Мать застрелившегося охранника подвергается травле

Пятница,21.04.2017  11:56

Сотрудник Росгвардии Леонид Кликушин ушёл из жизни утром 1 апреля, в конце рабочей смены. По версии следствия, молодой человек совершил самоу­бийство, выстрелив из та­бельного пистолета себе в голову.

За несколько недель до этого в Екатеринбурге был задержан качканарец, зна­комый Кликушина, подо­зреваемый в организован­ном сбыте наркотических веществ. Как говорят в по­лиции, данный гражданин (назовём его К.) на протяже­нии нескольких лет травил жителей области синтети­ческой наркотой. По версии следствия, К. «барыжил» синтетикой на любой вкус и цвет, начиная с куритель­ных смесей, заканчивая порошком, известным в уз­ких кругах под названием «соль».

К. распространял дурь при помощи созданного ин­тернет-магазина. Подроб­ности уголовного дела пока не раскрываются, так как продолжаются оператив­но-розыскные мероприятия по поимке подельников за­держанного. Отметим толь­ко, что в настоящее время К. отправлен по этапу.

«А при чём здесь застре­лившийся Леонид Клику­шин и его мама?!», — абсо­лютно справедливо задастся вопросом читатель. Дело в том, что именно Лёня был основным свидетелем по данному уголовному делу…

Спустя 9 дней после смер­ти родного сына Зоя Евге­ньевна дала большое интер­вью «Новому Качканару», в ходе которого подробно рассказала, что происходи­ло в семье Кликушиных до и после самоубийства.

Решение об обнародова­нии следующих эпизодов было принято мной, как ав­тором материала, сотрудни­ками уголовного розыска и мамой Леонида Кликушина, в целях её собственной без­опасности.

Нежданные гости

Вечером 30 марта в квар­тире Кликушиных прозве­нел звонок. Дверь открыла Зоя Евгеньевна. На пороге она увидела беременную женщину, которая предста­вилась Лёниной знакомой. Девушка попросила маму Лёни передать ему, чтобы он вышел в подъезд. Позже выяснится, что этой девуш­кой была сестра К., подо­зреваемого в сбыте нарко­тиков.

В гости к Кликушиным она пришла не одна, а с мужчиной, который вме­сте с ней поджидал Лёню у лифта, где впоследствии и состоялся разговор. Его содержание остаётся неиз­вестным, однако Зоя Кли­кушина отмечает, что с её сыном говорили грубо и оказывали на него давле­ние.

Следующим утром Лео­нид пошёл на последнюю в своей жизни рабочую сме­ну. Молодой человек рабо­тал по графику «сутки через трое».

1 апреля, в семь утра, за пару часов до рокового выстрела, к маме Леонида вновь пришли незнаком­цы. На этот раз разговор между Зоей Кликушиной и нежданными гостями про­ходил по домофону. По сло­вам Зои Евгеньевны, один из мужчин представился адвокатом подозреваемого К. и настоятельно просил открыть дверь. Женщина пыталась объяснить им, что Лёня на работе, но это их ничуть не останавливало. Мужчины просили пустить их в квартиру, чтобы лично убедится в том, что Лёни нет дома. Женщина, конеч­но же, открывать дверь не стала.

Предсмертная записка

В ходе осмотра места происшествия в нагруд­ном кармане покойного следственно-оперативной группой была обнаружена небольшая записная книж­ка, на последней странице которой Лёня оставил все­го три слова: «Виню только себя». В кабинете следовате­ля Зоя Евгеньевна признала почерк родного сына, од­нако отметила ряд немало­важных особенностей:

— Записная книжка была оторвана от обложки, а по­следние листы явно выдер­нуты. Его последние слова: «Виню только себя» написа­ны как бы в дополнение ос­новного текста. На послед­ней странице даже видны бесцветные следы от нажа­тия ручки, — объяснила Зоя Кликушина.

Сам Леонид вырвал листы в преддверии самоубийство или это сделал кто-то другой до сих пор остаётся загад­кой. По ощущениям матери покойного из блокнота вы­дернуто под самый корень по меньшей мере 5 страниц.

В настоящее время блок­нот приобщён к вещдокам и находится в Следственном комитете.

Страшная находка в почтовом ящике

На восьмой день после смерти сына Зоя Евгеньев­на обнаружила в почтовом ящике три листа формата А4. Они лежали вперемеш­ку с бесплатными газетами и рекламными брошюрами. На одном из листов женщи­на по куртке распознала тело своего сына на месте самоу­бийства. Фотография была сделана в полный рост. На другом снимке мать погиб­шего разглядела запечатлён­ное крупным планом окро­вавленное лицо.

Растерявшись, Зоя Клику­шина скомкала фотографии и спрятала их в комнате сво­его сына. Родственникам о страшной находке она пред­почла не рассказывать.

— Я не могла дождаться, когда все уйдут, до девяти дней со мной постоянно но­чевали родственники и близ­кие. Когда я осталась одна, я упала с этими фотография­ми в коридоре и стала орать нечеловеческим голосом.

Кто подкинул фотографии в почтовый ящик, и глав­ное, зачем, пока остаётся загадкой. Сама же Зоя Кли­кушина считает, что такими действиями её выживают с белого света…

— После смерти Лёни я чувствую себя на грани, живу только на «скорых». Может быть, тот, кто это сделал рас­считывал, что я не переживу этого. Я думаю, что это сде­лали для того, чтобы я ниче­го не сказала в полиции.

Версия Зои Кликушиной походит на правду: женщина является одним из свидете­лей по уголовному делу, воз­бужденному в отношении К.

Но кем могли быть сдела­ны данные фотографии? К месту самоубийства имело доступ очень ограниченное количество людей – это кол­леги Леонида, которые обна­ружили его тело, и сотрудни­ки следственно-оперативной группы, проводившие осмотр места происшествия.

11 апреля по совету сле­дователя женщина написа­ла заявление в полицию и предоставила сотрудникам уголовного розыска копии обнаруженных в почтовом ящике фотографий. В насто­ящее время проводится про­верка.

А было ли самоубийство?

Друзья и родственники Леонида Кликушина с трудом верят в то, что он мог покон­чить жизнь самоубийством. В памяти близких он навсег­да останется компанейским, жизнелюбивым парнем и крепким человеком. Мать покойного вспоминает, что ранее Лёня неоднократно выражал презрение к самоу­бийству. «Эта самая позорная смерть», — так отзывался о суициде Кликушин.

Саму же Зою Евгеньевну не оставляют в покое следую­щие вопросы:

— Почему Лёня доработал смену до конца? Почему пе­ред самоубийством он собрал рабочую сумку и переоделся? Человек, который собрался стреляться, вряд ли будет ду­мать о том, во что одет…

Напомним, что накануне трагедии Леонид по телефо­ну попросил свою маму ку­пить ему сигареты. Данный факт не оставляет никаких сомнений: Лёня собирался вернуться с работы.

— Всё выглядит так, как будто ему в лоб кто-то стрельнул, – делится своими соображениями Зоя Клику­шина, – но вот кто туда может пройти, в закрытую зону? У нас в родне, мы сколько ни перебирали, ни по линии отца, ни по моей линии, сро­ду самоубийц не было…Это очень не похоже на Лёню.

В июне 2012 года Леонид оставил небезынтересную за­писку, в конце которой напи­сал: «…на тот случай, если со мной или моей семьёй что-то случится, чтобы в милиции знали, что К. исполнил свои угрозы». Данную записку Зоя Евгеньевна также представи­ла сотрудникам полиции.

Череда конфликтов меж­ду Леонидом и К. началась давно, ещё в 2012 году. В ходе одного из них Лёне разби­ли голову, да так сильно, что пришлось даже накладывать швы. Зоя Кликушина сообщи­ла нам, что её сын изо всех сил пытался оградить себя от об­щения с К., но маниакальное упорство последнего сводило на «нет» все попытки. Имели место даже прямые угрозы как в адрес самого Кликуши­на, так и в адрес его мамы.

Оксана Федорова

Поделиться:

Метки: ,

Посчитайте: