Дело жизни Дмитрия Порываева

Вторник,7.08.2018  10:49

Фразу «незаменимых людей нет» придумал какой-то никчёмный, ничего из себя не представляющий человек, чтобы оправдать свою никчёмность. На практике же чаще всего как? Есть Человек — есть Дело. Не стало человека — дело в лучшем случае теплится, а чаще рассыпается. Печальные примеры этому имеют место быть и в Качканаре.

Дело Дмитрия Порываева (Димы, Палыча — кому как нравится) — неважно, какие занимает должности или вообще их не занимает … так вот, его дело — развитие ветеранского движения второй волны и увековечение памяти погибших в «необъявленных войнах».

Дмитрий Павлович — коренной качканарец: в Качканаре родился, рос, взрослел. Здесь он развил в себе обострённое чувство Родины. Помните известную песню «С чего начинается Родина»? Для Порываева Родина начинается именно в Качканаре. Он ведь действительно необыкновенный, наш Качканар. Он и людей формирует особых, поэтому «качканарский характер» — это не абстрактное понятие, за этим стоит очень даже конкретное содержание. Здесь как минимум две составляющих — этодух пассионарности, который привнесли отцы-основатели, и особая надёжность и прочность, сродни нашей прочной трудновзрывной качканарской руде.

Стоит ли удивляться, что «парни с нашего двора» всегда были востребованы в ратном труде — и в мирное время, и не только. И у самих ребят не существовало альтернативы: служить или не служить? Конечно — служить! Да чтоб обязательно — в престижных войсках! Самый крутяк — если в ВДВ!

В судьбе этого поколения была полномасштабная война — война в Афганистане. Не миновала чаша сия и Дмитрия Порываева. Нет необходимости излагать перипетии его службы в этой горячей точке: очень ярко и интересно они изложены в книге «Афганистан живёт в моей душе». Отметим лишь два факта: служил он в легендарном «полтиннике» — 350-м гвардейском парашютно-десантном полку, военная специальность «сапёр» — это тот, который ошибается только раз.

В 1984 году — заветный «дембель» и возвращение в родные края. А через несколько лет в одночасье сменились все, какие только можно, парадигмы: идеологическая, политическая, экономическая, нравственная… Новая Россия, ставшая правопреемницей Советского Союза, на тот момент не хотела принимать наследство в виде последней войны великой империи и ветеранов этой войны, предоставив им полную свободу выбора: хоть на стакан садись, хоть в криминальную структуру отправляйся… Объективности ради следует заметить, что на уровне народном эти парни всегда воспринимались  как герои, какую бы чернуху не источали средства массовой информации об афганской войне и её участниках. Во всяком случае, в Качканаре было так.

«Родина приняла нас такими, какими мы стали», — пишет Дмитрий Павлович. «Родина — это не те, за Кремлёвской стеной, кто развязал эту войну. И Родина — это не те, кто позволил бросать грязь в лица солдат, честно и до конца выполнивших свой интернациональный долг. Родина — это, в первую очередь, родные и близкие друзья. И обшарпанная скамья у подъезда, и заливистый лай на два года постаревшей собаки. И скорбный взгляд седых мам наших погибших товарищей, всё понимающий и прощающий. И мы благодарны всем им за любовь и поддержку. Благодарны тем девчонкам, кто решил связать с нами свою судьбу и нарожавших нам детей, чей лепет заставил оттаять наши души».

А дальше? А дальше Порываев начинает долгую, кропотливую работу по выстраиванию идеологии и практики ветеранского движения. Не один, конечно: один в поле не воин. Но, несомненно, он — душа этого движения.

Идеология же формулируется предельно ясно и просто: «За Качканар!» Как-то на одном из дней ВДВ хороший, в общем-то, паренёк с сопредельной территории, услышав могучее: «За ВДВ! За Качканар», сильно удивился: «Качканар-то здесь при чём?» А вот при чём. Когда нужно было — ребята брали ответственность за всю страну. А сейчас для них большая Родина сконцентрировалась в родине малой. За неё и надо «впрягаться» — всеми возможными способами и средствами.

А практика — это система мероприятий, имеющих колоссальный воспитательный заряд, повышающих самооценку ветеранов и вызывающих уважение к ним со стороны качканарцев. Один только праздник — День ВДВ чего стоит! Ведь напиться и искупаться в фонтане — ума не надо вообще. И совсем другое дело — в Качканаре: молебен в храме перед иконой Илии Пророка, средства на которую сами и собрали, митинг в парке у памятника погибшим, посещение могил погибших товарищей, народное гуляние во второй половине дня с конкурсами и аттракционами…

А ещё мемориальные плиты для учебных заведений с информацией о погибших выпускниках, фильм «Качканарский десант», памятники погибшим в рамках проекта «Журавли»… Ко всему этому Порываев основательно руку приложил. И не только руку, но и голову. А сколько раз его имя вспомнили ребята-выпускники клуба «Афганец», особенно первых наборов — вот уж поикал, наверное, Палыч.

Последнее, пожалуй, по списку, но не по важности. Важный момент в деятельности ветеранских организаций — их правовой статус. Качканарские отделения союзов ветеранов войны в Афганистане и воздушно-десантных войск имеют статус юридического лица. А это уже не «художественная самодеятельность». Этот статус позволит решать задачи более высокого порядка. Тем более, и «штаб» теперь имеется: в 2014 году выделено помещение для Центра ветеранов боевых действий и военной службы. Вот и говорите, что незаменимых людей нет.

В личной жизни. Вырастил сына, который, к слову сказать, тоже служил в ВДВ. Дом не построил, но содержит в порядке родительский на Борисовском. Про посаженное дерево — информацией не располагаем. С учётом того, что Дмитрий Павлович отмерил полвека, это означает только одно: он ещё очень много сделает полезного. Для ВДВ. Для Качканара.

 Михаил Титовец

Поделиться:

Метки: ,

Комментариев: 1

  1. Забегаев Анатолий:

    07.08.2018 17:54

    Дима замечательный человек. В 90-х одновременно с ним строили клубы. Он – “Афганец”, мы “Локомотив”. Всегда помогал нам, если была необходимость. И соревнования вместе неоднократно проводили. На своем месте человек.

Посчитайте: