Гаражный раздор

Вторник,4.12.2018  9:01
Василий Верхотуров

В редакцию за помощью обратился Владимир Козырев. Вот уже несколько лет шесть гаражей в гаражном массиве второго микрорайона, в котором, кстати, Владимир Александрович до сих пор является председателем, отрезаны от тепла. Когда-то имя Владимира Козырева было на слуху не только у автомобилистов Качканара, но и у ведомственных высоких начальников. Прошло время, и теперь это имя вызывает только непонимание, если не раздражение в тех же кабинетах и у тех же бывших клиентов мастера.

Активист Козырев

Гаражные кооперативы когда-то были сообществом привилегированных людей.

К числу таких относился и Владимир Козырев. Стать владельцем автомобиля или мотоцикла, а тем более гаража, было делом нелегким. Одни получали такое счастье по должности, другие – по близости к людям с такими должностями. Третьи просто могли купить за немалые деньги подобные привилегии.

Ни к одним из этих категорий не принадлежал Козырев. А гараж, рядом с гаражом Рудольфа Лебедева, получил только благодаря своим умелым рукам.

— Очень как-то хорошо получались у меня «жестяные работы», — с улыбкой вспоминает сейчас Владимир Александрович. — А на наших дорогах-буераках облицовка машин страдает чаще, чем все другое оборудование. А ведь это не только правка, это и грунтовка, и покраска такая, что от оригинала не отличишь.

— А вот гараж рядом с начальником милиции не по блату получили? — задаю провокационный вопрос.

— Да думай, что говоришь, – блеснул глазами Козырев. – Рудольф Павлинович был не того сорта! В нем стержень был стальной и честный. «По блату»… Нет, все работы по ремонту милицейских машин, прокуратуры, исполкома все делалось по определенной форме, по договору. А для этого помещение нужно было. У меня тогда мотоцикл «Урал» был, как бы служебный транспорт. От горкома комсомола.

Был тогда Владимир Козырев активным секретарем комсомольской организации АТЦ комбината, инструктором автодела ДОСААФ, шоферил на автобусе, развозя горняков по объектам. В старой пожелтевшей тетради хранятся давние документы тех договоров.

— Я тогда еще в ГОКе работал, так в наш автобус как-то врезался автомобиль областного глазного центра, — Козырев перелистывает многочисленные документы. – Меня пригласили туда и предложили такую цену, что пешком туда готов был бегать.

Коммуналка

— Гаражные наши сообщества жили раньше, как одна семья. Это же клуб по интересам был, — ностальгически вспоминает Владимир Александрович. — Помочь кому-то в ремонте, запчасти достать, просто по душам поговорить. Выбрали меня старшим в кооперативе. Гаражей прирастало. Отопление обеспечить и освещение, сливные каналы, эстакады построить. За все брался. Со всеми ведомствами находил общий язык.

Да, в точке врезки в теплотрассу был установлен теплосчетчик. Было обеспечено электроосвещение. И были, конечно, просрочки по платежам за все эти блага от гаражистов, но долги возвращались. Приходилось, и такое бывало, сначала заплатить за соседей из собственного кармана, а потом выхаживать оплату с должника. Неприятная такая миссия, — рассказывает председатель кооператива. – Но ведь это в интересах добросовестных плательщиков.

Потом вдруг что-то изменилось. Стали жить, как в дурной коммунальной квартире, где кто сильнее и наглее, тот и прав. Появились такие владельцы, которые для расширения своих площадей смогли демонтировать прежнюю теплотрассу, прокинуть ее, изменив утвержденные соответствующими службами технические условия.

— А возмущаться уже сил нет. Обидно, конечно, но коммуналка есть коммуналка, — констатирует Владимир Александрович. — Кто на кого сел, тот того и съел.

Вот договорились некоторые соседи и, вопреки, всему прокинули теплотрассу поверх наших шести гаражей. Наши гаражи просто обрезали. Почему отключили именно нас? Да как понять? Это нормальной человеческой логике не поддается. В это не вникают ни правоохранительные, ни хозяйственные структуры. – Козырев обреченно махнул рукой. – Не в причинах тут дело, а в следствии. Этим людям позволено все. Они сейчас в силе и во власти.

— Вот взял и вырезал все наши, оплаченные сообща, теплокоммуникации один сосед наш гаражный, и спроса нет. А это и трубы, и арматура запорная, немалой стоимости, кстати, – констатирует в окончании Владимир Козырев. – Надстроил другой сосед вплотную к стене моего гаража более высокую крышу. Все потоки талой и дождевой воды стекают на наши строения. Как от этого защититься?

— Вот когда нужен был, то считались со мной, уважали, а сейчас никому мы не нужны. Пинают все, кому не лень, вот что обидно, — сожалеющее говорит Козырев. — Не понимают, что ли, люди, что ничего на земле не проходит бесследно?

— Зачем надо было отрезать теплоподачу от гаража Козырева, по крыше строения которого проходит теплотрасса, — задавался я вопросом во время экскурсии по территории гаражей второго микрорайона. — Коммуналка, одним словом: изживаем одного жильца, занимаем его площадь.

— Не знаю, будет ли желание судиться, добиваться справедливости, — сомневается Козырев. — Ни во что уже не верится. Такое, видимо, время настало.

Отапливаем атмосферу?

На кровлях гаражей 2-го микрорайона — подснежные болота. Неизолированные потолки легко пропускают тепло. Куда уходит тепловая энергия? Еще года два назад, по заказу администрации КГО, одна из областных компаний проводила исследование теплопотерь в трассах города. Тогда представитель этой компании докладывал на заседании думы, что во многих местах города не нужны даже приборы для измерения теплопотерь. Это видно невооруженным глазом:

— Идете вроде по пешеходной дорожке, а она с подогревом. Снег на ней тает. Не роскошь ли?

А жители «деревяшек» на Первомайке, в 4а микрорайоне вынуждены платить за теплоснабжение своего ветхого жилья повышенную плату. Нынешним нуворишам, даже местного масштаба, чудится и надеется, что так будет всегда.

Нет, ребята, все не так. Все то, что вы сегодня льете на крышу гаража Владимира Александровича, завтра вернется к вам же. Круговорот воды в природе изменить нельзя. Ни за какие деньги, ни под покровительством никакой партийной принадлежности и вне зависимости от должностных полномочий.

Поделиться:

Посчитайте: