Волшебные руки Ольги Чиглинцевой

Понедельник,29.03.2021  11:03
Юлия Гофлер

Валяными из­делиями Ольги Чиглинцевой мы с коллегами лю­бовались давно, просматривая фото в соци­альных сетях. Увидеть плод её творчества вжи­вую нам тоже довелось: с сум­кой её производ­ства ходит наша Галина Красно­певцева.

Теперь хочется познакомить с творческой кач­канаркой наших читателей.

Призвание

С Ольгой мы встретились у неё дома. Оказалось, что и мастерская находится здесь же – в квартире. Как мне удалось выяснить, увлече­ние Ольги не случайно, она шла к этому давно. Училась в Кировском технологическом техникуме на конструкто­ра-модельера женской одеж­ды. После распределения попала в соседний город Лесной, работала конструк­тором в службе быта в цехе массового пошива.

— На «семёрке» прорабо­тала три года. Затем вышла замуж и уехала в родной Качканар. Здесь я родилась, училась.

— Почему именно эта профессия?

— Я всегда рисовала оде­жду, окончила художествен­ную школу. У меня мама пре­красно шьёт, тётя швея. Дяди прекрасно рисуют, притом, что не имеют художествен­ного образования. Это идёт от души.

Когда мы с Ольгой прохо­дили в мастерскую, я обра­тила внимание на знакомые костюмы и не могла не по­интересоваться.

— Эти костюмы я шила хореографической студии «Радость». Они на Маслени­це в них выступали. Светла­на Бабенко попросила меня сшить что-то тёплое, сей­час ведь дети в основном на улице выступают в связи с пандемией. В куртках — не­красиво. Мы со Светланой Петровной поговорили и решили, что сошьём такие душегрейки из Павлово-По­садских платков.

Костюмы Ольга в основ­ном придумывает сама.

— Помимо студии «Ра­дость», шьёте другим кол­лективам?

— В своё время шила «Гор­лице», иногда «Фиесте». В основном студии «Радость». У меня сын Александр там занимался, сейчас он уже ра­ботает и живёт в Екатерин­бурге.

Валять можно не только валенки

Шить костюмы — не един­ственное занятие Ольги Чиг­линцевой. Поскорей хочется узнать от мастерицы о валя­ных изделиях. Оказалось, и это стало для меня открыти­ем: валять можно не только валенки, но даже ботинки, кроссовки, балетки, босо­ножки и одежду.

— Я вам сейчас свои ва­ляные ботинки покажу, — Ольга приносит из коридо­ра тёмно-синие ботинки на шнурках. – У них идёт более тонкий войлок, но он очень тёплый. В валенках на са­мом деле важна не толщина, а плотность. Чем плотнее – тем теплее. У этих ботинок укреплены пятка и носок. При изготовлении исполь­зуется адаптированная к войлоку обувная технология. Когда я делала эти ботинки, возникла проблема, где уста­новить фурнитуру, вручную они ставились плохо, иска­ла долго. Не нашла, в ито­ге установила при помощи подручных приспособлений, а потом приобрела специ­альный пресс. Как говорит­ся: «Хочешь сделать хорошо — сделай сам».

Из войлока можно сделать не только валенки, но и ботинки

После Ольга достаёт с полки, казалось бы, обычные валенки, только украшенные и на подошве.

— Это обычные валенки на ТЭП подошве (ТЭП — по­дошва обуви, изготовленная из термопластичной рези­ны — принципиально новый материал для обувной подо­швы, — прим.авт.).

— Какие морозы выдер­живают ваши валенки?

— Я беру ТЭП подошву до минус 50 градусов. Вдоба­вок она не скользит. Я маме своей валяла валенки и про­водила тест-драйв, чтобы посмотреть, насколько в них тепло и не скользко. Вален­ки прошли испытания, я в них даже с горки на ногах не смогла съехать.

Ольга приносит огромное лекало, похожее на вырезан­ный из бумаги сапог велика­на.

— На такое лекало я рас­кладываю шерсть, чтобы сделать валенки 36-го раз­мера. Раскладывается, ука­тывается, притирается, поливается кипятком в про­цессе валяния, прополаски­вается в кипятке, чередуя с холодной водой.

Чем хороши валенки: в них ноги не мёрзнут и не по­теют. Наверняка вы замеча­ли, что бабушки некоторые ходят даже летом в валенках. Им в них комфортно. Шерсть хорошо регулирует темпера­туру.

Чтобы деньги водились, нужно носить красную обувь

Сейчас из войлока даже туфли валяют, а ещё балетки, босоножки. Даже кроссовки делают, притом изумитель­ные. Я планирую в ближай­шее время начать делать кроссовки. Есть одежда из войлока, причём, очень кра­сивые вещи бывают: платья, в том числе и летние, муж­ская одежда. Можно доба­вить в изделие шёлк, вискоз­ные волокна.

В доказательство того, что из войлока можно сде­лать всё, что угодно, Ольга показывает варежки. Они тоненькие, практически не­весомые, но очень тёплые, уверяет рукодельница. Сле­дом она достаёт сумки, они тоже свалены её руками.

— Откуда берёте вдох­новение?

— Даже не знаю. Напри­мер, у меня есть папка на ноутбуке, там картинки при­роды, детских рисунков, или просто цветовая палитра. Иногда просматриваю их для вдохновения. Войлок, непредсказуемый материал: никогда нельзя спланиро­вать, что конкретно у тебя получится. Неизвестно, как ляжет декор на войлок, ты можешь только предпола­гать.

Сумка для ноутбука из войлока

— Физически трудно за­ниматься валянием?

— Конечно. Помимо это­го, это ещё и долгий процесс. Шерсть бывает разная: есть та, которая легко валяется, а есть, которая будет долго ва­ляться, нужно прикладывать усилия.

— Где вы научились это­му мастерству?

— Самостоятельно, в Ин­тернете смотрела уроки, ма­стер-классы. Но, например, ботинки училась делать на очном мастер-классе в Ека­теринбурге.

— Когда начали зани­маться валянием?

— В 2015 году. Я тогда смотрела разные картинки, чтобы найти вдохновение. Мне захотелось сделать ку­клу, и нужна была голова, я искала, как слепить голову. И увидела валяные головы, по­том увидела валяные сумки. Мне они очень понравились, решила сделать такую себе. Нашла мастер-класс и сдела­ла, могу показать, она до сих пор у меня есть, теперь она вместо авоськи. Следующим изделием стали домашние тапочки для родных. Жалко, что я поздно пришла к этому занятию.

— Ваши изделия пользу­ются спросом?

— Тапочки пользуются спросом в Питере, потому что там, наверно, сквозняки. Валенки — в Сибири. Мёрз­нуть никто не любит, — улы­бается Ольга.

Изделия Ольги, как она сама говорит, «гуляют» на Ямале, в Санкт-Петербурге, Челябинске, Москве, Казани, Екатеринбурге, Красноярске, Новосибирске, Краснодаре и в Башкирии.

— Где берёте материа­лы?

— Через Интернет всё за­казывать приходится. Что-то в Екатеринбурге можно купить.

Проверка водой

Многие боятся, что вален­ки намокнут, в городе в них не походишь. Поэтому пред­почитают кожаную обувь. Но Ольга с этой теорией не со­гласна.

— Я хожу в своих валяных ботинках, и они ещё ни разу не промокли. Когда войлок плотный, качественный, он не будет промокать. Конеч­но, если целенаправленно их мочить, жамкать, то структу­ра волокна нарушится и вода пройдёт.

— Валяные ботинки, ва­ленки можно мыть?

— Их даже стирать мож­но. Я племяннице своей делала ботинки, она живёт в Екатеринбурге, там в них ходит; сами знаете, какая в Екатеринбурге бывает грязь. И я постирала эти ботинки: замочила в тазике со щадя­щим моющим средством, а прополоскала и высушила в машинке. Стирать в ма­шинке такие изделия нель­зя. Ничего с ботинками не стало: не деформировались, не сели. Сама по себе шерсть очень хорошо отдаёт грязь.

Я всегда проверяю свою обувь после того, как сва­ляю. Набираю в них воду; если вода не течёт, значит, валенки уже плотно сваля­ны.

Пилинг на ткани

Использование этого термина применительно к ткани я услышала впервые от Ольги. Оказывается, это профессиональный термин. Так называют катышки на ткани.

— Я только начинала учиться в техникуме, нам рассказывали про вискозу и приводили пример: «На­верняка в вашем детстве были шерстяные гамаши, они всегда протирались, и дело здесь не в шерсти, а в вискозе, именно она уходит, забирая с собой шерсть». Ещё именно из-за вискозы в составе бывают катышки на одежде.

— Для чего тогда добав­ляют вискозу?

— Вискозные волокна придают изделию блеск, декоративность, армируют войлок и имеют массу ка­честв, свойственных шерсти и шёлку.

На все руки мастер

Ольга листает фотогра­фии в ноутбуке.

— Эти тапочки у меня за­казывала женщина, у кото­рой проблемы с ногами. Ей нужно обязательно ходить на трехсантиметровом каблуке, даже дома. Вот такие тапоч­ки мы сделали. — Ещё делаю такое, — Ольга показывает на фото подсвечники. — Если творить, то во всех областях. Ещё делаю рождественские венки, юбочки под ёлку, ма­ленькие ёлки.

Замечаю на ёлках малень­кие валеночки.

— У вас даже на ёлках валенки?

— Это шептуны, им мож­но желание своё нашептать под Новый год. Я всегда дарю своим подругам и родным на Новый год то, чем можно украсить дом, что хранится годами, конечно, сделанное своими руками, чтобы они могли каждый Новый год доставать, наряжать дом и вспоминать меня.

— Подругам с вами по­везло.

— Мне с подругами тоже,— смеётся Ольга. — Они у меня замечательные.

Был в нашей семье слу­чай, — вдруг вспоминает рукодельница. — Сын учил­ся тогда в 4 классе, им нуж­но было написать сочине­ние про маму. Я тогда ещё не валяла, но шила. И нам на собрании дали почитать эти сочинения. Саша писал: «Моя мама такая замеча­тельная, шьёт много костю­мов…» А в конце сочинения написано: «Она иногда меня даже кормит». На самом деле он рано научился гото­вить себе сам. А что делать, если мама всегда занята. Он мне всегда помогал, напри­мер, отрывал флизелин, ког­да я делала аппликацию на одежде.

Свалять за день

Ольга показывает готовую подошву и инструменты, ко­торые нужны при валянии: колодки, лейка, почти всё деревянное.

— В негодность всё при­ходит быстро, нужно об­новлять. Вот для тапочек подошва. Клей для подошвы идёт специальный, его ак­тивирую с помощью строи­тельного фена. Сначала всё проклеивается, потом при­шивается.

— Сколько времени ухо­дит на изготовление того или иного изделия?

— Смотря, что делать, например, варежки могу за день свалять, но потом ещё день нужен, чтобы их за­декорировать. Сумку могу дня два валять, и полтора дня уходит на декорирова­ние. Есть валенки, которые я могу за день свалять, а есть такие, которые я буду валять два-три дня, смотря какая шерсть, какой раз­мер, высота, объём. Я могу встать утром и закончить в три часа ночи, это и бу­дет называться: сваляла за день.

Варежки из войлока совершенно невесомые

За эксклюзив и натуральность

— Как вы считаете, по­чему люди сейчас больше стали интересоваться ве­щами, которые сделаны своими руками?

— Люди сейчас перехо­дят на всё натуральное. У нас сейчас настолько всё искусственное, что у людей появилась потребность в натуральности, тем более, у многих аллергия появляется.

Ручная работа всегда це­нилась. Изделия не похожи друг на друга.

Почему в своё время мне захотелось идти учиться на конструктора-моделье­ра? Потому что все ходили в одинаковом: сером, скуч­ном. Можно было идти по улице и через человека здо­роваться со своим пальто. Сейчас, к слову, то же самое: девушка пришла на вечер в платье и увидела точно та­кое же на другой, всё — вечер испорчен. Если бы она сши­ла на заказ, то смотрела бы на себя и думала: «Неужели у меня такая фигура».

Запрос рождает интерес

— Готовы научиться ещё чему-нибудь?

— Видите, на полке лента лежит зелёная?

— Да.

— Я сейчас изучаю тей­пирование. С помощью него идёт процесс омоложения и оздоровления. Буду помо­гать себе и своим родным. По мере поступления за­просов появляется интерес к чему-то. Например, сейчас практикую полимерную гли­ну.

У меня стенка из кирпи­чиков при входе сделана, её я тоже делала сама. Потому что покупать такую плитку будет дорого. Поэтому я ку­пила пару мешков финиш­ной шпатлевки и несколько банок ПВА.

По жизни я придержи­ваюсь такого правила: «Нет понятия «не умею» — есть понятие «не пробовала». Хочешь сделать – бери и делай, в процессе всё полу­чится».

У меня комод стоит в ком­нате, это мне друзья отдали старый, разваливающийся комод. Мы вместе с мужем Геннадием его отреставри­ровали, осталось только по­красить.

— Муж поддерживает вас во всём?

— Живём же мы 28 лет, — смеётся Ольга. — Значит, поддерживает. Если я не успеваю, он прекрасно мо­жет помочь по дому.

Ольга сама водит маши­ну, три-четыре раза в не­делю ходит в тренажёрный зал.

— Просто сидеть на ди­ване и ничего не делать — скучно. Хотя иногда хочется просто сесть и смотреть те­левизор. Но после такого дня у меня начинается приступ угрызения совести. Столько сделать нужно, а я просиде­ла.

Поделиться:

Посчитайте: