В Качканаре «похоронили» живого человека

Суббота,18.11.2017  18:31
Анна Лебедева

Курьезная и одновременно печальная история произо­шла не так давно с жителем Качканара Вячеславом Жан­давлетовым. 37-летний муж­чина жив и здоров, как вдруг узнает, что его похоронили. Все документы, что имеются у него на руках, в один миг ста­новятся недействительными. На прошлой неделе Вячеслав получил в УГХ свидетельство о смерти на свое имя. Полу­чается – человек живой, а по документам – нет. Случай, без сомнений, экстраординар­ный, ведь подобное проис­ходит крайне редко. Теперь в суде он должен доказать, что на самом деле жив.

Пожар с двумя неизвестными

А началось все в ночь с 14 на 15 октября, когда произо­шел пожар в типовом обще­житии 4а-88. Тогда погибли двое мужчин. Возраст погиб­ших называли 27 и 31 год.

В ту же ночь, в 3 часа, в дверь Вячеслава Жандавле­това, проживающего в дере­вяшке у бывшей школы №2, неожиданно постучались полицейские. Они уточнили у него фамилию и ушли, до­кументы смотреть не стали. Кто-то из соседей был сви­детелем того ночного визита полиции и подтвердил его личность. После этого Слава написал своей сестре, Ирине Спиридоновой, спросил, все ли в порядке с отцом, поду­мал, вдруг что с ним случи­лось. По словам женщины, она всегда на связи: дома ма­ленький ребенок, как любая мать, она, бывает, не спит по ночам.

– В ту ночь брат напи­сал мне про полицейских. Я объяснила, что с отцом все в порядке. Что хотели стражи порядка, мы так и не поняли. Помню, посмеялись еще на эту тему да забыли. А спустя какое-то время знакомые стали спрашивать, жив ли Слава, – вспоминает Ирина.

Так, в 20-х числах октября женщина встретила бывшую подругу брата.

– Вы Славу похоронили? – уточнила она, сославшись на информацию от знакомого пожарного.

И получила отрицатель­ный ответ. В тех же числах к несовершеннолетней дочери Вячеслава от первого брака приезжали полицейские и предлагали проехать на опо­знание отца в морг. Девочка рассказала матери о поли­цейских.

Информация о смерти качканарца передавалась по сарафанному радио, но не находила своего подтвержде­ния. Звонили даже отцу Сла­вы бывшие коллеги, хотели организовать сбор средств на похороны. Вячеслав с удивле­нием отвечал на звонки.

– Мне звонили, говорили, что я сгорел. Удивлялся: как так? Ведь я живой! – воскли­цает мужчина.

2 ноября, спустя две неде­ли, мужчин, пострадавших в пожаре 15 октября, похоро­нили на кладбище Именнов­ского. Жизнь Вячеслава с того времени окончательно пере­вернулась с ног на голову.

Папы нет, сына – в детский дом

Помимо дочери от пер­вого брака, у Вячеслава есть еще сын, которого он воспи­тывает вместе с тещей. Мамы у мальчика нет. 6 ноября, в первый день учебы после осенних каникул, бабушке позвонили из школы. В теле­фонном разговоре классный руководитель поинтересова­лась, правда ли, что в пожаре у нее сгорел зять.

Женщина знала, что Сла­ва должен прийти к ней в гости с минуты на минуту, и не понимала, откуда могла появиться такая информа­ция. Педагог, ссылаясь на ор­ганы опеки, объясняла, что поскольку папы нет, то с ре­бенком нужно что-то решать. И, возможно, отдавать его в детский дом.

– Нет же, это ошибка, он сейчас ко мне в гости придет, – говорила теща Вячеслава, уверенная, что с ним все в порядке.

Вячеслав и его родные ста­ли ходить по разным инстан­циям и выяснять, как могло такое произойти. Связались с опекой, загсом, а затем на­правились в Управление го­родского хозяйства и След­ственный комитет.

– В УГХ нам сказали, что Слава мертвый, свидетель­ство о смерти уже есть. Похо­ронили на старом кладбище, как чеченца, на 19 секторе, с его фамилией и его фото­графией. После того, как мы заявили, что он живой, пока­чали головой, мол, как такое произошло, ведь документы выписали следователи. По­гибшие лежали в морге с 15 октября. Говорят, патолого­анатом в морге сличал фото паспорта с умершим, лицо у которого обгорело при по­жаре, и установил, что это Слава, – рассказывает Ири­на. – Начальник Следствен­ного отдела мне ответил, что погибший был кем-то опознан, а искать родствен­ников – не их прерогатива. Но он вспомнил, что был инцидент, когда кто-то ска­зал, что это не Жандавлетов и готовые документы пере­делывали. Позднее их вновь оформили на Славу. Полу­чается, нужно было просто тело похоронить, а дело за­крыть.

8 ноября к Вячеславу до­мой приходили полицей­ские, посмотрели, что живой, записали номер телефона. 9 ноября он забрал в УГХ сви­детельство о смерти на свое имя. В УГХ объяснили, что деньги на захоронение полу­чили «чеченские» и 10 тысяч рублей выделил город.

– Я спросил: «Мне теперь эксгумировать тело?». Отве­тили, что в базе данных по­лиции уже есть его отпечатки. Есть там и мои, вот только их никто не стал сверять, – гово­рит мужчина. – Версий про­изошедшего много. Была и такая: вроде как во время по­жара один парень умер сразу, а второго спасали. Он на миг пришел в сознание. Один из спасателей спросил его: «Ты Жандавлетов?». Тот сказал да, а потом умер. Так и записали.

Доказать в суде, что живой

На прошлой неделе Ири­на Спиридонова написала в Интернете обращение к кач­канарцам, рассказав обстоя­тельства истории с пожаром и захоронением человека под именем ее брата, а также по­пыталась найти родственни­ков неизвестного погибшего. Один из мужчин был с посел­ка Сигнальный, его личность установлена, а второй – до сих пор неизвестен.

В минувшие выходные женщина съездила на старое кладбище Именновского, обо­шла захоронения с 19 по 22 сектор. Вместо двух свежих могилок нашла одну, и то без таблички и фотографии.

Сергей Данилин, началь­ник Следственного отдела по г.Качканар, ответил, что уста­новлением личности неиз­вестных трупов должны зани­маться оперативники.

– Материал через день после пожара был передан в МО МВД РФ «Качканарский», поскольку данные действия (поджог – прим. ред.) подпада­ют под признаки состава пре­ступления, предусмотренного ч.2 ст.167 УК РФ. Данное пре­ступление рассматривается сотрудниками органов вну­тренних дел. Установлением личности неизвестных трупов обязаны заниматься опера­тивные службы органов вну­тренних дел.

Со слов Ирины, оператив­ники сегодня также снимают с себя ответственность за этот случай, объясняя, что с тру­пами работают следователи. Поговаривают об эксгумации тела, но в полиции утвержда­ют, что дактилокарты с отпе­чатками покойного найдены.

Вячеславу Жандавлетову теперь предстоит через суд восстанавливать свое имя и документы в течение несколь­ких месяцев. За чужую халат­ную ошибку человек вынуж­ден бегать по инстанциям и собирать справки. Качканар­цы в соцсетях предрекают ему долгую жизнь.

Равиль Нуриев, заместитель начальника МО МВД России «Качканарский»:

— Из-за неверных сведений двух гражданских лиц, при­влечённых к процедуре опознания тела, была допущена ошиб­ка, вследствие которой умершим был признан живой человек. В ходе проверки по данному факту были найдены дактилокарты с отпечатками пальцев покойного, по которым удалось устано­вить его настоящие личные данные.

Радик Гимадиев, начальник УГХ

– Первоисточник информации о личности умершего – справка из полиции и морг. Отдел Загса по этим данным гото­вит свидетельство о смерти, а уже потом документы передают нам.

Насколько мне известно, было установлено, что в постра­давшей квартире проживали два брата. За телом мужчины никто не приходил несколько недель, он считался отказником. Как выяснилось позднее, человек на самом деле оказался жи­вым. Тело похоронили на выделенные средства из бюджета (по постановлению администрации о погребении). На каком этапе произошла ошибка и взяли данные живого человека, будут вы­яснять. Подобные случаи происходят крайне редко.

Поделиться:

Метки: ,

Комментариев: 1

  1. Kolobok:

    20.11.2017 08:43

    На прошлой неделе Вячеслав получил в УГХ свидетельство о смерти на свое имя

    а почему в УГХ а не в ЗАГСе? И почему ему выдали а не родственникам?

Посчитайте: