось бы реализовать человеку с беспокойным и деятельным характером.

Не в строку лыко

Над всеми подобными предложениями в области только удивленно посмеи­вались: мечтать не вредно. А ведь были и довольно полезные практические пред­ложения.

— Я так думаю, — уверен Владимир Иванович. — Есть у нас 4 егеря-совместите­ля. Работают ребята, ничего не скажешь. Однако рабо­тают сменами на основном производстве. А ведь лес нуждается в каждодневном уходе-обходе. Так вот лучше было бы, если вместо четы­рех совместителей работали два штатных, вместе с глав­ным. Не прошло.

Ежегодный взнос с члена охотобщества составлял от 400 до 900 рублей, в зависи­мости от охотничьего стажа. До 10 лет членства охотник уплачивал полную сумму взноса, после 30 лет — взы­малось 400 рублей в год.

— Теперь облсоюз решил все это уравнять, – Владимир Зюзь вновь как-то взгруст­нул. — С каждого, вне зави­симости от стажа, собирать по 3 тысячи рублей ежегод­ного взноса. Но зато путевку на отстрел дичи снизили до 10 рублей. Если ранее сезон­ная путевка стоила на утку или рябчика по 1000 рублей, а на зайца до 2000 тыс., то вот тебе, охотник, рябчика жуй, совсем почти бесплат­но, за червонец. И тут же почти был введен строгий лимит на отстрел и добычу зверя и птицы. Все умень­шаются и уменьшаются кво­ты.

Вкупе собиралось до это­го нововведения за год бо­лее 1млн. 200 тысяч рублей взносов и оплаты путевок и лицензий.

— Инга Игоревна, — воз­ражал Владимир Иванович. — Тут какая-то неправиль­ная арифметика: мы в итоге потеряем до сотни старей­ших, уважаемых лесовиков с большим стажем, которые в тайгу идут по зову души, они ее знают, любят. Пусть они и не активные промысловики, но хорошие организаторы, советчики, наставники, ра­ботники по уходу за участ­ками. Пакостить варнакам не дают. Это их страсть и отдушина! Да и пример хо­роший для молодежи. Уйдут ведь старики. Мало того, что деньги потеряем, ветеранов общества отодвинем.

— Не нравится — пусть уходят, — последовал ответ. — Ни вас, ни их никто не держит.

В итоге ушли около 100 старых опытных таежников, взносы уменьшились поряд­ка на 200 тыс. рублей.

— Так что все мои пред­ложения оказывались как бы не в строку лыко, – подыто­жил Владимир Зюзь. — Толь­ко вот опасаюсь, что вскоре наряду с трехтысячным еже­годным взносом и путевки будут стоить гораздо больше, чем 10 рублей. Такая практи­ка в некоторых охотпредста­вительствах уже введена.

В Свердловской области насчитывается до 900 особей волка.
За год они съедают почти 3000 лосей.

Волчья статистика

В сезон 2018-19 годов кач­канарские охотники добыли четырех волков. По положе­нию областного Департа­мента по охране животного мира, за добычу двух таких трофеев охотнику дается льготная путевка на отстрел лося. Оказывается, в Облохотсоюзе, по заявле­нию Инги Знаменской, таких привилегий нет!

— Зачти им эти трофеи как отработку по благоу­стройству угодий, и никаких льготных лицензий, — кате­горична руководительница.

— Но ведь это как-то неа­декватно, — возражает Зюзь. – У нас лесная отработка-то всего лишь на 1600 рублей в год обходится! А путевка на лося 30 000 стоит! Обидно и нечестно выглядит!

Не убедил. Итог «волчье­го» конфликта: извинился председатель перед качка­нарскими коллегами. Те, не будь дураками, увезли вол­чьи трофеи в Новую Лялю и без проволочек получили там льготные лицензии на добычу лосей.

Через какое-то время председатель облохотсоюза предъявляет представителю Качканара претензию, что, де, в вашем ведомстве не ве­дется работа по отстрелу се­рых хищников.

— Так вы же сами отказа­лись! – изумляется предсе­датель-качканарец.

– Ничего подобного я не говорила. А нарекания на ваше упущение и недоработ­ку есть, – отрезала Знамен­ская.

— Не знаю, почему вы­ведена такая статистика, но один волк должен съесть в годот 7 до 11 сохатых по ут­веждению директора депар­тамента Александра Кузне­цова, – усмехается Владимир Иванович на мое изумление. – Сам не понимаю, откуда такие цифры? И если учесть, что в области статистически насчитывается до 900 особей волков, то сколько же лосей за год они уничтожают? За­гадка.

И такие, мало сказать, натянутые, отношения двух председателей длились все 2 года. С июля 2017-го по ав­густ 2019-го, когда Владимир Зюзь написал заявление на увольнение. «По собствен­ному желанию», как обычно пишется в таких случаях. Чье именно желание — в таких документах не указывается.

Неуставные назначения

После увольнения Вла­димира Зюзь на должность председателя и впрямь был назначен житель пос. Ис, уличенный когда-то инспек­торами охотнадзора в злост­ном браконьерстве. Работает он в одном из подразделе­ний Газпрома, что уже яв­ляется прямым нарушением уложения Устава Облохотсо­юза. Председателем правле­ния муниципального пред­ставительства охотобщества, согласно Уставу РОО «Союз ОиР Свердловской области», может быть кандидат, нигде более не работающий, ника­ких служебных совмещений не имеющий.

Назначенец и прибыл, было, для принятия дел от Владимира Зюзь. Однако воспротивился этому основ­ной работодатель претен­дента: «Или там работаешь, или здесь — такова корпо­ративная установка». Оче­видно, прикинув разницу в зарплате, газпромовец от председательства отказался.

Облохотсоюзу же в муни­ципальном представитель­стве нужен администратор, который умеет брать под козырек. От него требуют беспрекословного подчине­ния и выполнения приказов. Уставом можно и пренеб­речь. Или быстренько внести изменения.

Травля

Очевидно, убрать из со­става Совета качканарского ООиР неугодного бунтаря Владимира Зюзь — первоо­чередная задача, поставлен­ная областным руководством охотсоюза перед новым кач­канарским председателем Сергеем Пестряковым.

Очень эта версия прав­доподобна. Хотя бы по тому судить, что на заседания правления и Совета КООиР не был приглашен бывший председатель и действую­щий член правления В. Зюзь. Когда же он самостоятельно появился на одно из таких заседаний, состоялся нерв­ный, если не сказать, скан­дальный разговор, который на телефон записал отвер­гнутый член правления. На резонные вопросы Влади­мира Зюзь следовали кол­лективные раздраженные реплики с требованием пре­кратить запись, с требовани­ем выйти и не мешать работе правления. Все происходило, как в полемических шоу вре­мен эпатажной активности Владимира Жириновского.

Возмущало же более все­го Владимира Ивановича то, как распределялись правле­нием, причем, не в полном составе, выделенные для Качканара лицензии на до­бычу лося.

На сезон 2019-20 годов качканарцам выделено 16 лицензий на кабана и 5 на лося. Решение правления от 05.09.2019г. – «Распределить лицензии по бригадам, про­водившим зимний марш­рутный учет, закрывшим ли­цензию (т.е. уже лицензию получавшим и реализовав­шим) и путем жеребьевки. Стоимость лицензии утвер­дить в сумме 30 000 рублей».

Вот с этим решением Зюзь не согласен. Он счита­ет, что если есть 10-15 пре­тендентов, достойных жере­бьевки, то все они и должны участвовать в распределе­нии лицензий по простой жеребьевке. Охотничья ли это бригада, единоличный ли охотник, активно работа­ющий в лесу, все едино. И так будет честнее.

А уже 19 сентября новое заседание (как активно за­работало правление!). Тре­тьим пунктом повестки дня обсуждалось «нетактичное поведение члена правления Зюзь В.И.».

В чем заключалось это «нетактичное» поведение, ни в протоколе обсуждения, ни в других документах нет.

А вот решение по этому вопросу повестки заседания, есть: «Предупредить Зюзь В.И. согласно пункта 4.12 Устава за действия, дискре­дитирующие КООиР, оскор­бление его руководящих органов, наносящих мораль­ный ущерб».

И подписи: Н.А Зорихин, А. Пьянков, В. Савельев, С. Муравьев, А. Кирдяшкин, С. В. Пестряков, А. Медведев. Двое из подписантов даже не являются членами прав­ления. Кому из них лично нанесен моральный ущерб, кто подвергся дискредита­ции, кто лично оскорблен – не указано. Трибунал прямо. Виновен, и все тут.

— Что ж вы делаете, ре­бята, был я два года предсе­дателем правления, законно избранным членом правле­ния, и вдруг я стал «никто»? Это же не по совести.

— Да мы не знали, Ива­ныч, не знали, что ты член правления, — слышен на ау­диозаписи голос егеря Алек­сея Кирдяшкина.

— О как! Два года работа­ли бок о бок, и почти незна­комы? — удивляется опаль­ный экспредседатель.

Зачем мешать дальнейшей работе?

— В чем проявилось не­тактичное поведение Влади­мира Зюзь, за которое прав­ление общества вынесло ему предупреждение? — задаю вопрос Николаю Зорихину, члену правления, подписав­шему протокол.

— Владимир Иванович заподозрил, что новый председатель КООиР Сер­гей Пестряков самоволь­но оставил свою основную работу в ГОКе и находился в здании правления охо­тобщества, исполняя пред­седательские функции. И Сергея Пестрякова ведом­ственная охрана вернула на рабочее место на комбина­те. Лично я считаю, что это неэтичный, некорректный поступок, — ответил Нико­лай Зорихин. — Что бы ни случилось, но палки в колеса вставлять, мешать дальней­шей работе общества, зачем это? Что это — месть, что ли? Никто ведь плохого слова не скажет, работал в качестве председателя он хорошо, честно. Много чего хороше­го и полезного для общества сделал. Но ведь заявление на увольнение сам же подал. То, что о заседании правления по каким-то причинам его не оповестили, и из-за этого такие амбиции? Я лично та­кого не понимаю.


P.S.Конфликт вроде бы и частный, однако резонанс может быть и нешуточным. Де­ло-то ведь касается сотен рядовых охот­ников Качканара. По сути, этот случай очень похож на пресловутый рейдерский захват власти куч­кой приближенных к руководству членов охотсоюза. Чем он закончится, учитывая, что Владимир Зюзь сдаваться не собирается, неизвестно. Есть, конечно, малая надежда, что все справедливо разрешится в пользу большинства простых членов охотобщества, хотя бы в распределении лицензий на копытных, но есть и вероятность того, что все «замнет­ся», и победит в этом споре «царица областного охотничье­го поля» при поддержке своих придворных. А главное – при молчаливой покорности большинства членов некогда спло­ченного сообщества охотников и рыболовов. Промолчим и тогда, когда дойдет очередь и до приватизации территорий охотничьих угодий. А Общества и Союзы будут упразднены и самоликвидируются. Вполне реальная версия.

Поделиться:

Комментариев: 1

  1. ветеран:

    05.11.2019 21:16

    В И , как ты не разглядел предателей в своём ближайшем окружении ? А со стороны они просматривались явно.

Посчитайте: