Гора Качканар телепортирует на время в другой мир

Вторник,3.03.2020  15:15
Анна Лебедева

«Здесь я свободен от забот и проблем, моя голова прочищается…» — говорит мне Антон, преподаватель экономики одного из университетов Тюмени. С Антоном я познакомилась в феврале в буддийском монастыре Шедруб Линг, что на горе Качканар. Раз в год мы обязательно поднимаемся на родную гору, в том числе к буддистам. Зимой уральская гора особенно прекрасна, она становится сказочной. Энергетика однодневного похода к буддистам заставляет прочувствовать связь с чем-то вселенским и мистическим, словно телепортироваться на короткое время в другие миры. А гора Качканар излучает магнетическую энергию, и это невозможно не заметить.

Дорога

Единственный путь на гору с недавнего времени — поселок Косья. Прежнюю дорогу через Западный карьер перекрыл комбинат. Зимой дорога до Косьи очень даже прилична, как и путь к вершине. Доезжаете до конца поселка — а там указатель на Шедруб Линг. Рядом с ним несколько домов с лентами из разноцветных кусочков ткани. Здесь живут полтора десятка человек, членов общины, с детьми, семьями. В поселке есть школа, детский сад. Дома выкупили, либо снимают. В поселке очень много заброшенных домов, поэтому найти жилье не составляет труда. Для гостей монастыря есть большая отапливаемая юрта здесь же, рядом с домами общины.

Добраться до Шедруб Линг можно как пешком за 1,5-2 часа, так и на снегоходе за отдельную плату. Если идти пешком, то не заблудишься: всюду есть указатели.

Дорогу в будущем планируют засыпать камнями, так как подниматься в остальные сезоны сложно и грязно. Советуют брать сапоги.

Монастырь

Гостям здесь всегда дадут возможность отогреться, напоят чаем, а если повезет, то попадете на обед. В будни людей меньше, чем в выходные.

На момент нашего посещения в монастыре проживало 8 членов общины, некоторых мы видели уже не впервые. Живут также и гости, правда, с одним условием: они должны соблюдать распорядок дня и ритм жизни общины. Это значит, что вставать и ложиться спать вы будете в определенное время. А в течение всего периода проживания выполнять различную помощь для общины (запас дров, стирка, готовка и прочее). Антон, о котором шла речь в самом начале, живет здесь уже второй раз, приезжает на две недели. Он не лежит сутками в постели, не размышляет бесконечно о смысле жизни, но жизнь монастыря и общение с членами общины дает Антону возможность перезагрузить голову от обыденности, отвлечься и понять, прежде всего, самого себя.

Будущее монастыря

Михаил Санников (лама Докшит), основатель местной общины, охотно беседует с гостями, если попадаете в его свободное время. Настрой ламы неизменен по вопросу будущего монастыря и, как всегда, философичен. Притча о Ходже Насреддине и ишаке передает основу его мировоззрения: «За 20 лет кто-нибудь из нас уж обязательно умрет», а пока — время идет, а вместе с ним и жизнь. И терять остатки времени на постоянные страхи — не имеет смысла. Поэтому члены общины продолжают просто жить.

По их словам, несмотря на закрытие дороги со стороны Западного карьера, посетителей не стало меньше. Многие из гостей оставляют свои данные и подписи в списках в  защиту  и сохранение монастыря.  «Как сами качканарцы относятся к монастырю?» — спрашивал у меня Антон. «По-разному» — отвечала я. Многие качканарцы не были не только в монастыре, но и просто на горе, в то время как сюда стекаются десятки тысяч путешественников в год.

Верблюд

Мы не могли покинуть гору, не увидев скалу Верблюд, которая находится недалеко от монастыря. Дорога к Верблюду оказалась занесенной снегом и было непонятно: где сугроб, а где просто возвышение. Медленно, порой ползком, мы все же добрались до местного красавца. Подмигнули друг другу (мы – Верблюду, а он нам), и стало немного грустно от той мысли, что когда-то он просто может исчезнуть, равно как и сама гора, хоть и наполовину…

Качканарцы — счастливый народ, ведь рядом с ним находится чудо природы — гора Качканар. У красноярцев есть национальный парк «Красноярские столбы», на южном Урале — национальный парк «Таганай», и, конечно, мне бы очень хотелось, чтобы мои родные места имели свой собственный национальный парк…

И кто знает, может, притча о Ходже Насреддине и ишаке на самом деле еще может показать, кто за 20 лет «выживет», а кто «умрет». У жизни есть свои планы на нас.

 

Поделиться:

Посчитайте: