«Убийцы моего сына до сих пор на свободе»

Пятница,16.09.2016  13:39

Андрей Виноградов умер в реанимации, не приходя в сознание от жестоких побоев, кото­рые ему нанесли слу­чайные собутыльники. Трагедия произошла еще в декабре 2015 года. И вот пошел уже девятый месяц, а дело всё еще не доведено до суда. Мало того, причастные к смерти Андрея не арестова­ны, живут на свободе, находятся под подпи­ской о невыезде.

1105-01Как удалось устано­вить следствию, за несколько дней до роковой ночи 38-лет­ний Андрей Вино­градов поссорился со своей гражданской женой и ушел из квартиры в 4а микрорай­оне, которую они совместно снимали. У мужчины была своя комната в общежитии 4а-72, но попасть туда он не смог: комнату сдавал под­руге своей жены. Андрей ку­пил спиртное (на карточке у него было 6-7 тысяч рублей) и в общежитии уже выпивал то один, то с одним соседом, то с другим. Запойные дни продолжались, а перено­чевать и приткнуться было негде. Один из жильцов об­щежития, куда просился переночевать Андрей, его не пустил, другой мужчина сжалился над неприкаян­ным бродягой и впустил к себе в комнату заночевать. Так какое-то время мужчи­на скитался по коридорам этого общежития, выпивал. К сожалению, шанс на спа­сение был упущен – мама Андрея до трагедии дважды приходила в общежитие, уз­нав, что сын ушел от жены, но дверь в секцию общаги никто не открывал.

В ночь на 27 декабря Ви­ноградов попал в комнату к Сергею, который снимал жильё в том же общежитии. У Сергея в тот вечер наме­чалась очередная пьянка, в комнате собралась компа­ния из четверых мужчин. Занесла туда нелегкая и Ан­дрея Виноградова. Причем, Сергей успел «накидать» Андрею еще в общем кори­доре общаги, когда вышел встречать гостей. Избитый, в сильном алкогольном опьянении, Виноградов про­должил выпивать в новой компании, периодически засыпал или терял сознание от того, что собутыльники его избивали. Он очухивал­ся, ему снова наливали вод­ки, снова били: кулаками, ногами, головой. Особенно пострадавшему досталось, когда он набедокурил на кровати Сергея. В ту ночь невменяемого от алкоголя Андрея не только били, но и издевались над ним. По показаниям одного из об­виняемых, с пострадавшего сняли одежду, снимали его в голом виде на телефон.

К тому времени жилец комнаты Сергей уже уехал к сожительнице. Двое остав­шихся, видя, что дело пло­хо, вывели бесчувственного Андрея на улицу, потом бро­сили его в бессознательном состоянии на улице возле дома №55 в 4 микрорайоне. Полуживого мужчину подо­брали прохожие и занесли его в подъезд дома, чтобы тот не замерз на улице. Од­нако по каким-то причинам ни прохожие, ни жильцы дома не спешили вызвать «скорую» умирающему че­ловеку. «Скорую помощь» вызвал лишь мужчина-врач, который живет в этом подъ­езде, это было только в 9.30 утра. Ему позвонила жена и сказала, что, по информации их соседки, в подъезде лежит мужчина без верхней одеж­ды. Причем такая деталь: по показаниям одного из сви­детелей, заносили избитого мужчину в подъезд в пухо­вике и ботинках, а утром его обнаружили уже без верхней одежды и без обуви.

В избиении Андрея Вино­градова принимали участие трое молодых мужчин в воз­расте от 20 до 30 лет: Сергей, Константин и Виталий. Все работали в охранном пред­приятии, родом не из Кач­канара, двое из них ранее судимы, судимости погаше­ны. Полицейские по горячим следам разыскали подозре­ваемых, они дали явку с по­винной. Но позднее, узнав, что потерпевший скончался в реанимации, так и не при­ходя в сознание, отказались от своих показаний. По но­вой версии, каждый из них всего один раз ударил Ан­дрея, один из компашки во­обще заявил, что он лично Виноградова не избивал и никаких повреждений ему не наносил. И все они в по­казаниях сливают друг друга, отводя себе весьма скром­ную роль в акте жестокого избиения по сути совсем не­знакомого им человека.

Из показаний Кон­стантина: Виталий ударил его головой в голову. От уда­ра Виноградов сел на кро­вать, и Виталий нанес ему несколько ударов кулаком в область лица. Я стал Вита­лия успокаивать…. Лично я Виноградова не избивал.

Из показаний Вита­лия: Услышал в общем коридоре шум, выглянул и увидел, как Сергей бьет кулаком по лицу Андрея, который пытался зайти в чью-то комнату. У Ви­ноградова было видно, что лицо опухло от удара и по­явилась краснота на лице. 

…Костя пнул его ногой по голове, Виноградов упал на кровать… Костя снимал голого Виноградова на те­лефон… Потом он пнул его ногой еще раз. Виноградов упал на кровать и ударил­ся головой о стену, у него из носа пошла кровь…

Из показаний Сергея: В комнату без стука зашел мужчина, был сильно пьян, я пригласил его выпить с нами. Он выпил спиртного и лег на кровать… Ударил один раз рукой по лицу, бил ли в живот – не помню. … Кроме этого больше ника­ких ударов не наносил, в ко­ридоре и комнате его не бил. Мне позвонила сожитель­ница и просила приехать, я уехал на такси и оставил ключи Косте. Потом со слов Кости узнал, что Виталий побил Виноградова.

Андрея Виноградова обна­ружили в подъезде с серьез­ными телесными повреж­дениями: кроме ссадин и кровоподтеков почти на всех частях тела, у мужчины обна­ружили черепно-мозговую травму в виде субдуральной гематомы, ушиб головного мозга, кровоизлияние под мягкую мозговую оболочку, кровоподтеки лица, уха и волосистой части головы. От полученных травм Андрей скончался. Трое подозрева­емых обвиняются в умыш­ленном причинении тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, совер­шенном группой лиц, по­влекшем по неосторожности смерть потерпевшего — ч.4 ст. 111 УК РФ.

У подозреваемых изъяли телефоны, в которых удалось восстановить снимки потер­певшего, а также переписку, в которой участники крова­вой бойни сознаются в при­чинении телесных повреж­дений. Доказательств вины подозреваемых даже на пер­вый взгляд в деле более чем достаточно.

Нина Демьяновна: «Теперь мне остается только страдать»

Нина Демьяновна: «Теперь мне остается только страдать»

Срок предварительного следствия по уголовному делу 6 месяцев, однако прошло уже почти девять месяцев, а суд всё еще не состоялся. Мама убитого Нина Демьяновна истоптала пороги следствен­ного отдела и прокуратуры, но дело все равно откладыва­ется по разным причинам.

— Я знаю, что в деле есть переписка обвиняемых, они там договариваются, как ввести следствие в заблужде­ние, как уйти от ответствен­ности. Прокурор отправляет обвинительное заключение обратно следователям, не подписывает его, видимо, недоделки какие-то видит. Был суд по выбору меры пре­сечения, но судья отказал в том, чтобы их взяли под стражу на период следствия. По каким причинам, я не понимаю. Почему всё это тя­нется, кому это выгодно? То один адвокат преступников в больнице, то у другого адво­ката лицензия не продлена — и всё находятся какие-то причины, чтобы затянуть дело. Я слышала, что у одного из обвиняемых родственник в полиции работает. Не знаю, может, жалобу в генераль­ную прокуратуру написать, что дело так затягивают? Эта трагедия очень сильно подорвала мое здоровье, у меня уже нет никаких сил, не знаю, как на суд пойду, — го­ворит Нина Демьяновна.

На данный момент дело находится у следователя следственного отдела Евге­ния Захарова, обвинитель­ное заключение предвари­тельно готово, Евгением Захаровым подписано, но визы прокурора города Дми­трия Быкова в документе еще нет. Изначально срок предварительного следствия был установлен шесть меся­цев, теперь срок продлили до 12 октября.

— В деле есть свои нюансы, прокурор считает, что еще недостаточно доказательств, что надо доработать, и мне возвращают обвинительное заключение, — комментиру­ет Евгений З а х а р о в . — Дело мо­жет рассле­доваться до года, а может и больше. Чтобы окон­чательно ра­з о б р а т ь с я , надо прове­сти очень много работы, лю­дей опросить, следственные мероприятия провести. По этому делу много свидете­лей. Еще не найдены люди, которые потерпевшего раз­дели-обобрали, но этим за­нимается полиция.

— Почему обвиняемые по такой серьезной статье не заключены под стражу?

— В отношении одного из обвиняемых состоялся суд по выбору меры пресечения, су­дья не стал его закрывать. Я не знаю почему — так посчи­тал суд. Остальных я не стал задерживать, они ходят ко мне и вовремя отмечаются.

— Неужели еще недоста­точно доказательств?

— Доказательства есть, но чтобы это дело довести до суда, мне надо еще пора­ботать, еще провожу опре­деленные мероприятия. Но безнаказанными они не останутся. А маму погибше­го я, конечно, понимаю, она сына потеряла…

P.S. Какая интересная у нас в стране практика по выбору меры пресечения: за наркоторгов­лю, убийства, причинение тяжкого вреда, по­влекшего смерть, до суда не арестовывают. А за оскорбление чувств верующих, например, сразу закрывают до суда и без следствия.

Недавний случай – видеоблогер из Екатеринбурга играл с телефоном в храме, ловил так называемых покемонов, сопро­вождая это своими комментариями с ненормативной лексикой, опубликовал об этом видео в своем блоге, его арестовали сразу на два месяца и обвиняют в экстремизме и оскорблении чувств верующих. Правда, позднее по жалобе его выпустили из СИЗО под домашний, но всё же арест.

В Качканаре по резонансному делу о наркоторговцах его участники находились под подпиской о невыезде, и недавно почти все они благополучно подались в бега. По делу об из­биении Андрея Виноградова обвиняемые тоже под подпиской, живут себе обычной жизнью. Мы будем следить за развитием событий, ведь когда-то же это дело должно дойти до суда .

Ангелина Богданова

Поделиться:

Посчитайте: