Дочка на продажу?

Пятница,1.07.2016  13:36
Рубрики: Город, Новости, Общество

Просмотров:[post_view]
Анна Лебедева

В прошлых номерах на­шей газеты были опублико­ваны две заметки по одной истории, произошедшей в Качканаре. Дело каса­лось 12-летней школьницы, мама которой обратилась в полицию по факту изнаси­лования дочери. Вскоре ин­формация была расширена: девочка оказалось беремен­ной от 24-летнего дворника.

Известие это не остави­ло равнодушными многих. Первое, что возникает после прочтения – шок, а затем во­прос: куда смотрела мама? Объяснить сей факт, наверное, нелегко большинству, однако варианты были разные: «На­верное, у нее дома было не все хорошо, познакомилась с мужчиной», «Да нет, вы по­смотрите, какие нынче школь­ницы, какие откровенные фо­тографии выкладывают они в соцсетях, диву даешься, что это может делать ребенок»…

Ситуацию обрисовал с совершенно иной стороны неожиданный звонок в ре­дакцию на прошлой неделе, когда неизвестная женщина рассказала, что социальные органы не реагируют на об­ращения соседей по этой семье, в то время как по от­ношению к маме нужно при­нять срочные меры.

12 

Кто жертва?

Семья девочки вот уже несколько лет проживает в одном из качканарских об­щежитий. В конце прошло­го года в семье произошло пополнение: родился пятый ребенок. Ютиться всем при­ходится в двух комнатах, каждая из которых по 17 кв.м. Старшей девочке – 12 лет, младшему – несколько месяцев. Несколько сосе­дей решились в буквальном смысле дать свидетельские показания через газету.

– Про эту семью раньше неоднократно писали. После прочтения кажется, что они все «белые и пушистые», но нас удивляет, почему никто не обращается к соседям. На самом деле мы считаем, что маму надо наказать – жалко ее детей! Мы подозреваем, что она заставляет старшую дочь Ирину «продавать» себя за деньги, – говорят жильцы. – Когда девочка пошла в на­чальную школу, училась хо­рошо. Стала постарше – по­явились проблемы в учебе, пропуски уроков, кражи. К ним домой постоянно при­ходят какие-то незнакомцы. Мать всегда находит объяс­нения: этот мужчина – брат бывшего мужа, этот – тро­юродный брат, этот – дядя. Выходит, что к ним беско­нечно идут какие-то род­ственники.

Но на самом деле страш­но не это. Нам дико, когда мы своими глазами видим, как 12-летняя девочка идет, держась за руку с 40-лет­ним мужчиной. Подобные случаи свидетели наблю­дали не раз: видели ее и с молодым человеком, лет 30, как он посадил Иринку на подоконник, и та обни­мала его ногами. А парня, которого сегодня обвиняют в изнасиловании, мать еще в прошлом году называла двоюродным братом, затем сынком и зятем. Познако­милась Ирина с ним в Ин­тернете. Знаем, что парень приносил им продукты. Но после того как свидетели увидели через открытую дверь, как мать будила дочь в школу, а та лежала вместе с этим парнем под одним одеялом, они обратились в полицию. На наш взгляд, у парня что-то с головой, но согласитесь, что нельзя допускать, чтобы 12-лет­ний ребенок лежал вместе с мужчиной! Мы подозре­ваем, что молодой человек перестал их содержать, вот они и обратились в поли­цию. А девочка еще ребенок и многого не понимает. В октябре 2015 года изнаси­лование произошло, а в по­лицию обратились спустя полгода. За это время экс­пертизы уже не проведешь, но и свидетелей никто не опрашивал. Мы лично хо­дили в Следственный отдел, где нам сказали: пусть моло­дой человек сидит за то, что он сделал, он должен быть наказан. Сегодня ему грозит до 24 лет. Но мы считаем, что это будет не последняя «жертва». В будущем, воз­можно, таким образом по­садят еще кого-нибудь.

 

Мат вместо русского языка

Женщины наперебой продолжают свой рассказ, глядя в окно на гуляющих около общежития ребяти­шек. Трое маленьких детей этой семьи, шести, пяти и трех лет, все свое время про­водят летом во дворе – дет­ский сад они не посещают и не бывали там никогда (про­писаны в другом городе, а временной прописки нет). Нет у дома детской площад­ки, ребята довольствуются автомобильной эстакадой, да шиной, что спряталась в траве. На последней ма­лыши иногда устраивают прыжки, словно на батуте, хорошо играть получается и на эстакаде. Однако соседи отмечают: ребята послуш­ные, от дома никуда не ухо­дят. У старшего мальчика, говорят они, не за горами школа, но пойдет ли он в нее – большой вопрос. Второй сын до сих пор нуждается в косметической операции. До 5 лет ее можно было прове­сти бесплатно, но почему-то мама это упустила. Как будет жить ребенок дальше – так­же вопрос.

– Несмотря на то, что между детьми есть разни­ца в возрасте, выглядят они все практически одинаково: худенькие и невысокие. Им бы хорошее питание, вита­мины. Младшие в детском садике никогда не были, ле­том обитают здесь, на улице, а зимой – в комнате и ко­ридоре, – продолжают сосе­ди. – Разговаривать ребята толком не могут, однако уже знают матершинные сло­ва: для них это нормальный русский язык. Старший сын не может назвать ни свою фамилию, ни адрес, не гово­ря уже о счете, буквах. Ирин­ка последние годы школу постоянно пропускала. На­слышаны, что она совершала кражи. По утрам девочка хо­дит по комнатам и интере­суется сигаретами, поясняя, что это для мамы. Однако не один свидетель видел, как вместе с мамой она курила сигареты, рядом стояли от­крытые бутылки пива. Часто ли мама выпивает? Проще спросить, когда она не пьет. В Интернете ребенок выкла­дывает свои откровенные фотографии, намеренно за­вышая возраст до 16 лет. По­могала выставлять ей пост лично мама.

В конце прошлого года в семье произошло пополне­ние, правда, ребенок родил­ся недоношенным. Матери пришлось лежать с ним в Екатеринбурге. Дети оста­лись дома фактически одни, супруг на работе. Когда со­седи узнали, что дети дома предоставлены сами себе, то позвонили в социальные органы. Детей поместили в приют. По возвращении женщина их забрала.

– Почему социальные ор­ганы ничего не делают? По­чему не реагируют? Что бу­дет с этими малышами, когда они подрастут? Кто из них вырастет? – задаются вопро­сами женщины. – Конечно, родителей не выбирают, но пока не произойдет траге­дия – никто не зашевелит­ся… Пусть мать забывает про курение и питье, пусть сделает операцию сыну, пусть устроит малышей в детский сад, с ними ведь надо зани­маться! Уверены: даже Ири­ну еще можно направить на правильный путь. Жалко де­вочку, очень жаль…

 

За принудительное лечение и трудоустройство

Татья­на Хайс, предсе­датель террито­риальной комиссии по делам несовер­шеннолет­них, пояснила: данная семья числится на учете в комис­сии с 2015 года. До этого ро­дители состояли на профи­лактическом учете в ПДН, к ним регулярно ходили в рейды. Родители были неод­нократно предупреждены, что могут быть лишены ро­дительских прав.

– В ноябре прошлого года в семье родился пятый ре­бенок, мама какое-то время находилась в Екатеринбурге. Папа постоянно на работе, и детей пришлось изъять в Центр помощи семье и де­тям (ЦПСиД), так как остав­лять одних было опасно. На тот момент у детей не было отдельных спальных мест, дома было грязно. В целом изъятие детей позволяет в достаточной мере добиться от родителей исполнения рекомендаций, вынесен­ных комиссией. В скором времени родители навели порядок, приобрели двухъ­ярусные кровати. За время пребывания в Центре детей в буквальном смысле учили навыкам самогигиены, – рас­сказала Татьяна Николаевна. – Часть семьи ыпрописана в другом городе, но добились того, чтобы им выделили одно место в качканарском детском саду. Нужно было проходить медкомиссию, а мама в это время уехала в больницу с пятым ребен­ком. Родители планировали также провести косметиче­скую операцию одному из мальчиков, но операцию, за­планированную на декабрь, пришлось отложить из-за родов. Однако проблема остается, ее надо решать.

На персональном учете комиссии по делам несовершеннолетних стабильно стоит 30 семей и около 20 несовершеннолетних (бывает, семья благополучная, но с ребенком родители не могут найти контакт).

От комиссии стало из­вестно, что буквально на днях маму вместе с млад­шим ребенком направили на лечение в Екатеринбург. Скорее всего, они будут там находиться несколько меся­цев. Папа заявил, что в бли­жайшее время идет в отпуск и увезет детей к бабушке, но, вероятно, после вновь вста­нет вопрос о помещении де­тей в центр.

– Мы будем обязательно продолжать контролировать каждый их шаг. По старшей девочке в настоящее время ведется разбирательство, заведено уголовное дело, ребенок помещен в ЦПСиД. Мама по уголовному делу проходит на сегодняшний день как потерпевшая. Если следствие признает маму виновной, то ей тоже грозит ответственность. По оконча­нии следствия будем делать выводы – лишать родителей прав или нет. С девочкой се­годня работают социальный педагог и психолог, – доба­вила председатель комис­сии.

Сегодня за ненадлежа­щее исполнение родитель­ских обязанностей пред­усмотрены два наказания: предупреждение или штраф от 100 до 500 рублей. В фев­рале в Качканар приезжал представитель Павла Аста­хова. Члены комиссии пы­тались донести до главного детского правозащитника о несправедливости, которая сегодня есть в законода­тельстве: почему водителя, пойманного без прав, могут оштрафовать минимум на 5 тысяч рублей, а родителей, пьянствующих и оставля­ющих без надзора детей, наказывают штрафом в 500 рублей?

– Штрафы, конечно, на таких родителей очень ча­сто не действуют, как и профилактические беседы носят временный эффект. Но для тех, кто способен нас слышать, достаточно предупреждения. Мы пыта­емся помочь всем, чем мо­жем, но, к сожалению, ред­ко кто исправляется. Если бы мы могли принудитель­но лечить и трудоустраи­вать – для нас это был бы оптимальный вариант. Но сегодня ни того, ни другого сделать не можем: нет пол­номочий. Хочу отметить, что политика государства сегодня направлена на со­хранение кровной семьи, нежели на лишение роди­тельских прав. Изъятие де­тей – полномочие органов опеки. Мы, со своей сто­роны, неоднократно даем родителям шанс исправить ситуацию, отслеживаем, ис­правляются родители или нет. Если нет – то подаем в суд на лишение прав. Но порой и суды нас не всегда поддерживают, давая ро­дителям еще один шанс. А родителей, бывает, хвата­ет буквально на полгода, и потом все повторяется вновь: дома беспорядок, дети предоставлены сами себе. К сожалению, количе­ство таких семей меньше не становится. Надо сказать спасибо жителям нашего города: они достаточно ак­тивно подают сигналы. И хочу сказать, что все они отрабатываются.

P.S. К большому сожалению, эпизодов гибели детей в Качканаре из-за недосмотра родителей было немало. Вспомнить только, как еще пару лет назад в огне погибли малыши, в то время как пьяный папаша спасал свою шкуру; как пятилетний мальчик выпал с четвертого этажа, оставшись один дома с открытым окном; как в начале июня этого года утонул девятилетний мальчик, семья которого состояла на учете комиссии по делам несовершеннолетних… Тяжесть наказания в таких случаях ощущают больше на себе надзорные органы, а не родители. Крайними в том, что они недоработали, недоглядели, не достаточно провели меры профилактики, оставляют именно их. А нерадивые родители продолжают жить, как ни в чем не бывало.

Как стало нам известно из собственных источников, сегодня государство ведет политику по сокращению детских домов и социальных приютов. Да, дети должны жить в семье. Но в случае угрозы жизни и здоровью соседского ребенка надо быть готовым, что его могут не изъять в тот же Центр, потому что там нет мест. И что делать тогда? В личной беседе Татьяна Хайс подтвердила, что не против введения в России ювенальной юстиции, когда по любому звонку ребенка могут изъять из семьи. И из-за таких родителей, как в нашей истории, похоже, новую систему скоро на самом деле узаконят.

От редакции: По просьбе свидетелей их имена не упоминаются в статье. Свои показания они готовы подтвердить в органах следствия или суде. Имя несовершеннолетней девочки изменено.

Поделиться:

Посчитайте: