На обочине жизни

Вторник,15.12.2020  10:01
Рубрики: Новости для главной, Общество

Просмотров:[post_view]
Комментарии к записи На обочине жизни отключены
Автор:
Лариса Плесникова

Качканарец, ворочавший когда-то миллионами, сейчас вынужден жить в подвале одного из домов 10 микрорайона. «НК» выяснил, почему так получилось, кто и как помогает ему выжить

Начиналось всё красиво

Жизнь Вячеслава Пур­това до недавнего времени складывалась вполне бла­гополучно. Родился в Кач­канаре. Ходил тут в детский сад, затем в школу. После школы поступил в ГПТУ, за­тем работал на радиозаводе. Когда радиозавода не стало, мужчина перешел в КИП. Па­раллельно увлекался шахма­тами. Даже был кандидатом в мастера спорта по шахма­там.

С личной жизнью как-то не складывалось. Но ему хо­рошо жилось и с мамой, пока она не умерла.

В конце девяностых-на­чале двухтысячных, когда россиян отпустили в сво­бодное плавание, Вячеслав решил заняться бизнесом. И бизнес свой он построил с одним из крупных пред­приятий города. Причем, как говорится, бизнес измерялся не грузовиками с памперса­ми, отгрузка шла вагонами и составами.

В это время у Пуртова де­нег было — хоть отбавляй. А так как человек он был не­жадный и добрый, то помогал деньгами: кому-то давал в долг без процентов, кому-то, вероятно, давал деньги без отдачи. Один такой должник сыграет потом в жизни Вя­чеслава очень значительную роль, но об этом позже.

В Качканаре дела шли у Пуртова просто замечатель­но, но он решил, что в Ека­теринбурге всё будет ещё круче.

И вот Вячеслав уже в об­ластном центре. Купил там квартиру, познакомился с женщиной, у них родился ребенок. Квартиру мужчина переписал на дочку.

Но жизнь в Екатеринбурге складывалась не так, как хо­телось бы. Появились долги, затем кредиты в банках. И со временем доходов стало меньше, долгов больше. Пар­тнеры по бизнесу отвали­лись: кто-то разорился, кто-то обманул Вячеслава.

Возвращение

Личная жизнь тоже не сложилась. И вот в 45 лет Вя­чеслав, оставив квартиру в Екатеринбурге гражданской жене и дочке, вернулся в Качканар.

В Качканаре у мужчины оставалась квартира, в кото­рой они с мамой и жили ког­да-то. Банки всё тянули и тя­нули из него деньги, поэтому квартиру пришлось продать. Мужчина надеялся, что ему этих денег хватит, чтобы по­крыть какую-то часть долга и купить себе комнатку. Но деньги на комнатку тоже ку­да-то разошлись.

Жизнь в подвале

Так Вячеслав выглядит сейчас

А раз Пуртов отовсюду выписался и никуда не про­писался, получается, что он стал бомжом. Да и прописы­ваться ему было фактически некуда. Так Вячеслав оказал­ся в подвале.

Приходит он туда вече­ром, пока его никто не ви­дит, уходит рано утром. Так как у мужчины больная нога, передвигается он в основ­ном по 10, 9 и 8 микрорай­онам.

Неравнодушный человек

Но мир, как говорится, не без добрых людей. И тут на помощь Вячеславу пришел неравнодушный человек, которому Вячеслав когда-то помог деньгами.

Эдуард Султанов, кото­рый работает в мастерской Дома быта, много лет назад брал у Вячеслава деньги в долг, на эти деньги покупал музыкальную аппаратуру.

— Я с ним знаком по об­ществу инвалидов, мы с ним впервые встретились там, — рассказывает Эдуард. — Помогаю потому, что я че­ловек отзывчивый. А ещё потому, что когда он был в шоколаде, давал мне в долг любые суммы без срока, без процентов. Я музыкой занимаюсь, на его деньги купил компьютеры, аппа­ратуру. Меня подкупили его доброта и бескорыстие. Сей­час помогаю, потому что он помогал мне, когда у него была возможность. А теперь у меня есть возможность хо­дить по инстанциям, раз он сам не может.

Инвалидом не значится

Эдуард рассказал, как Слава Пуртов много лет на­зад стал инвалидом по сути, но не по документам.

Вячеслав попал в автомо­бильную аварию и повре­дил ногу. В результате стопа срослась неправильно, на­чала болеть. Тогда инвалид­ность Пуртов оформлять не стал: зачем ему копеечная пенсия, когда он ворочает миллионами. Но жизнь по­вернулась так, что сейчас эти «копейки» ему ой как приго­дились бы!

Потом он начал её оформ­лять, но из-за отсутствия денег и здоровья, а еще на­стойчивости и целеустрем­ленности не смог этого сде­лать.

— Ему бы надо было по­шустрее всё делать, — расска­зывает Эдуард, — а он сдаст несколько анализов и тянет время. Пока другие сдаёт, эти уже недействительны. Я знаю людей, которые за ме­сяц всё успевают оформить, он же растянул это надолго.

Года два назад качка­нарские хирурги отправи­ли Вячеслава в областную больницу. Ему там сказали, что ступню уже не спасти, её нужно ампутировать. Это спасло бы его ногу от дальнейшего осложнения, и инвалидность начали бы оформлять ещё в больнице. Есть случаи, когда без ступни люди живут и работают нор­мально. Но Пуртов от опера­ции отказался.

Сейчас нога загнила, сту­пить на неё он не может, по­этому передвигается плохо. Если пойдёт заражение, то ногу ему могут вообще от­нять. Соответственно, на ра­боту его никто не берёт. А с оформлением инвалидности он, как мы уже сказали, затя­гивает.

Добровольные помощники

У Вячеслава в Качканаре много знакомых: кто-то пре­доставляет жильё на время, кто-то помогает деньгами и продуктами. Рассказали, что одно время Пуртов жил в пятикомнатной квартире в районе площади: товарищ попросил приглядеть за жи­льём.

Помогает ему вещами и продуктами бывшая подруга его матери, пожилая женщи­на. Ещё у Пуртова есть дво­юродная сестра в Нижнем Тагиле. Она тоже помогает, но к себе взять не может: в их квартире и так живут три поколения родственников.

Как-то Вячеслав прибился к одной религиозной общи­не. Там его подкармливали, обеспечили работой: убрать, подмести, принести. Но ра­ботать он там не захотел, сославшись на то, что «это же надо каждый день ходить работать!» И дружба с общи­ной прервалась.

Знакомые подсказыва­ли ему, что он может най­ти приют и в нашем храме, если будет помогать там что-то делать. Но Вячеслав отказался, сославшись опять же на то, что это ведь надо каждый день в гору идти или ехать!

Видя, что человек совсем пропадает, Эдуард Султанов решил куда-нибудь его при­строить. Они с женой поиска­ли а интернете, как в других городах решается проблема с бездомными. Оказалось, что в Москве и Санкт-Петербурге сбором бомжей занимают­ся бригады по сбору мусора. Затем бомжей доставляют в ночлежки. Но это только в столицах, такого нет даже в Екатеринбурге, не говоря уже о Качканаре.

Тогда Султанов пошёл в администрацию, в отдел соцзащиты. Там ему пред­ложили обратиться в центр «Забота».

Обстоятельства выше нас

В «Заботе» Пуртова уже были готовы взять, но тут вмешались обстоятельства, которые, как известно, выше нас — «Заботу» закрыли на карантин по ковиду.

Тогда было решено от­править Вячеслава на Ис, в дом-интернат. Но для этого нужно сдать тест на ковид и получить отрицательный ре­зультат. Часть денег на тест дала сестра, часть добавил Эдуард. И снова не судьба — тест пришел положительный, и дом-интернат пока отпал.

Через некоторое время родные и знакомые снова хотели сбрасываться день­гами, чтобы Вячеслав смог сдать повторный тест.

Человек оставался в пла­чевной ситуации: ногу ле­чить он не может, потому что болен ковидом, в дом-интер­нат попасть не мог опять же из-за ковида.

Сестра готова была на время снять Эдуарду квар­тиру.

— Ну опять же кто его пу­стит? — рассуждает Эдуард. — Я ходил смотрел кварти­ры, везде чисто, обои бе­ленькие, покрытие ворсовое. А он ведь всё ухайдакает сво­ими грязными кровяными бинтами.

Нашёлся брат

Когда Вячеслав был ещё ребенком, отец ушел из се­мьи, создал новую семью, где тоже родился сын. Эду­ард решил разыскать либо отца, либо брата.

— Около одного из домов ниже бывшего «Молодёж­ного» постоянно сидит бом­жик, — рассказывает Султа­нов. — И оказалось, что этого бомжика зовут Сергей Пур­тов. Так случилось, что это родной брат Вячеслава. Я уз­нал, что у него есть типушка. Я хочу его найти, ходил не­сколько раз туда, но не видел его. Я хотел сказать ему, что, может, вы будете как-то друг друга поддерживать, всё-та­ки братья. Вместе легче про­держаться.

«Забота» поможет

В Качканаре такими вот случаями занимается центр «Забота». Как рассказала нам его директор Елена Бронникова, они не просто предоставляют таким поте­рявшимся в жизни людям место в центре, но и пыта­ются помочь выжить даль­ше, помочь трудоустроиться. В большинстве случаев у та­ких людей есть какое-то жи­льё либо в общежитиях, либо комнаты в типушках.

Что касается Вячеслава Пуртова, то Елена Алексан­дровна рассказала, что он во вторник заселяется к ним в «Заботу». А там уже ему ока­жут и психологическую, и медицинскую помощь.

Кстати, именно этот центр помог Вячеславу сдать второй тест, который пока­зал отрицательный резуль­тат на ковид.

Не вписался

Вот такие американские горки готовит иногда судь­ба. Когда-то ты был на волне удачи, потом можешь ока­заться на дне, в подвале жи­лого дома.

— Конечно, во всем этом только его вина, — подыто­живает разговор Эдуард Сул­танов. — Его ни государство не обмануло, ни жулики. Везде он виноват сам. Ему хочется, чтобы ситуация из­менилась, но, на мой взгляд, мало он для этого делает. Надо было ему самому ста­раться, и очень сильно ста­раться, чтобы что-то изме­нить в своей судьбе.

Только хочет ли он этого?


Такими вот «потерявшими­ся» в жизни людьми в Кач­канаре занимается только центр «Забота».

Телефоны центра: 6-34-93, 6-21-34.

Телефон «горячей линии»: 8-900-206-96-68.

0

Поделиться:

Метки: ,