Как государство собирается контролировать наши семьи

Воскресенье,6.11.2016  18:38
Рубрики: Новости, Общество

Просмотров:[post_view]
Анна Лебедева

С недавнего времени в соци­альной сети вконтакте поя­вилась группа под названием «Родительский отпор-Кач­канар», направленная на информирование родителей о воздействии ювенальной юстиции на семью. Органи­затор группы Ксения Катаева уверена: качканарские папы и мамы не догадываются, чем может быть опасна эта систе­ма. И если мы ее не ощущаем на себе, это не означает, что ее нет.

00361936Контроль за родителями через детей

В созданной группе еже­дневно выкладываются ви­деоролики, рассказываю­щие о способах разрушения отдельных семей в нашей стране, распространяются заявления и опросы, кото­рые проводят в регионах. Среди организаторов по­добных групп есть и извест­ные общественные деятели.

На одном видео, напри­мер, 10-летняя девочка из Москвы поясняет, как в сто­личной гимназии с ней ра­ботала школьный психолог.

– Меня спрашивали: «У тебя дома все нормально?», я отвечала – да. «А откуда синяк на коленке?», гово­рю – брат дал. «А честнее? А еще честнее? А мама тебя бьет?»… Мне говорили, что родители нас держат ради выгоды. Мама – хорошая, нормальная, но она не сдер­жанная, ей нужно пройти медэкспертизу. В конце бе­седы меня просили ничего не говорить маме: «Меньше знает – крепче спит», – рас­сказывала девочка.

В другом сюжете пове­ствуется о том, как в глухой деревне Иркутской области у многодетной матери ор­ганы опеки забрали детей и поместили в приют под предлогом отсутствия лече­ния, назначенного врачом. Семья проживала в доме без водопровода – ежедневно мыть одного из троих детей, как предписал врач, оди­нокая мать не могла. В Ин­тернете развернули целую кампанию, чтобы помочь женщине восстановить се­мью.

В похожих группах публи­куются анкеты отдельных школ и детских садов, в ко­торых родителей просят со­ставить так называемый со­циально-демографический паспорт семьи – указать ее состав, жилищные условия, род деятельности. Вопросы, вроде как, безобидные, но правозащитники считают – это отголоски ювеналки. В целом, информации в таких группах довольно много. И, конечно, при просмотре это говсе, на голове волосы вста­ют дыбом.

В комментариях одной из подобных групп я прочитала вопрос подписчика: «Поче­му у всех неблагополучных семей не забирают детей? Случаев, когда родители пьют и воспитанием детей не занимаются, – много». И ниже был ответ: такие семьи отчего-то государство не трогает, а у хороших родите­лей детей нужно изъять.

Нужно ли ужесточать Семейный кодекс?

Нам кажется, что это все не про нас – подобных исто­рий в Качканаре не слышно. Я поинтересовалась у зна­комых, было ли у них что-то подобное. Узнала, что одна из качканарских мам недав­но обратилась с ребенком в приемный покой: ребенок упал и получил травму на ноге. Сигнал от медика тут же поступил в полицию – позже маму вызывали на комиссию по делам несовершеннолет­них, чтобы разобраться, не бьют ли ребенка дома. Еще одна качканарская мама была вызвана в комиссию по сообщению воспитателя дет­ского сада.

Насколько серьезно рабо­тают эти сиг­налы, проком­ментировала Татьяна Хайс, председатель территори­альной комиссии по делам несовершеннолетних. Дей­ствия надзорных органов регулируются федеральным законом «Об основах систе­мы профилактики безнад­зорности и правонарушений несовершеннолетних». Экс­тренно известить полицию о травме ребенка – обязан­ность как медиков, так и ра­ботников образовательных учреждений.

– Если ребенок пришел в детский сад с синяками, то работник образования дол­жен вместе с медиком зафик­сировать это, а информацию направить в ОВД и к нам в комиссию. Медик, например, приемного покоя направляет сведения также в полицию и с недавнего времени в проку­ратуру. Ребенок может быть жертвой домашнего насилия, важно выяснить обстоятель­ства травмы. В отношении родителей может быть воз­буждено уголовное дело по ст.116 УК РФ «Побои», а если насилие было не один раз – то ст.156 УК РФ «Жестокое обращение с ребенком» (се­мью ставят на учет в ПДН). В любом случае определен­ное время семья будет нахо­диться на профилактическом учете в полиции. Если ин­формация о насилии не най­дет подтверждения, то семья снимается с надзора, – рас­сказала Татьяна Николаевна. – Бывают случаи, когда на­силие в семье есть, но очень долго бабушки скрывают это. Иногда мы просим органы опеки изъять ребенка из се­мьи, видя угрозу его здоро­вью, но оснований для этого последние не находят: про­верка показывает, что про­дукты питания в доме есть, есть одежда и спальное место у ребенка – казалось бы, все в порядке. За ненадлежащее исполнение родительских обязанностей сегодня зако­ном предусмотрено преду­преждение или штраф в 500 рублей. Но разве это может как-то повлиять на родите­лей? Считаю, что семейное законодательство нужно ужесточать, но в то же время мы за сохранение кровных родителей.

Против разрушения семьи

А тем временем споры вокруг семейного законода­тельства идут нешуточные. Обновленная летом ст. 116 УК РФ оставила уголовную ответственность за побои только на близких. На про­шлой неделе, 27 октября, в Совете Федерации прошли парламентские слушания на тему «Основные направле­ния совершенствования се­мейного законодательства России на современном эта­пе», где Елена Мизулина, зам. главы комитета по конститу­ционному законодательству и госстроительству, заявила: данная поправка создает все условия для введения юве­нальной юстиции.

– Ко мне в приемную по­ступило нема­ло сообщений о том, как легко возбуждается уголовное дело в отношении родителей только по слову ребенка. Сына не отпусти­ли гулять – он подал сигнал, и родителей привлекают по статье «Побои». Презумпция недобросовестности родите­лей – это европейский под­ход. Нам нужно не допускать неправомерных последствий этой практики, не нужно раз­рушать семьи! – отмечала Елена Мизулина.

С целью «смягчить» за­конодательство сенатор предложила внести поправ­ки к Семейному кодексу. Во-первых, прежде чем вре­менно ограничивать права родителей, необходимо вы­дать письменное предупре­ждение от органов опеки. Во-вторых, сократить число однозначных причин для лишения родительских прав и оставить два: отказ мамы забрать своего малыша из роддома и отказ суда восста­новить родительские права после их временного ограни­чения. Также сенатор пред­ложила сократить количе­ство оснований, по которым можно лишать родительских прав или ограничивать их: бедность, плохие жилищные условия, задолженность по оплате ЖКХ, отсутствие ре­гистрации не должны быть основанием для ограниче­ния, а уклонение от уплаты алиментов или алкоголизм — для лишения родитель­ских прав. Последнее, по ее мнению, стоит отнести к ос­нованиям для ограничения прав, поскольку «у больных алкоголизмом есть шанс вы­здороветь».

– Лишение родительских прав – это крайняя мера. Этот постулат будет отражён в за­конопроекте, – заявила Елена Мизулина. – Мы предлагаем ввести новую норму – преду­преждение родителей и вы­строить меры родительской ответственности от самой мягкой до более жёстких: предупреждение, ограниче­ние прав родителей на опре­делённый срок и лишение родительских прав. Да, сей­час слов «ювенальная юсти­ция» в нашем законодатель­стве нет. Но по методологии она есть, у нее в нашей стра­не много сторонников. Наше семейное законодательство должно быть безопасным для детей и семей!

P.S. «Смягчающие» поправки в Семейный кодекс планиру­ют ввести уже в 2017 году, но не факт, что это получится. Та же Елена Мизулина выступала за декриминализацию для близ­ких родственников 116-ой статьи УК РФ, но закон все же был принят. На самом деле не хочется верить, что у нас скоро будут поступать с семьями так же, как, например, в Норвегии: когда в надзорные органы соседи подают сигнал, а те, в свою оче­редь, тут же изымают детей из семьи в приют, а вскоре отдают в приемные семьи. Именно к борьбе с такими правовыми по­следствиями и призывают сегодня качканарские активисты. Важно не перейти грань между реальной опасностью жизни ребенка и надуманной.

 

Поделиться:

Посчитайте: