Жить мирно не получается

Вторник,22.12.2020  11:47
Рубрики: Новости для главной, Общество

Просмотров:[post_view]
Комментарии к записи Жить мирно не получается отключены
Автор:
Юлия Кравцова

Конфликт одной качканарской семьи разросся до городского масштаба

Валентина Чистоколова жи­вет в трехкомнат­ной квартире в благоустроенном доме вместе с до­черью и зятем. Но мирного сосуще­ствования между родственниками не получается.

Пожилая женщина пришла жаловать­ся на родных в газету. В течение двух недель, каж­дый день, как на работу, Валентина Чистоколова при­ходила в редак­цию и рассказыва­ла о своих обидах.

— Я хочу, чтобы вы назвали ста­тью «Брошенная мама».

Валентина Александровна утверждает, что её обижают родственники

Ходила снимать побои

Женщина рассказывает, что в семье к ней плохо от­носятся и даже побивают. 30 ноября Валентина Алек­сандровна ходила в поли­клинику к хирургу, чтобы он зафиксировал побои. Также она собиралась написать за­явление в полицию, однако после нескольких походов в местный отдел полиции женщина сообщила, что за­явление у неё так и не при­няли.

Хотя 79-летняя бабушка с трудом передвигается, при помощи тросточки, она за неделю обошла множество разных инстанций: и поли­цию, и юристов, и админи­страцию, и газету, и больни­цу…

— Мы раньше жили хоро­шо, но как только появился этот зять, сразу начались скандалы, — рассказывает Валентина Александров­на. — Он бывший полицей­ский, раньше жил и работал в Нижней Туре. У него в Туре и квартира есть, пусть там бы жили. Тащит все из дома. То одной своей вещи не найду, то другой. Я их спрашиваю: «Вы долго жить здесь будете?». А он отвеча­ет: «Я здесь буду жить!». Я начала от них закрываться, сделала себе крючок на две­ри. Дочь со мной не разго­варивает. Говорит только, что я ей не нужна. А куда я должна деваться? Я её вы­растила, мне говорили, что я её изнежила. Всё было для неё.

«Таких денег в жизни не видела»

Помимо личных обид, у женщины еще есть и имуще­ственные претензии к род­ным.

— Дочь сделала привати­зацию, себе треть кварти­ры и внуку треть квартиры. Одна треть — моя. Внук сей­час живет на Дальнем Вос­токе. Я не понимаю, как она треть доли на внука смогла записать?

Также пенсионерка рас­сказывает, что в наслед­ство от брата ей досталась однокомнатная квартира в Нижнем Тагиле, её продали, а дочь деньги якобы взяла себе.

— Я этих денег не виде­ла. Наследство должны были поделить на четверых. Мне сказали: «Бабка, отстань и забудь про деньги!». А как мне забыть, я в жизни не ви­дела таких денег. Всю жизнь концы с концами сводила. Проработала на шихтопод­готовке в ГОКе 41 год. Зять орет на меня: «Как вы мне надоели!» А я ведь тоже хо­зяйка квартиры.

В туалет с молотком

— Я даже боюсь заходить домой. Он такой здоровен­ный! Соседей ко мне не пу­скает, чтобы я ни с кем не разговаривала, никому ни­чего не рассказывала. В ту­алете закроется, может два часа сидеть, лишь бы меня не пускать. Замки везде на­вешали, даже на кладовку. Я в туалет с молотком хожу.

Пару недель назад в се­мье произошел очередной конфликт, после чего Ва­лентина начала еще более активно ходить по инстан­циям, а также обратилась в редакцию. Женщина утверждает, что её побили сын и зять. Били по рукам и по голове.

— Зять наговорил сто слов в минуту, сын раздухарился, разозлился и надавал мне. Зять вообще мимо меня спо­койно пройти не может: то пинанёт, то толкнет. Только знай — летай. А в квартире какие свидетели?

Дочь говорит мне: «Ког­да мы были маленькие, ты нам нужна была, а сейчас ты нам не нужна. Уходи из квартиры». Всё я им мешаю. Обидно мне. Мне дали эту квартиру, почему я сейчас должна из своей квартиры уйти? Я не уйду! На нервной почве уже ноги болят, хожу еле-еле.

Выселить зятя через суд

Через неделю после пер­вого обращения в редакцию Валентина Чистоколова со­общила, что теперь у неё нет телефона — его якобы разбил зять. Пенсионерка обратилась к юристу, хочет подать в суд на выселение из квартиры своего зятя, с которым она никак не может мирно ужиться.

Как комментирует юрист, такая возможность у жен­щины есть, поскольку закон предусматривает, что про­живание в квартире совер­шеннолетнего гражданина возможно с согласия всех собственников. Для этого ис­тице нужно будет доказать в суде, что зять действительно живет с ней в одной кварти­ре.

Про женщину с жалоба­ми на побои мы спросили в местном отделе полиции. Там подтвердили, что Ва­лентина Чистоколова обра­щалась в отдел, начальник штаба Максим Бабенко заверил, что ситуация на контроле, ведется разбира­тельство по этому случаю. Кроме того, из поликлини­ки в полицию был сигнал о побоях.

«Мой муж маму и пальцем не тронул»

Мы созвонились с доче­рью Валентины Алексан­дровны, которая поведала нам свою версию.

— Она всё врет, никто её не выгоняет, — говорит Ольга. — Зять — бывший полицейский, если бы он её ударил, то что бы с ней было? Это же бред. Зять её пальцем не трогает. Сын вот недавно по рукам на­давал. Он живет на Пер­вомайке. Мама его всё вы­званивает, чтобы он к нам пришел. Не пускает нас в квартиру, пока Саша не придет. Мы с мужем болели ковидом, я сказала брату не приходить к нам. А она его всё вызванивает. Ну, вот он разозлился, приехал и на­давал ей по рукам, телефон разбил, чтобы не названи­вала.

Я знаю, что она везде хо­дит: и в суд, и в полицию, и к Русских, и в больницу. В кладовке мы сделали замки, потому что она начала ин­струменты брать, молоток зачем-то. В своей комнате повесили цепочку, закрыва­емся от неё, боимся — с мо­лотком если ходит. Это она нас выгоняет из квартиры.

Не порядок с головой

Ольга рассказывает, что несколько лет назад у мате­ри был инсульт, и, возможно, это повлекло определенные последствия, сильно сказа­лось на психическом здоро­вье. Она показала справку от психиатра, что Валенти­на Чистоколова нуждается в лишении дееспособности по состоянию здоровья, но эта справка не имеет юридиче­ской силы, объясняет Ольга.

— Вообще-то её нужно лишать дееспособности, раз с головой не порядок, — уверена дочь. — Это дела­ется через суд. Но пока я не решаюсь на это пойти. У нас никак не получается жить мирно, это невыносимо стало, особенно в послед­ние пять лет. Я с ней уже давно не разговариваю. Мы просто живём. Я никакого другого выхода не вижу из этой ситуации. Съехать с этой квартиры я не могу. У нас три комнаты, мать жи­вет в отдельной комнате. Я не знаю, чего ей не хватает. Если мы раньше с мужем сидели в зале, то теперь по­сле ужина уходим к себе в комнату.

«Её уже весь город знает»

— Когда она начинает себя неадекватно вести, мы запи­сываем её на видео, она по­том смотрит и говорит: «А это не я». Если бы её кто-то бил, то она бы тут не жила, — считает Ольга. — Мой брат полтора года в психиатри­ческой клинике лежал, я ей предлагала в его квартире жить, но она туда не пошла. Конечно, там ведь некому кровь пить!

Вот был случай. Три года назад она сломала плечо: упала в туалете. Я её подни­мала. Она первые три дня говорила: «Как хорошо, что ты была поблизости, а то кто бы меня поднял, кто бы мне помог». А потом стала говорить, что это я её тол­кнула.

Её уже весь город знает. Постоянно всем на нас жа­луется. Она уже не знает, как нас ёще опозорить.


P.S. Конфликт в семье тя­нется уже довольно долго и кажется нераз­решимым. Как говорит­ся, нашла коса на камень. Задействованы полицейские, юристы, журналисты, врачи и чиновники. Только хотелось бы, чтобы родные люди нашли какой-то выход из сложившейся ситуации.

По факту побоев, на которые жалова­лась Валентина Чистоколова, полиция проводит проверку, результаты пока не­известны.

Поделиться:

Метки: