Качканарская баня

Пятница,17.01.2020  10:20

Сколько пословиц и поговорок о бане: «В бане помылся, что омолодился», «Баня — мать вторая!», «Тело парит, здоровье дарит!»

Жили в палатках, но баню построили

В мае 1957 года в эту вековую тайгу пришли строители. Начали прорубать в тайге дороги. Построили железную дорогу. Жили в палатках и землянках. Но как только определились с местом, где «будет город заложен», первое, что построили, — баню, клуб и школу.

Мы долго искали фотографию старой бани на Октябрьской, которая служила горожанам и согревала их своим теплом, но нашли только фото, когда баня уже не работала.
Если у кого-то сохранились фотографии старой бани, просьба принести их в редакцию (мы отсканируем их и отдадим обратно), прислать на электронную почту газету kahckanar_new@mail.ru или в наши группы в «Контакте» или в «Одноклассниках»

Баня была построена основательно, так сказать, на века. Стены толщиной в метр. Два отделения: мужское и женское. Одновременно могли мыться по 25 человек. Парилка отапливалась дровами. В продаже всегда были берёзовые веники.

Какое же это было блаженство — после работы на морозе попариться настоящим берёзовым веничком не в сухой сауне, а в паровой баньке!

Город строился, разрастался. Вот уж десятый микрорайон появился. До бани из отдалённых районов не всем удобно добираться. На границе четвёртого и пятого микрорайонов построили ещё одну баню. Это была уже двухэтажная баня на четыре отделения, с бассейном для детей и любителей. Парилки на любой вкус: хоть сауна, хоть русская с парком. Отапливалась она собственной котельной. Позже котельную закрыли и перевели баню на городские сети. А парилки стали обогревать электротэнами.

Да вот не всякому любителю пара эта баня нравилась. В старой бане на Октябрьской всегда была очередь. Люди приезжали на автобусах и машинах из отдалённых микрорайонов.

При бане была и прачечная, которая снабжала баню чистыми простынями и полотенцами, так как люди часто приезжали прямо с работы, из леса. Это было очень удобно. Мочалку и мыло можно было купить тут же в ларёчке. Ларёчек со временем закрылся за ненадобностью.

Хозяйка бани

Вот этим заведением я и стала владеть в 1976 году, да не по своей воле. Я в то время работала инженером в отделе капстроительства в управлении комбината.

Да время было такое, что в управлении работали «жоры», «доры», «лоры» и «суки». Даже такой анекдот ходил по городу. Расшифровать? Жёны Ответственных Работников; Дочери Ответственных Работников; Любовницы Ответственных Работников и Случайно Уцелевшие Кадровые Инженеры. Последних некому защитить и поддержать. Ко мне эти самые «жоры» и «доры» подкатывали с вопросом:

— А кто тебя сюда в управление устроил?

Когда выяснили, что у меня нет покровителя, и понадобилось устроить в управление очередную «дору», меня сократили. Из трёх предложенных мест я выбрала банно-прачечный комбинат.

Работало там сорок три женщины, в основном, пожилые, и двое мужчин: слесарь по ремонту оборудования и сантехник. Оба были инвалидами и любителями «залить за воротничок», тем более что магазин под названием «Старый гастроном» был через дорогу от бани.

С женщинами проблем не было. А вот эти два инвалида мне много нервов потрепали, да замены им не находилось, или их жалели. К ним частенько заглядывали «на посиделки» выпивохи. Прежняя заведующая сама частенько с ними пила. Оборудование было старое и часто ломалось: то каландры, то стиральные машины. А эти работнички не в состоянии работать.

Вот такое наследство мне досталось. Трудно, но отучила я их вести приём «друзей» в рабочее время. Расскажу один случай.

Прихожу после обеденного перерыва, а прачки сидят. Спрашиваю, что случилось.

— Вон работнички наши сидят в мастерской с бывшим начальником милиции с бутылкой и «лыка уже не вяжут», машины сломались.

Захожу в мастерскую и спрашиваю гостя, кто он и зачем пришёл в рабочее время к слесарям, да ещё и с коньяком. Он мне представляется:

— Я бывший начальник милиции. Сегодня день рождения, вот зашёл к знакомому отметить.

— Мне хоть бы вы министром были, но спаивать рабочих на их рабочем месте бывший начальник милиции считает нормой? Берите бутылку и уходите, иначе я её выброшу.

— Не посмеешь!

— Ещё как посмею!

После этих его слов я взяла бутылку за горлышко и вышла на улицу. Они сидят с раскрытыми ртами.

Когда-то я на физкультуре хорошо гранаты метала. Вот тут я и метнула бутылку, как гранату. Повернулась и пошла прямо на этого бывшего начальника.

— Вы, видимо, забыли, что были блюстителем порядка? Я сейчас вызову милицию — и вам напомнят о ваших прежних обязанностях.

Что тут мне пришлось выслушать от этого «блюстителя» нравственности и порядка! Наверно, весь лексикон и всех матерей вспомнил. Ушёл и больше я его не видела.

Слава о том, как я выпроводила бывшего начальника милиции, быстро стала известна многим любителям захаживать сюда на посиделки. Спустя много лет встретилась я с сантехником, посмеялись, как я их приучила к трезвому образу жизни на работе.

Пробивала и доказывала

Проработала я год. Много было сделано за это время. В предбанник-зал ожидания завезла скамьи, столики. Принесла из дома всякие журналы, чтобы в ожидании своей очереди люди спокойно могли посидеть и полистать журналы. Затем открыла буфет, где были газированная вода и горячий чай.

Для прачек тоже были созданы удобства: раньше, как только заканчивались стиральные материалы, заведующая шла в контору, чтобы подписать требования на стиральные материалы. Потом идти на хоздвор и ловить машину. Прачки же сидели в ожидании порошка и мыла. Порой сами покупали их в магазине.

Не было склада для моющих материалов. Здание прачечной имело несколько маленьких помещений, в том числе и душевые. Только зачем душевые? Баня рядом. В один из субботников я с рабочими разобрала перегородки между душевыми. Получился большой склад. Пригласила начальство и доказала, что моющие средства завозить надо прямо с колёс в прачечную.

Прачки организовали бригадный подряд. За экономию и качество стирки получают премии. Ключи от склада я передала бригадирам, никаких проблем больше с материалами не было. Дали объявление, что прачечная принимает в стирку бельё и от населения. Раньше бельё стирали в основном из общежитий. Общежитий в городе было несколько. Однажды я съездила на военную точку, что находилась недалеко от посёлка Именновский. Там стояла точка ракетчиков. Они возили бельё в город Лесной, но это для них было неудобно. Количество белья увеличилось. Прачки стали получать премиальные за количество и качество, а также за экономию стирального материала.

Зарплата у меня была в начале 90 рублей. Через полгода я получала уже 120 рублей. Это была хорошая зарплата. Но не моя это была работа. Начали строить радиозавод. Виталий Сибилев пригласил меня в отдел главного механика инженером по надзору за зданиями.

В перестройку баня стала нерентабельной

Что же с баней или банями? После моего ухода заведующую решили в эту бани не принимать. Решили, что на две бани достаточно одной заведующей. Но просчитались. Вторая баня большая, своих хлопот в ней хватало. Получилось так, что захирела старая баня без хозяйки. Тем более, начались постоянные проблемы с оборудованием в прачечной.

Настало время перестройки. Руководство сочло первую баню (по улице Октябрьской) нерентабельной — и её закрыли. Народ возмущался, да кто слушает мнение народа? Старая баня несколько лет стояла невостребованной, стены пытались разобрать по кирпичику, да прочной была кладка. Наконец, нашёлся смельчак, прибрал к рукам полуразрушенное здание. Теперь там магазин. В прачечной Евраз открыл продовольственный магазин.

Вторая баня также постепенно разрушается. Меня, как инженера по надзору за зданиями, пригласили обследовать конструкции, составить акт и дефектную ведомость. Это было в 1995 году. Каково же было моё изумление, когда я увидела оголённую арматуру потолка на ребристых плитах перекрытия. Полностью нарушена несущая способность ребер плиты ПКЖ. Это же потолок первого этажа и половина второго этажа. Сразу составила акт и бегом к мэру города. Срочно организовали комиссию из ведущих специалистов-строителей. Оба отделения первого и второго этажей правого крыла закрыли и передали заказ проектному институту на разработку проекта укрепления несущей способности плиты. Но, видимо, не судьба была довести дело до конца, так и работает в бане только одно крыло. С тех пор я в бане не была и не знаю, велись ли там какие работы по укреплению рёбер жёсткости.

А ведь каждое здание должно иметь паспорт, где указываются все ремонты. За такими зданиями, как ДК, бани и т.д., никто не следил. Вот и результат — обнажённая арматура на плитах перекрытия.

Баня работает не полную неделю, как раньше было. Билеты дорогие. Я же в бане больше не была и не пойду: боюсь, так как вижу, как разрушаются другие конструкции. Нет инженеров по надзору за зданиями. Всё в частных руках. Только лоск наводят в холле.

А о старой бане старожилы-первостроители вспоминают с болью и сожалением: «Какая банька была!».

Все болезни лечили через баню

В начале перестройки во многих селах и городах страны бани закрыли в первую очередь. Как это объяснить? Приехала я в Забайкалье к сестре в гости. Неделька пролетела, надо бы помыться, да сестра меня ошарашила тем, что баня давно закрыта.

Я помню, как в войну и после люди болели тифом, и холера случалась от слабости здоровья, но в бани везли даже постели для пропарки. Люди в обязательном порядке ходили в баню. Так боролись с болезнями. А сейчас, не дай бог, что-то случится, — как будем бороться с недугами? Старые люди все болячки лечили только через баню. Покряхтел, попарился, попрел — и вышел молодцом.

Тамара Белова

Поделиться:

Посчитайте: