Несговорчивый сосед

Понедельник,30.03.2020  13:24
Ирина Чистякова

Лидия Черняева уже год борется с Иваном Боштаном: парк его автомобилей во дворе мешает инвалидам


В Качканаре есть тот шарм, который не найдешь в других городах. Но и этот шарм не скрывает недостатки. Один из них — нехватка парковочных мест, особенно во дворах. Машины, размещен­ные в неположен­ном месте, можно встретить в любой точке города. И если где-то неположенное место — это газон, то где-то —это дорож­ка, которая служит и тротуаром, и проез­жей частью одновре­менно.

Чаще всего жильцы могут договориться между собой о том, где водителям припар­ковать машину, чтобы она не мешала пешеходам. Но так бывает не всегда. Неко­торые, находясь за рулем, чувствуют своё превосход­ство и не собираются идти ни на какие уступки. Имен­но с таким несговорчивым автовладельцем у дома №6 в шестом микрорайоне Ли­дия Дмитриевна Черняева пытается найти общий язык уже около года. В попытках добиться справедливости она обратилась в редакцию с просьбой помочь ей разре­шить проблему.

— Наш сосед Иван Бо­штан занимается собствен­ным бизнесом: металлолом сдаёт, грузоперевозками за­нимается. Он имеет четыре легковые и две грузовые ма­шины. Дорожка перед нашим домом очень узкая и служит одновременно и тротуаром, и проезжей частью. За этой дорожкой есть лавочки, на которых люди отдыхают, в том числе и мой муж. Сосед эти лавочки перегораживает своими машинами. У меня муж инвалид. Очень плохо ходит. Мы каждый день вы­бираемся на прогулку. Я ведь его почти на руках несу. Нам каждый шаг дается с трудом. Я просила Ивана не ставить около лавок машины, но толку от этого нет. Он мне только грубит. Других вооб­ще посылает. Мало того, что на эту лавку всю зиму трак­тор снег сгребал, а я её потом сама чистила, так еще и из машин препятствие обходить приходится. Неужели, отдав столько трудовых лет родно­му городу, мы не имеем пра­ва отдохнуть перед домом на лавочке?

Я обращалась с этой про­блемой в ГИБДД. Там мне сказали, что с их стороны никаких нарушений нет, а на такое размещение машин нет запрета. Надеюсь, что со страниц газеты смогу досту­чаться до своего несговорчи­вого соседа, — выговорилась Лидия Дмитриевна.

Конечно, мы не смогли остаться к этой ситуации равнодушными и решили взглянуть своими глазами, с чем приходится столкнуться инвалиду на пути длиной в три метра.

Полоса препятствий

На следующий день мы договорились встретиться с Лидией Дмитриевной и её мужем у злополучного места. Когда я подходила к их дому, у подъезда уже ждал немолодой мужчина, приветливо со мной поздоровавшийся. Это Влади­мир Александрович Черняев, муж Лидии Дмитриевны. Сле­дом вышла и она. Лавочка, к которой они пытались подой­ти, находилась всего в трёх метрах от крыльца подъезда, но путь к ней преграждал лег­ковой автомобиль.

Автопарк у дома – хорошо, вот только не для всех

Аккуратно его обходя, су­пруга помогает мужу при­сесть. Просто так это тоже не сделать. Помимо авто, меша­ет еще и лужа. Может пока­заться, что машина и лужа на пути — это всего лишь мело­чи, но для пожилого челове­ка с инвалидность – это на­стоящая полоса препятствий.

— Аккуратней. Ноги под­ними. Посиди пока здесь, — разговаривает Лидия Черня­ева с мужем. — Посмотрите, теперь тут еще и лужа. А еще пару дней назад я сама здесь снег убирала, расчищала ла­вочку, — обращается она те­перь уже ко мне.

Пока Владимир Алексан­дрович отдыхает на лавочке, Лидия Дмитриевна не пере­стает рассказывать:

— Посмотрите, вот это всё его [Ивана — прим. ред.] ма­шины, — указывает она на не­сколько рядом стоящих лег­ковушек. — Все ведь лавочки заставлены. Пройти невоз­можно. Это ведь и с точки зрения экологии очень вред­но. Я понимаю, почему люди тут машины ставят, но пусть она у него одна будет. А если уж развел их столько, то пусть организует себе гараж или на стоянку платную ставит. Вы согласны со мной? – обраща­ется ко мне Лидия Дмитриев­на. — Я же его по-человечески просила, чтобы он не ставил машину хотя бы возле лаво­чек. Несколько дней назад вот здесь, — показывает на соседнее крыльцо, — в ноги ему падала, просила понять нас. Я ведь мужа на себе несу. Это вот сейчас подтаяло, а до этого как скользко было. Пока машины обходили, он у меня шел, шел и падал, шел, шел и падал. А Иван одно мне все твердит: «Посмотрите, у меня какие номера. Вы мне ничего не сделаете».

Номера на автомобиле и правда интересные – «111». Да и не на одном.

И лавочка другая, и машина, а владелец транспорта тот же

Где справедливость?

— Где справедливость? Неужели, трудясь столько лет для города, муж не заслуживает отдыха на лавочке? – дрожащим голосом вопро­шает Лидия Дмитриевна.

— Он ветеран труда, вете­ран ГОКа, был в почете. Я с работы ушла только потому, что мне за ним ходить надо, — сквозь слезы рассказы­вает женщина. — Он у меня техник-металлург. Работал и начальником участка, и на­чальником цеха, мастером, бригадиром. Сохранил тру­доспособность после двух ин­сультов. Только работать стал плотником в управлении. А вот после третьего… Это было 19 ноября, семь лет назад, — прерывается собеседница, — он работать перестал, потому что ходить плохо стал.

И вновь машины на фото другие, но две из трех принадлежат несговорчивому соседу

На меня наговаривают

Во время подготовки ма­териала мы связались с Ива­ном по телефону, чтобы уз­нать, что думает он об этом конфликте.

– Вы знаете, они наговари­вают, во-первых, — начал раз­говор Иван Боштан. — Во-вто­рых, сколько раз приезжали сотрудники ГИБДД, приезжа­ли из «белого дома», смотрели все. Я не мешаю. Всегда есть проход. У дома парковки нет. Я им объяснял, что некуда машину ставить. Я ставлю не «Газель». Стоит там легковая. Её легко можно обойти даже с двумя колясками. Нет, им надо, чтобы они сидели на ла­вочке и смотрели не на мою машину. Я говорю, чтобы пе­реносили лавочки тогда. Они уже начинают наговаривать, что я сшибаю даже их.

Ограничения

Надо отметить, что си­туация у данного дома не­простая не только из-за не­хватки парковочных мест. Никаких пешеходных доро­жек от крылец подъездов к дороге нет. Если выходить из подъезда во время проезда автомобиля по этому участ­ку, то можно тут же угодить под колеса. Проезд во дво­ре сквозной, что добавляет проблем. А скоростной ре­жим водители соблюдают не всегда.

Чтобы хоть как-то облег­чить свой путь от подъезда к лавочке, Лидия Дмитриевна обращалась в администра­цию с просьбой рассмотреть возможность установки на этой дороге знака односто­роннего движения, чтобы снизить поток машин. Она уверена, что помочь должно и расширение асфальтового покрытия. По её словам, рас­смотреть этот вопрос ей поо­бещали в летний сезон.

Чтобы узнать, имеется ли решение проблемы в планах администрации, мы напра­вили запрос. Вот какой ответ мы получили:

— В запросе не указан адрес, где предполагается установка знака «Односто­роннее движение» и, соглас­но данным системы реги­страции обращений граждан, обращение Л.Д. Черняевой по вопросу установки дорож­ного знака «Одностороннее движение» не зафиксирова­но. В связи с чем конкретного ответа по вопросу установки дорожного знака «Односто­роннее движение» админи­страция городского округа предоставить не может.

Администрация КГО ре­комендует Л.Д.Черняевой обратиться с заявлением в каб. №217 с указанием об­ратного адреса заявителя и адреса, где предполагается установка дорожного знака «Одностороннее движение, — отвечает в письме Ирина Кузьмина, специалист ОГХ.

Помощь депутата

ГИБДД и администрация — не единственные места, в ко­торых Лидия Черняева искала помощь. Она также обраща­лась и к депутату своего окру­га — Владимиру Георгиеву.

— В конце прошлой весны —в начале лета я обращалась к нашему депутату. Он тог­да нам сказал, что поможет. Видимо, он с Иваном разго­варивал или с кем-то из род­ных, но результата нет ника­кого, — показывает женщина на автопарк перед домом.

Мы решили снова под­ключить в эту работу депута­та, а потому связались с ним по телефону.

— Я разговаривал с вла­дельцами этого транспорта. Договорились, что транспорт ставить около этих лавочек не будут, в частности, Иван. Потом я туда заезжал, посмо­трел. Он стал ставить маши­ну дальше от дома, в сторону детского садика. Я-то считал, что вопрос уже решен. Он зна­ет, что туда ставить не нужно машину. Я разговаривал с его деловыми партнерами и род­ственниками, они мне ска­зали, что все решат и вопрос можно считать снятым.

Но оказалось, что после того разговора хорошего пове­дения хватило ненадолго. Ли­дия Дмитриевна не раз отме­чала, что какое-то время у их дома действительно лавочки были свободны от транспорта, но с недавнего времени про­блема возникла вновь. Этому поспособствовали и снежные валы, и увеличивающееся ко­личество авто у одного вла­дельца. Владимир Георгиев пообещал вновь взять этот во­прос на контроль.

Уже через несколько ми­нут он перезвонил:

— Я снова взялся узнать об этой проблеме. Мне ска­зали, что Иван действитель­но не поддается никакому воздействию, ссорится со всеми, даже с родственни­ками. Попробуем воздей­ствовать. Я съезжу на место, посмотрю, что там творится, и с этим Иваном поговорю лично. Не будет понимать — привлечем ГИБДД. Меха­низмы воздействия в любом случае есть.


P.S. Конечно, хочется надеяться, что повторное вмеша­тельство депутата решит проблему. Однако та си­туация показала, что бороться с этим придется долго. Ведь управы на горе-соседа не может найти никто: ни жильцы дома, ни родственники, ни депутат, ни даже ГИБДД. Ощу­щение безнаказанности развязывает руки. Молодой чело­век этого и не скрывает, без стеснения заявляет, что ему нет никакого дела до чужих трудностей, а уж тем более до того, что эти трудности создает именно он.

Как сказал Владимир Георгиев, механизмы воздействия есть всегда. Но грустно во всей этой ситуации и то, что, заслу­жив статус ветерана труда, отдав силы и здоровье развитию комбината, благодаря которому построен город, на улицах ко­торого чинит беспредел невоспитанная молодежь, мужчине приходится страдать из-за такого несговорчивого соседа, на которого не действуют даже мольбы. Если бы совесть у Ивана не спала беспробудным сном, эта история вовсе не появилась и не требовала вмешательства всевозможных инстанций.

За два дня до опубликования материала мы снова связались с Лидией Черняевой, чтобы узнать, продолжает ли сосед ста­вить свой автомобиль. Оказалось, что последние три дня транспорта у лавочки не было. Но причиной стала не про­снувшаяся совесть и чувство сострадания, а вмешательство ГИБДД и невероятная доброта Лидии Дмитриевны по отно­шению к несговорчивому соседу.

Поделиться:

Посчитайте: