К кому едет «Скорая помощь»?

Пятница,24.06.2016  10:09
Юлия Кравцова

На прошлой неделе ме­дики отпраздновали свой профессиональный празд­ник. Журналист «Нового Качканара» решил заглянуть в будни самой оперативной службы в медицине – «Ско­рой помощи».

17 июня, получив разре­шение руководства ЦГБ, с утра иду в здание «скорой». С фельдшерами, которые работают сегодня на линии, меня знакомит заведующая Любовь Александровна Кар­манович. Пока на город – две бригады, третья повезла пациента в Нижний Тагил.

1467316_originalКоллектив качканарской «Скорой помощи» состоит из 45 человек: 24 выездных фельдшера, 4 диспетчера, 13 водителей, санитарки, стар­ший фельдшер и заведую­щая.

– В среднем за сутки у нас бывает 30-40 вызовов, – говорит Любовь Карма­нович. – Но день на день не приходится, бывает совсем тишина, а бывает бригады даже заезжать не успевают. В городе ведь работает еще служба неотложки, как во взрослой поликлинике, так и в детской. Неотложная по­мощь выезжает к пациенту в течение двух часов, к ней обращаются в случае, если состояние больного не угро­жает его жизни.

«Говорить не могу – сердце болит»

Сегодня на смене дис­петчер Ольга Николаевна Ганюшкина, она только что приняла очередной вызов, и в 9.45 мы выезжаем с фельд­шерами Василием Никифо­ровым и Татьяной Полоник в 11 микрорайон. Ехать со­всем недалеко, но в «уази­ке» так потряхивает, что с непривычки меня начинает подташнивать и кружится голова.

Наконец, мы на месте. Поднимаемся на 4 этаж. Ока­зывается, за сегодняшний день это уже второй вызов в эту квартиру. Женщина в го­дах плохо себя почувствова­ла еще в три часа ночи, у неё букет хронических заболева­ний, ежедневно принимает большое количество разных лекарств.

– Плохо мне, я лежу, как палка, встать не могу, серд­це болит, сухость во рту, – еле слышно говорит хозяйка квартиры, лежа на диване.

Фельдшеры «Скорой по­мощи» обязаны оформить документы, записать в карту все показатели, симптомы, спрашивают всё подробно: какие лекарства принимает, во сколько, какого характера боли. Василий измеряет дав­ление, проверяет кровь на сахар, делает электрокарди­ограмму, ставит обезболива­ющее. Женщина от бессилия и безысходности вдруг начи­нает плакать.

– Вам сейчас нельзя пла­кать, у вас опять давление поднимется, – предупрежда­ют медики.

Но ясно одно: оставлять женщину дома в таком со­стоянии – опасно, поэтому больную забирают на «ско­рой» в приемный покой.

Фельдшеры на вызове проводят мини-обследование больного

Фельдшеры на вызове проводят мини-обследование больного

«Вот вас вижу –  и мне хорошо»

В 10.26 с той же бригадой выезжаю на другой вызов – в 9 микрорайон. Плохо ста­ло пожилой женщине, нас встречает её дочь.

– У неё давление повы­шенное, аритмия, её трясет всю, в ушах шумит, – объяс­няет дочь.

Бабушке померили дав­ление, пульс – показатели не критичные.

– Я вот в госпиталь скоро собираюсь, а как я теперь поеду? – сокрушается жен­щина.

Фельдшеры ставят укол, спрашивают, как она себя чувствует.

– Когда бригада «Скорой помощи» приезжает, осо­бенно когда два парня, да еще кардиограмму снимают, мне становится лучше, – го­ворит пациентка. – Как вас вижу – и мне хорошо. Я тут ходила к нашим медикам, разговаривала, а они мне го­ворят: «Вы знаете, сейчас та­кое время, когда каждый сам себе режиссёр и дирижёр». Вот такая у нас теперь ме­дицина. Чуть что случись – и обратиться не к кому, у нас и врача своего на участке нет.

Непроходящее кровотечение

В 11.34 мы выехали в восьмые сады с другой бри­гадой: Алёной и Ольгой Алексеевной: – у мужчины не проходит носовое кро­вотечение. На трассе нас встречает его жена, вместе едем к домику.

В комнате лежит паци­ент, футболка в крови.

– Я вот недавно приехала, он сказал, что с двух часов ночи кровотечение, перио­дически останавливается – потом снова, мы тут в лесу, я испугалась, – говорит жен­щина. – Первый раз у него такое…

Фельдшеры проводят стандартные процедуры: давление, пульс, визуаль­ный осмотр. На тот момент кровотечения не было, но видно было, что мужчина плохо себя чувствует. Ме­дики дали рекомендации, и мы поехали обратно в город.

По пути Ольга Алексеев­на рассказывает:

– Случаи разные быва­ют: то у нас женщина прямо в машине «скорой» рожает, а недавно два парня-нар­комана чуть на тот свет не отправились. Мы приехали на вызов – они при смерти, давление по нолям, отка­чивали их. Потом увезли в наркологический центр в Екатеринбург. На днях бабушка 90 лет с отеком Квинке была. У неё аллер­гия на шоколад, а она съе­ла шоколадное мороженое. Это было страшное зрели­ще: лицо и глаза опухшие, язык так разбух, что выва­лился наружу. И в данном случае состояние пациента меняется на глазах, когда поставишь укол – опухоль спадает сразу, и уже всё не так страшно.

Реакция  на трагедию

Около 14 часов выезжаем в 11 микрорайон. Нас встре­чает женщина пожилого возраста в черном платке, зеркала в квартире завеша­ны тканью. На диване сидит еще одна женщина средних лет – это ей стало плохо, под­нялось давление, появились рвота и головокружение.

– Это у вас, наверное, ре­акция на ситуацию? – спра­шивает фельдшер.

– Наверное…

– У вас похороны были се­годня?

– Почти, у нас беда.

– Вчера в аварии погиб мой сын, – тихо сказала жен­щина в черном платке.

Как раз накануне вечером произошла страшная авария на трассе под Именновским. При лобовом столкновении в машине сгорел молодой мужчина, а во встречной ма­шине погибла женщина.

– Вы извините, – гово­рит пациентка, – я бы сама не вызвала «скорую», это мама…

По пути с этого вызова транспортируем мужчину с 6а микрорайона в приемный покой на госпитализацию с хроническим обструктив­ным бронхитом. Параллель­но другая бригада отвозит на госпитализацию пациента с непроходимостью кишеч­ника.

Проглотила  монетку

В 15.30 вызвали «скорую» на Валериановск: там се­милетняя девочка прогло­тила двухрублёвую монету. Родители объяснили дис­петчеру по телефону, что дочь не задыхается, монета прошла по пищеводу, но и они, и сама «глотательни­ца» напуганы: какие могут быть последствия? Главное, чтобы довольно крупная монета никуда не прилип­ла и не застряла. Ребёнка с инородным телом внутри доставили в приёмный по­кой, медики буду наблюдать за состоянием маленькой пациентки.

Около 16 часов раздается звонок в диспетчерской:

– Приезжайте, я возле «Монетки».

– Что у вас случилось?

– Я стою возле «Монет­ки».

– Вы по какому поводу «скорую» вызываете?

– Мне на Чехова надо.

– Вы сейчас позвонили в «Скорую помощь», а не в такси!

Рану зашивать отказался

В районе 17 часов по­ступил вызов: на улице в 4 микрорайоне мужчина упал и ударился головой о камень. Прохожие вызвали полицию, потом «скорую». Нетрудно догадаться, что «пациент» был пьян, с со­бой у него была еще бутыл­ка водки. Ему обработали рану. Медики заподозрили сотрясение головного мозга. Мужчина был в сознании, ему предложили проехать в приемный покой: надо было бы зашить рану, но он отказался куда-либо ехать.

С небольшими переры­вами я пробыла со «Скорой» с утра до полдвенадцатого ночи, и практически всё это время основные «клиенты» – это пожилые люди с хро­ническими заболеваниями, жалующиеся чаще всего на давление и сердце. Ничего криминального или из ряда вон выходящего за пятницу не случилось.

– Вы приходите лучше на праздники – День молодежи скоро будет, – советуют мне водители. – Вот когда у нас «весело» бывает!

P.S. Проблемы в «Скорой помощи», как и во всей российской медицине, конечно, никто не отменял. С реформой здравоохранения сократился объем медицинского обслуживания в таких городках, как наш, созданы различные центры, и пациентов из Качканара теперь направляют то в Нижний Тагил, то в Екатеринбург. Особенно это касается рожениц, тем более что сейчас качканарское родильное отделение временно закрыто. Женщин возят на роды в Нижнюю Туру. И если у качканарцев нет возможности добраться на машине, транспортировка в Туру, Тагил или Екатеринбург ложится на плечи «Скорой помощи». Если кого-то, например, повезли в центр на обследование, а кому-то приспичило рожать, это минус две бригады «Скорой». И в итоге на город, Именновский и Валериановск остается всего лишь одна бригада. А это значит: либо жители останутся без помощи, либо работников «Скорой» в срочном порядке выдернут с выходного на линию. В машинах «03», на которых ездила в течение дня я, честно говоря, тяжеловато здоровому человеку, не то что больному или роженице. А пока женщину в родах довезут до Тагила – натрясет так, что родит по дороге, и случаи такие уже есть: по дороге в Нижний Тагил качканарки действительно рожали прямо в машине «Скорой помощи».

Несколько лет назад я уже ездила со службой «03» и сейчас обратила внимание, что коллектив там почти не поменялся – работники все те же. Несмотря на непредсказуемый график и сложные условия труда, иногда опасные для здоровья, фельдшеры остаются на «Скорой» и просто делают свою работу, ежедневно спасая чьи-то жизни.

Поделиться:

Метки: ,

Комментариев: 1

  1. sasha:

    24.06.2016 16:09

    Обычная работа. Обычные ситуации для данной профессии. Люди знали куда пошли учиться и работать. У людей около доменных печей тоже множество различных ситуаций бывает и ничего. Так что, остается пожелать спокойных рабочих дней, как и всем. и не кидайте в меня помидорами. я высказываю свое мнение. имею на это право.

Посчитайте: